Зал Славы Спартак Москва - ГУЛЯЕВ Николай

Спорт полон парадоксов. Пожалуй, в 30-40-е годы было немало игро­ков индивидуально посильнее Николая Гуляева. И в 50-70-е громче заяв­ляли о себе другие специалисты-наставники, куда больше Гуляева рабо­тавшие со сборной СССР. Но именно Николай Алексеевич первым в исто­рии отечественного футбола сделал «золотой дубль» (выиграл чемпионат и завоевал Кубок в одном сезоне) как игрок и как тренер. И это было справедливой наградой за преданность великой игре.

Анатолий Исаев, один из учеников Гуляева, передавал рассказы спар­таковских ветеранов:
- Он знал свои возможности, никогда не являлся звездой, но в любом матче, в любой игровой ситуации был там, где приносил наибольшую пользу команде - нападающим, полузащитником и даже защитником. Ни­колай Алексеевич всегда делал то, что мог, и даже чуть больше, и его име­нитые партнеры полностью доверяли ему и ценили его.

Так же лаконично, но веско отзывался о Гуляеве-футболисте Константин Есенин в справочнике «Спартак»: «Лучшие игровые качества - тактическая грамотность, выносливость, трудолюбие».

Ну а о тренерских достоинствах Николая Алексеевича лучше всего написал Николай Старостин:

ГУЛЯЕВ Николай

«Порядок бьет класс» - основной принцип в работе этого специалиста. Он верил в сей девиз по опыту. Под таким флагом сам играл в москов­ском «Спартаке». С этим лозунгом как тренер завоевал с родной командой свои золотые призы.

Они добыты огромным трудом и особой ответственностью за пору­ченное дело.

С точностью кремлевских курантов все годы своей работы в «Спарта­ке» являлся Н.А.Гуляев на занятия. Много разных игроков прошло через его руки за этот период. Среди них были мастера с мировыми именами, олимпийскими отличиями и золотыми медалями чемпионов на груди.

Имелись ласковые, но избалованные славой и потому не особо дис­циплинированные. Находились отменные гордецы, недотроги, кое-кто тя­готел к футбольной богеме. И всех их, несмотря на разноликость, в конце концов приучил к аккуратности и дисциплине упорный старший тренер. С братом Виктором. Пусть Николай Алексеевич не особенно гнался за модой. Пусть любил семь раз примерить и только потом отрезать. Зато подготовку команды строил на солидном фундаменте, стены выводил крепкие, крышу стлал добротную.

Говорят, ему посчастливилось напасть на алмазные россыпи. Пусть так, но ведь и драгоценные камни нужно суметь отгранить и от­шлифовать».

ГУЛЯЕВ Николай

Алексей Парамонов, знаменитый спартаковец 50-х, говорил: «На­верное, мы понимали футбол лучше, чем наш тренер. Но никогда не по­зволяли себе выставлять это напоказ».

Но следующие поколения спартаковцев, игравших под началом Гу­ляева, были уже не столь щепетильны. В частности, вступал в конфлик­ты с ним Геннадий Логофет, а Александр Кокорев и Александр Минаев записывали забавные оговорки тренера, которые, по мере приближения к шестидесяти годам, он стал допускать все чаще. Вроде такой: «Когда надо спешить, ты не спеши, но делай все побыстрее». Тем не менее скрупулезность при разборах игр, жесткое отношение к нарушителям спортивного режима по-прежнему оставались визитной карточкой Николая Алексеевича.

Завершив тренерскую карьеру, он продолжал пристально следить за родной командой. В качестве инспектора Федерации футбола СССР наблюдал за работой Олега Романцева в «Красной Пресне» и Орджони­кидзе ив 1989 году рекомендовал Николаю Старостину пригласить мо­лодого специалиста в «Спартак». Уже будучи пенсионером, старался выбираться не только в расположенные неподалеку от дома «Лужни­ки», но и в сокольнический манеж, пока тяжелый недуг не запер его в четырех стенах...

Обидно, что о кончине Гуляева отечественные газеты сообщили как-то вскользь, хотя примерно в те же дни известию об уходе из жизни англичанина Стэнли Мэтьюза отдали первые полосы...