Товарищеские игры
Спартак
vs
Чертаново
Москва
03 июня, 13:02 Puta Padre +43 4 комм. 1741

Легенда Шеда

Это рассказ о тех временах, когда стадионы в Королевстве еще не были театром, а публика их посещавшая, еще могла называть себя фанатами, и покуда не превратившаяся в пьяных клоунов, что ныне смешат весь мир на выездах. Дань памяти старой школе, ныне оставшейся жить только в книгах старика Дуги.
Осенью 1963 года на "Шед Энде" появляется один юноша, которому суждено было стать символом преданности клубу и метрономом десятков тысяч болельщицких глоток на три десятка лет. Звали его - Мики Гринуэй. Этот рядовой суппортёр вошёл в историю прежде всего тем, что родившись буквально в считанных метрах от "Стамфорд Бридж", он на протяжении тридцати лет в дни матчей первым вступал на "Шед Энд".

Его узнавали по фирменному кличу "Зигга-Загга!", служившему знаком к началу мощной шумовой атаки, во время которой сотоварищи Мика дожны были не жалеть ни глоток, ни лёгких.

Что подвигло этого тщедушного человека стать лидером и заводилой на "Шеде"? В один из первых его серьёзных выездов, он с группой в десяток человек побывал на поляне "Ливерпуля" "Энфилд" и был потрясён до глубины души зарядами, глушившими всё и вся, нёсшимися с их знаменитой "Коп".

"Наши болельщики более активны на выезде, ибо на "Бридже" нету той атмосферы , которая подстёгивает тебя выкладываться по полной . Кричать громко - можно . Но нужно это делать слаженно , все , как один ..." - Гринуэй, в программе матча "Челси" - "Уоркингтон", декабрь 1964-го.

Решив не посрамить "Бридж", Мики нашёл, что для усиления звука очень подходит низкая крыша "Шед Энда", под которой даже с небольшим количеством товарищей ему удавалось поднять великолепный рёв. Орал он так, что народ слух терял. Дальше-больше. В дело подключили мегафон, да и сами болельщики, кто был не прочь поорать, сплотились вокруг Гринуэя, вытеснив проходных "туристов".

"Шед" загремел на всю округу, пугая ворон на монументах Бромптонского кладбища. Этот рёв не прекращался даже в те хмурые времена, когда, казалось, пришёл конец и самому клубу и стадиону.

Мики стал легендой "Челси", настоящим фольклорным персонажем - в клетчатом пиджачке, шапочке клубных цветов и непременным задрипанным портфельчиком под мышкой.

Гринуэй не был из тех психопатов, которые не раздумывая прыгают в толпу чужих болельщиков или наряд полиции, хотя драк не чурался и, бывало, нос ему сворачивали под самыми невероятными углами. Если для Дэнни "Эклс" Аркинсона и Стива "Icky" Хикмотта, прославленных кулачных бойцов челсийских фирм, футбол отошёл на второй план, то для Гринуэя потасовки оставались необходимым злом. Однако он пользовался непререкаемым авторитетом у самых отмороженных любителей помахать кулаками.

Его уважали и чужие . Он как то опоздал на одну из игр со "шпорами" в конце шестидесятых на "Парк Лейн". Весь первый тайм болельщики "Тоттенхэма" тянули: "Where's your Greenaway?" (Где ваш Гринуэй?). А после перерыва суппортёры "Челси" расправили крылья - Мики грянул свою "Zigger Zagger, Zigger Zagger". Даже толпа "шпор" присоединились с "Oi Oi Oi".

Легенда гласит, что бросание сельдерея - это его выдумка. Многолетняя традиция была сломана в 2007-м, когда несколько растений упали на поле. ФА тут же обязала клуб запретить подобное хулиганство, что и было сделано.

Его юмор тоже вошёл в легенды. Как то у него спросили, почему Кен Бейтс не ввёл его в директорат, как Мэтью Хардинга? Мики ответил, что между ним и Хардингом существует одно маленькое различие - у него просто не было денег.

В девяностых Мики Гринуэй попал под раздачу прессы. Тогда третировали таких, как он. Мики был назван в "News Of The World" лидером "Хэдхантэров" и обвинён в организации массовых беспорядков в Брайтоне, что было ложью от начала до конца. Но как настоящих левых либералов, работников СМИ никогда не интересует истина. Клуб поспешил перекрыть ему кислород, лишил права посещать матчи команды и полностью абстрагировался от своего преданнейшего болельщика. Это был сокрушительный удар. Гринуэй не только не был хулиганом, он не терпел сквернословия. Ещё в октябре 1966 года он написал заметку в предматчевой брошюрке, призывая не употреблять мат на стадионе.

В довершение ко всему, Мики лишили работы, а имея такой скандальный имидж, новую он искать и не пытался.

Мики не дожил до времён российских миллионных закачек в "Челси". Он умер без гроша в однокомнатной социальной каморке в Catford и похоронен в скромной могиле на кладбище недалеко от стадиона "КПР". Может это и к добру, что он не увидел этих изменений? Кто знает...

Гринуэй забыт большинством, только его кричалки живы до сих пор. Правда, того вопля на "Стэмфорд Бридж", который мог выдавить из своей глотки Мики, больше не услышишь - он канул в небытие вместе со смертью самого Мики Гринуэя. Наверное, в том, что эстафету никто не подхватил, есть глубокий смысл: другого Мики быть не может.

Источник: www.chelsea.com.ua
+43
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.