Зал Славы Спартак Москва - ИСАЕВ Анатолий

Футбольный путь будущего олимпийского чемпиона начинался на стадионе при московском заводе «Красный пролетарий». По собствен­ному признанию Анатолия Исаева, он отнюдь не превосходил сверстни­ков - не хватало ни фактуры, ни раскрепощенности. А потому обычно его держали в запасе.

Непростым был и переход в команду мастеров. Исаева призвали в армию, службу он проходил в Подольске, где никакого футбола по сути не было. И вдруг весной 1952 года пришел вызов на сбор в Сочи, где занималась команда ВВС под началом Всеволода Боброва. Чем-то новичок приглянулся легенде советского спорта, и тренер стал заниматься с парнем индивидуально. Исаев рассказывал:
-Частенько играли с ним в «квадрате», и советы иной раз он давал на повышенных тонах. Я даже как-то терялся, стыдно было. Но потом, после тренировки, Всеволод Михайлович всегда подойдет, обнимет, и напряжение как рукой снимает.

После расформирования ВВС Анатолий попал в «Спартак», где про­вел лучшие годы карьеры. Да и вообще он говорил, что самое ценное в жизни пришлось как раз на этот период. И когда доигрывал в ярославс­ком «Шиннике», даже не хотел выходить против красно-белых в кубко­вом матче - сама мысль об этом казалась кощунственной. А потому, по­весив бутсы на гвоздь, с радостью пошел к Никите Симоняну вторым тренером. И шесть сезонов сотрудничества с ним называл яркой поло­сой.

ИСАЕВ Анатолий

Из партнеров в «Спартаке» молодому Исаеву очень многое дал Ни­колай Дементьев, а из тренеров наибольшее впечатление произвел в сборной Гавриил Качалин. Именно под его руководством Анатолий и товарищи выиграли золотые медали на Олимпиаде в Мельбурне. Кста­ти, автором решающего гола в финале мог оказаться именно Исаев. Вот его рассказ:
- Дело было так: Татушин проскочил с мячом к лицевой, а я успел заметить, что вратарь югославов переместился к ближ­ней штанге, набежал на нее и прошу передачу. Борис немного недодал, так я как бы поднырнул под мяч и головой перекинул его назад, через вратаря. Мяч так и так попал бы в ворота, ну, а Ильин добил его с линии. В первое время было обидно.

Впоследствии журналиста Льва Филатова очень занимал этот момент: вправе ли был нападающий «отнимать гол» у това­рища? Но на вопросы Филатова специалисты отвечали: Ильин обязан был добить - а вдруг случился бы какой-нибудь невероятный отскок? Слишком высокая цена была у победы, чтобы не подстраховаться.

К футболу Исаев относился бескорыстно, ничего для себя не требовал, и слава Богу, что находились люди, которые выбивали какие-то блага для него и других спартаковцев. Так, в 50-е годы благодаря высокопоставленному болельщику в московском руководстве игрокам красно-белых были выделены квартиры. Анатолий Константинович вспоминал:
- Для меня это стало полнейшей неожиданностью. Жили ведь вшестером в одной комнате, спали, где придется. Я - чаще всего на сундуке. И тут - отдельная квартира. Долго не верил, даже рассказывать кому-то боялся...

ИСАЕВ Анатолий

Повезло Исаеву с заступника­ми и много лет спустя, когда рабо­тал тренером в Тюмени, но руко­водство клуба не торопилось вып­лачивать положенное по контракту. Между тем боли в ноге (последствия травмы, полученной в финале Кубка СССР 1957 года против московского «Локомотива») требовали лечения, и опять-таки только вмешательство влиятельных почи­тателей привело к тому, что деньги он получил.

Очень расстраивало Исаева, что со временем доверительные отношения между футболистами и тренерами стали редкостью, все регулируется только условиями контракта. Ведь сам он играл в ту эпоху, когда команду действитель­но можно было сравнивать с семь­ей, где люди старались быть ближе друг к другу.