Кубок России по футболу 2017/2018, 1/16 финала
Кубань
vs
Спартак

Зал Славы Спартак Москва - МОСТОВОЙ Александр

Как же обидно должно быть спартаковскому болельщику, что вре­мя расцвета таланта Александра Мостового пришлось на лихую пост­советскую годину! Можно только догадываться, каким был бы «Спартак», проведи самый умный и тонкий футболист 90-х все десятилетие в клубе. Но, наверное, тем и хорош футбол, что оставляет у каждого из нас простор для воображения...

Ассоциируется ли хотя бы у одного болельщика Мостовой с Санкт-Петербургом и с цска? С Северной Пальмирой - если только по печальной памяти матчу Кубка Интертото «Зенит» - «Сельта», где был на пару с Валерием Карпиным освистан питерскими горе-фанатами. Знали ли они, что родился будущий Царь (так называют Александра в Испании) в Ленинградской области, и лишь пять лет спустя родители переехали с ним в Подмосковье? Потом наступило время цска - точнее, армейской футбольной школы. Четыре часа ежедневно он тратил на дорогу - и лишь для того, чтобы после выпуска быть отпущенным не оценившими его тренерами на все четыре стороны.

Четыре месяца будущая звезда «Спартака» проучилась в... ПТУ. Перспектива армейской службы выглядела для Саши гораздо реаль­нее футбольной.

И тут произошла встреча, которая перевернула в его жизни все. Начинающий футболист Мостовой попал в «Красную Пресню» к на­чинающему тренеру Олегу Романцеву. Это была судьба.

МОСТОВОЙ Александр

Уже спустя год Романцев передал стремительно прогрессирующе­го Мостового «старшему брату» - «Спартаку». Константин Бесков влюбился в талант хрупкого паренька с первого взгляда: 18-летнему игроку было предоставлено место левого полузащитника в основном составе, и он был признан лучшим новичком чемпионата СССР 1987 года. Но ярче сухих фактов - и этого приза, и мячей «Вердеру» с дрез­денским «Динамо» в Кубке УЕФА, и 6 голов в год первого за восемь лет спартаковского чемпионства - врезавшийся в память эпизод из фильма «Невозможный Бесков». В раздевалке после матча мэтр гла­дит по голове юного Мостового и приговаривает, указывая на Черен-кова: «А учиться надо у Федора...»

И Александр учился - у Бескова, у Черенкова, у Дасаева, в номере с которым прожил два сезона. К тому времени опытные игроки начали уезжать за границу, и когда Бескова во главе команды сменил Романцев, 20-летний Мостовой стал одним из лидеров красно-белых. Ту «команду волосатых» - его, Шалимова, Кулькова, позже Радченко - болельщики признали и полюбили сразу. Вот только долго просуществовать ей было не суждено.

В сезоне-90 память мгновенно выдает два момента, связанных с Мостовым. Сначала - гол, признанный «Футбольным обо­зрением» лучшим в году. Очевидцам его не забыть никогда: Александр «на носовом платке», практически не сходя с места, на­крутил шестерых (!) игроков харьковского «Металлиста» и отправил мяч в сетку. К обрушившейся после того мяча славе Мостовой был еще не готов - телеинтервью давал стеснительно, с трудом подбирая слова. Позже, прожив несколько лет за границей, он в совершенстве выучит испанский, французский и португальский, говорить станет красиво, уверенно и откровенно, а мимика будет выдавать в нем еще и незаурядного актера.

Момент второй - это 7 ноября, когда в метель, при стотысячном стечении публики в «Лужниках» Мостовой огорчил Диего Марадону и его партнеров по «Наполи» победным послематчевым пенальти в ответном поединке Кубка чемпионов. Пятый, решающий удар («Спартак» к тому моменту забил четырежды, итальянцы - трижды) Романцев доверил исполнить именно ему.

МОСТОВОЙ Александр

Уезжал Мостовой год спустя уже игроком первой сборной, забившим победный мяч норвежцам в Осло - один из решающих в отборочном цикле Евро-92. Уход произошел, увы, не мирно: в последний момент Александр предпочел более выгодному для московского клуба контракту с леверкузенским «Байером» соглашение с «Бенфикой», где теплую компанию ему составили Сергей Юран и Василий Кульков. Если бы Романцеву сейчас напомнили его тогдашнюю реакцию: что Мостового он больше знать не желает, наверное, тренер бы не поверил.

Теперь Олег Иванович говорит: «Ну какую установку я могу дать Мостовому? Саша сам все знает». И когда лидер нашей национальной ко­манды чувствует, что сегодня требуется не красо­та, а мужество, - выходит в решающем отбороч­ном матче в Белграде на незнакомой и к тому же неблагодарной позиции опорного полузащитника, царствует на «втором этаже», умирает в подкатах и не проигрывает ни одного единоборства. И вкладывает в то, что делает, всю душу -стоит только вспомнить слезы после неправедного пенальти в Словении.

Только таким людям и устанавливают брон­зовые памятники при жизни, как сделали это в благодарность Мостовому жители испанского города Виго. А живи Александр в другое время -может, сделали бы это и болельщики «Спартака».