Зал Славы Спартак Москва - ГАВРИЛОВ Юрий

Всю жизнь он делал свою игру. Ему мешали. Очень. Никого из всех замечательных футболистов не было жалко так, как Гаврилова. Он столь неуклюже, несовременно падал, утыкаясь своим длинным носом в часто плохонький газон, что становилось страшно. Страшно от того, что иные-то катались, ползали и плакали - Гав-рилов просто лежал. И вот когда он так замирал, становилось ясно: дела плохи. Юрий Васильевич относился к той категории мужчин (впрочем, единственной), которые в своей работе идут до конца.

Спартаковские болельщики помнят Гаврилова как человека непреклонного. Хотя бы потому, что он совершенно не стремился в стиле раннего Бесчастных нака­зать соперника нефутбольными действиями. Было одно исключение - так тогда все вместе пихались, потому как за Черенкова.

К Феде Гаврилов относился, как к младшему брату. Они и вправду понимали друг друга по-родственному. Но ведь, как известно, даже для матери каждый ребенок прекрасен по-своему. Гаврилов и Черенков, являясь футбольно близкими людьми, отнюдь не повторяли друг друга.

Нет, мужество, приверженность к фэйр плэй, интеллектуальная игра отличали обоих. Разница - в другом.

ГАВРИЛОВ Юрий

Гаврилов - скорее стратег, Черенков - тактик. Гаврилов намечал, Черенков творчески использовал. Без одного не было бы другого. Однако стоит учесть, что до какого-то момента даже Лобановский Черенкова в сборную брал - Гаврилову с приходом Валерия Васильевича в главной команде страны места не находилось. И наоборот: ранее при Бескове из «полевых спартаковцев» в сборной остался лишь Гаврилов. В чем тут дело?

В том, что Юрий Васильевич всегда являлся не только воспитанником Константина Ивановича, но и своеобразным Бесковым на поле. Неслучайно мэтр, приняв в начале 90-х «Асмарал», сразу же призвал 39-летнего Гаврилова под странноватые московско-иракские знамена. Причем полузащитник принял приглашение, совершенно не вспоминая про свое изгнание из стана красно-белых перед сезоном-86. Потому что они с Бесковым одного поля ягоды. Каждый по-своему стремился создать в конкретной игре из конкретной команды мыслящий организм. Что это такое? Попробуем объяснить.

Прекрасен лозунг: «Каждый воин, знай свой маневр!» Но он - для киевского «Динамо». При Бескове «Спартак» исповедо­вал другое правило: «Каждый воин, твори свой маневр».

Важно отметить, что всеми качествами обычного хорошего игрока Гаврилов обладал. Например, был почти безупречен в остановке мяча, хлестко бил с обеих ног (причем мог выстрелить, как из пушки, - однажды в матче с цска с 30 метров неожи­данно потряс перекладину), умел выдвинуться вперед в качестве типичного центрального нападающего и побороться на «втором этаже» - однако все это совершалось по мере необходимости. Постоянным же оставался пас, удобный, под ногу, позволявший партнеру ударить и забить.

ГАВРИЛОВ Юрий

Именно в качестве пасующего Юрий Гаврилов и пребудет в истории советского футбола. Недаром великий Игорь Нетто столь горячо приветствовал появление в спартаковской команде скромного динамовского дублера. И пусть Игорь Александрович играл несколько глубже, нежели Юрий Васильевич, суть не менялась: необходимо отпасовать товарищу, дабы тому в итоге было комфортно поразить цель. Мяч требовалось довести чуть ли не до линии ворот неуступчивого соперника. А уж тогда - закатить.

И Гаврилов закатывал: и «Хаарлему», и «Арсеналу», и еще много кому в национальном первенстве, ставши в 1983 году главным голеадором страны. Но все-таки и в том сезоне он оставался прежде всего мастером паса. Причем его передачи реши­тельно выделялись на общем фоне. А фон в советском чемпионате выглядел роскошным. По-крайней мере два плеймекера из союзных тогда Киева и Тбилиси в понимании игры не уступали спартаковцу. Буряк и Кипиани - превосходные футболисты. Вообще есть мнение, что грузин и украинец смотрелись на поле совершеннее москвича. Однако нужно понимать: это совершенство было связано с последними исполнителями, имевшимися у них под рукой. Гаврилова же года два понимал лишь Ярцев,

но пара лет - так мало для настоящей футбольной связки. Когда же возмужал Родионов, уже играл Федор Черенков, которого сам Юрий Васильевич и вырастил - только никто этого не заметил. Стойкий, сутулый, несколько неуклюжий Гав­рилов на самом деле воспитал собственным при­мером целое спартаковское поколение. Характерный штрих: после недавнего матча ветеранов «Спартака» с киевлянами Вагиз Хидиятуллин, долго подбирая слова, выдавил со своей неизбежно светлой улыбкой: «А хорошо, что Гаврилов забил!» А то плохо!

Очень даже хорошо, что и на пороге 50-ле­тия человек не разучился забивать. Но чрезвычайно важно осознать следующую непрелож­ную истину: Юрий Гаврилов - наше националь­ное достояние. Его успешная работа в Африке говорит о том, что в скором времени классный игрок может превратиться в перспективного тренера. Однако его становлению нужно обяза­тельно помогать. Юрий Васильевич должен ра­ботать не в «ДРугих» Конго, а в России, причем на солидном уровне...

Rambler's Top100
Администрация | О сайте
Fanat1k.ru © 2004-2017