Зал Славы Спартак Москва - ШАЛИМОВ Игорь

Наверное, в футболе он мог достичь гораздо большего: звание чемпиона Европы среди молодежных команд и выступление за итальянский «Интер» в год, когда клуб стал обладателем Кубка УЕФА, вовсе не выглядели потолком для Игоря Шалимова. Но в дальнейшем какие-то преграды он воздвиг сам, какие-то были выстроены уже независимо от него...

В детстве примером для Игоря стал старший брат Павел, который тренировался в «Локомотиве». Туда же поначалу записался и Шалимов-младший. Но после того, как железнодорожники переиграли ровесников-спартаковцев, а он забил все три мяча, Игорь Александрович Нетто взял способного мальчишку в свою группу. В Сокольниках Игорь занимался до самого выпуска. Его отец Михаил Павлович вспоминал:
- Футбол был для него всем. Вел спортивный дневник, куда заносил результаты матчей своей команды, не пропускал ни одной тренировки.

В 17 лет Шалимов дебютировал в высшей лиге, но даже эффектный мяч в ворота «Торпедо» (кстати, это самый «молодой» спартаковский гол в чемпионатах страны) не стал гарантией места в основе «Спартака». Лишь в 1988 году Константин Бесков стал выпускать его на поле посто­янно. В лидеры команды он вместе с Александром Мостовым вышел уже в 90-м, когда во Францию уехали Федор Черенков и Сергей Родионов. В тот сезон он был включен в состав сборной СССР на чемпионат мира, и это обстоятельство добавило футболисту уверенности в себе.

В 91 -м последовало приглашение в итальянскую «Фоджу». О причинах отъезда Игорь говорил откровенно:
- В нашей стране не чувствую, что у меня есть какая-то слава. Фут­бол стоит где-то на десятом месте - у людей слишком много забот, и они не уделяют этой игре такого внимания, как в Италии. В Союзе быть звездой, считаю, невозможно.

ШАЛИМОВ Игорь

Переход в именитый «Интер» сам Шалимов назвал этапным - состо­ялась смена обычной команды серии А на ту, которая способна выигры­вать еврокубки. К тому же сумма трансфера явилась рекордной для российских легионеров. Однако в Италии в отношениях между футболистом и работодателем существовало слишком много нюансов, в которых приезжему из Восточной Европы разобраться с ходу было сложно. Поэтому и менялись так часто клубы - немецкий «Дуйсбург», швейцарский «Лугано», итальянские «Удинезе» и «Наполи».

В 1993 году Игорь оказался в центре конфликта в сборной России. Группа игроков настаивала на замене перед чемпионатом мира в США тренера и наведении порядка в национальной команде в целом. Примечательно, что Шалимов не соглашался со словом «бунтари»: «Бардак был и раньше, просто мы первые, кто сказал о нем». Часть отказников впоследствии изменили позицию и дали согласие на поездку в США. Другие - и Шалимов в их числе - продолжали стоять на своем. Александр Мостовой объяснял потом:
- Он просто не мог поступить иначе, потому что находился в числе инициаторов. Другим отозвать подпись было проще, а Игорь не хотел терять лицо.

На чемпионатах мира он так больше и не сыграл. Впрочем, куда большей трагедией для Шалимова стала двухлетняя диск­валификация, которую наложила в 99-м итальянская федерация футбола после того, как в организме игрока был обнаружен запрещенный препарат нандролон. А получилось вот что:
- Когда я находился в госпитале в отделении реанимации, врачи ввели мне ретаболил, содержащий нандролон. Итальян­ские функционеры придрались к тому, что почта доставила до­кументы на день позже положенного, и мне даже не дали слова сказать. Я оказался в положении человека, у которого отняли дело жизни. И теперь понимаю, какие чувства испытывали люди, карьера которых прервалась по той или иной причине в 30 лет.

ШАЛИМОВ Игорь

У нас в стране специалисты в его профессионализме не со­мневались. Например, врач «Спартака» и сборной России Юрий Васильков говорил:
- Игоря знал с тех пор, когда он еще был мальчиком. А превратился во взрослого мужа - в плане отношения к своему здоровью, подготовки к матчам. Игроки, выступающие в российском чемпионате, должны брать с него пример.

Шалимов до последних дней жизни своего учителя Игоря Нетто помогал ему материально. Впоследствии стал учредителем фонда имени Нетто, который выдвинул идею приза «Лидер национальной команды» для вожака российской сборной по итогам каждого года. Фонд устраивает различные ветеранские и детские турниры, а на могиле Игоря Александровича при его участии установлен памятник.

Rambler's Top100