Зал Славы Спартак Москва - ХИДИЯТУЛЛИН Вагиз

Андрей Петрович Старостин о Хидиятуллине сказал: «Горячий супер­мен футбола». Великие старики потому и таковы, что говорят объемно. Уже стараешься представить образ - только, к сожалению, не всегда получается. Ну а молодое поколение болельщиков скорее вспомнит Вагиза в майке «Динамо», когда от него, 35-летнего, легко убежал такой юный, такой всячески «подающий» Радимов.

Между тем Хидиятуллин был создан именно для футбола. Его физическая конституция, определяющая, видимо, и особую пластику, упрямо, неукоснительно твердит о единственно-неповторимом игровом виде спорта. Необходимая гибкость, быстрота, поворотливость, чувство дистанции попросту приговорили татарского юношу ростовского футбольного воспитания на зеленое поле.

Но футбольными талантами Бог Советский Союз не обидел, как извест­но. Однако Вагиз Хидиятуллин среди них занимает особое место. Нет, речь не о том, что он обязательно гений. Для Хидиятуллина футбол представлял саму действительность. Реальность. Сегодня, в век компьютеров, можно было бы говорить, похоже, о некой виртуальной реальности, что тоже не будет до конца точно. Ибо там, на поле, он по-настоящему жил. Не только боролся, ругался, бился - но и мирился, общался, объяснялся, радовался с помощью круглого мяча на ровном изумрудном газоне, используя передачи, подкаты, остановки, удары, замахи сильными своими ногами и лебединые взмахи своими длинными руками. И соперник в этом принимал столь же действенное участие, что и партнер. В эти известные полтора часа Хидиятуллин проживал годы...

Смотрите: вот идет он, гордо подняв голову (князь Святослав: «Иду на вы»), на массу противника, успевая при этом оглядывать минимальные дер­ганья на выход готовых к броску товарищей.

А еще: стелется в умном подкате, после которого свои могут запросто убежать.

ХИДИЯТУЛЛИН Вагиз

Или - превосходно бьет, отправляя мяч размышлять, какой угол выб­рать - кстати, Вагизовы штрафные левой вовсе не исчерпывают весь его ударный арсенал.

Весь вопрос: в каком матче? А ведь и не скажешь точно. В игре с «Тулу­зой» 1986 года или скандальном «перестроечном» поединке с «Днепром»

был уже поздний Хидиятуллин, по-прежнему блестящий (он же тогда умудрился сыграть и центрального нападающего, и цент­рального защитника сразу!), но все же переживший травму 1982 года и несколько лет идиотского безделья. Конечно, помнится, чуть ли не в одиночку разгромленный Вагизом датский «Эсь-берг» 1980 года - но то не противник все же.

Все воспоминания - осколки. И, наверное, ничего здесь удивительного и нет. Хидиятуллин всегда играл хорошо, но великолепно -взрывами, эпизодами. Когда взрыв происходил, становилось аж страшно: неужели он так может играть весь матч и вообще всегда? Нет, не всегда. Почему? Да простят его ровесники, искренне уважаемые мастера: Вагиз не находил постоянного понимания. Опять же, потому что кто-то рубился, играл, творил - он же жил. В 1980 году просто не хотелось верить, что Вагиз переходит в цска. Болельщики успокаивали себя, что лучше Москва, чем зэков охранять - отслужит и вернется, что... да мало ли аргументов, чтоб горе залить.

В цска Вагиз Хидиятуллин стал, наконец, футболистом. Та­ким, как надо. Чтобы, значит, штрафной организовать, потом его и забить авторитетно: технику-то, что называется, не пропьешь. Ну а в итоге и ничеечка, глядишь, и два очечка: Вагиз со штраф­ного врезал - остальные в той «звездной» команде занимались на поле курсом молодого бойца.

ХИДИЯТУЛЛИН Вагиз

Вновь, как кадр, в глазах стоит: Хидиятуллин справа пытает­ся пройти Олега Романцева. Тот, вроде, его и задевает (а может, и нет), но новоиспеченный армеец падает убитым воином. Роман-цев иронично улыбается, руки к груди прижимает (а Вагиз все трупом лежит), потом штрафной дают. Смотреть - больно.

А потом после ужасного столкновения с Черенковым в дву-сторонке перед отъездом на чемпионат мира будут скитания по непонятным армейским клубам. Потом он счастливо вернется. И - уже по-хорошему - уедет в «Тулузу».

Впрочем, как обычно бывает с большими игроками, радости что-то немного в итоге. Недовоплотился, не вышло, хотя стал, между прочим, серебряным призером ЧЕ-88. Да и чемпионом мира тоже - пусть и среди молодежи - в 77-м, где под конец, ког­да всех перебили, играл нападающего. Так что, может, мы все не­сколько и драматизируем...