Зал Славы Спартак Москва - ПОПОВ Петр

Защитник, пришедший в краснопресненскую команду из ЗКС, отличался бесстрашием и на поле, и в жизни. Впрочем, чего может испугаться в игре че­ловек, прошедший гражданскую войну и получивший немало наград? Но шрамы его украшали и военные, и футбольные: в борьбе за мяч шел до конца, порой сталкиваясь с нападающим головами. И в ЗКС, и в «Красной Пресне», а затем и в «Пищевиках» он неоднократно становился чемпионом Москвы, привлекался в сборную города.

Петр Попов состоял в родстве с братьями Старостиными, будучи женат на их сестре. Но, разумеется, Николай Петрович включил его в десятку лучших отечественных тренеров не поэтому. Попов принял «Спартак» в 1939 году в уникальной ситуации - команда перед этим сделала дубль под руководством Константина Квашнина. И сумел сразу же повторить достижение! Ни одному специалисту в отечественном футболе подобное не удавалось.

Справедливости ради, стоит сказать, что спартаковцы практически сохра­нили прошлогодний состав: не играл только Станислав Леута, зато вернулся после службы в армии Анатолий Акимов. Но сезон все равно получился не­простым, и лишь мощный финиш обеспечил команде первое место. Констан­тин Есенин писал: «Спартак» в этом году был командой без единого слабого места - с отличными вратарями, надежнейшей линией обороны и хорошо на­лаженной атакующей игрой. Эта команда до сих пор вспоминается как пример слаженного ансамбля».

В книге «Звезды большого футбола» Попову посвящен такой отрывок: «Работал он весело. В баню с командой ездил париться. Нальет вместо кипятку в шайку пива, затем ментоловых капель -и все это в печь. Пар вылетал мягкий, с запахом хлеба и мяты. Сам проникал в легкие.
- Из такой парной - футболист герой! - приговаривал тренер, наяривая себя сразу двумя вениками.

Ребята «старшего» быстро полюбили, хотя нагрузки он им закатывал потогонные. Правда, народ в команду был подобран гвардейский. Кроме того, матчей в сезоне игралось поменьше, чем сейчас. В группе «А» существовало 14 команд. Нравилась футболистам кроме разнообразия в тренировках и цветистая речь Петра Герасимовича.

Был он неисчерпаем на воспоминания, знал тысячи курьезов о старых игроках. Умел одновременно держать в руках деся­ток мячей и поочередно швырять их игрокам на удар.

ПОПОВ Петр

Сам с утра до вечера находился на стадионе, часами гоняясь по полю с такими оголтелыми футболистами, как вратарь Вла­дислав Жмельков, который, казалось, готов был и есть, и спать в воротах. В выходные дни тренер таскал за собой ребят в лес на охоту, за грибами или на рыбную ловлю».

В ЗО-е годы отношение к режиму было не слишком строгое, и сам Петр Герасимович не видел ничего предосудительного в том, если одна-другая победа будет отмечена бокалом шампанского. Как вспоминал Николай Старостин, приходилось прово­дить со старшим тренером разъяснительную работу.

В 40-е Попов также был арестован по сфабрикованному «делу Старостиных», но обошлось без серьезных последствий. Ве­ликую Отечественную войну он закончил офицером в Германии и после победы остался там работать тренером армейской футбольной команды.

Затем судьба забросила Петра Герасимовича в Казахстан, а позднее на Украину. Когда «Спартак» приезжал на матчи в Киев,

москвичи обычно брали своего бывшего тренера в автобус, следо­вавший на стадион. Николай Ста­ростин писал: «Каждую игру «Спартака» в Киеве он неизменно посещал, хотя неосторожность на охоте сильно повредила ему зре­ние. Он свои последние годы носил очки со стеклами уникальной толщины.

ПОПОВ Петр

Сидел на тренерской скамье, но видел далеко не все.

Душой не старел. Бывал счаст­лив при удачах. При проигрышах чужие восторги тушил воинствен­ным кличем: «За нами не пропадет! Долги платим».

Наверное, несправедливо, что Петр Герасимович Попов не был отмечен званием заслуженного тренера СССР или хотя бы РСФСР. Ведь специалистов, приводивших команду к дублю, в нашей стране можно пересчитать по пальцам.

Rambler's Top100