29 ноября 2013, 10:30 ФК Спартак 253

Унаи Эмери: "Федун скоро станет чемпионом"

Эмери начал говорить о "Спартаке" сам, не дожидаясь вопросов.
– Удивительное совпадение: наш разговор проходит ровно через год после того, как закончилась моя работа в "Спартаке". Последняя игра – против "Динамо" – состоялась в этот самый день. И только теперь я даю первое большое интервью о России. Странно…
– Я пытался сделать с вами интервью еще до того, как вас уволили, но вето на разговор накладывал "Спартак". Почему руководители клуба запрещали вам общаться с российскими журналистами тет-а-тет?
– Меня это тоже удивляло.– В прошлое воскресенье вы выиграли у "Бетиса" 4:0 в своем первом дерби на "Рамон Санчес Писхуане". Каким вам показался этот матч по сравнению с главным московским дерби – противостоянием "Спартака" и цска?

– Дебютным для меня оказалось все-таки предыдущее севильское дерби – в прошлом сезоне на стадионе "Бетиса", когда мы сыграли вничью – 3:3. А что касается атмосферы этих встреч… Что в Севилье, что в Москве это страстные и принципиальные игры, которые болельщики выделяют на фоне других матчей. Это больше, чем игра за три очка.

– Фанаты какой из красно-белых команд – "Спартака" или "Севильи" – лучше поддерживают своих футболистов?

– Я бы не стал их сравнивать между собой, но обе фан-группировки, на мой взгляд, лучшие в своих странах. У "Севильи" болельщики очень эмоциональные и страстные, как и у "Спартака". И они по-настоящему верные: остаются со своей командой и в дни побед, и, главное, в дни поражений.

– В испанском чемпионате не слишком приняты массовые поездки болельщиков на выездные матчи. Удивило ли вас в свое время, что фанатский сектор "Спартака" был заполнен в каждой гостевой игре?

– Это было очень приятно. Причем когда мы играли, например, в Краснодаре, то на стадионе было очень много местных болельщиков "Спартака", а не только приехавших из Москвы. И так – повсюду. Я сразу почувствовал, что "Спартак" – это народная команда, за которую болеют по всей стране. Именно в этом ее главное отличие от "Севильи", которая связана прежде всего со своим городом.

* * *


– Почему вы вообще решили покинуть Испанию и искать новый клуб за границей?

– Я провел в "Валенсии" четыре сезона, и мы трижды занимали третье место – сразу после "Барселоны" и мадридского "Реала". Я мечтал о новых вызовах в своей карьере, а найти в Испании команду после "Валенсии" – это сложно.

Вариант со "Спартаком" привлек в первую очередь возможностью выиграть чемпионский титул. Еще это был шанс узнать новую страну, окунуться в незнакомую реальность. Одна беда: перестроиться на другой чемпионат оказалось куда сложнее, чем я думал.

– Кто конкретно пригласил вас в "Спартак"?

– Впервые узнал, что москвичи мной интересуются, когда мне позвонили от Дмитрия Попова. Он и Леонид Федун были теми людьми, которые хотели, чтобы я работал в "Спартаке".

– Вы знали, что идете в команду, в которой генеральный директор раньше работал ее главным тренером и по-прежнему сохраняет тренерские амбиции?

– Хочу подчеркнуть: я очень благодарен "Спартаку", Леониду Федуну, Дмитрию Попову. Должен быть благодарен и Карпину. Но получилось так, что мы не работали все вместе, в связке, у нас не получилось хорошего сотрудничества, и при этом мои знания о российской лиге были явно недостаточными.
У меня не было времени изучить все нюансы российского футбола, понять "Спартак" изнутри. И это стало тормозом.
К сожалению, я не смог достичь взаимопонимания с Поповым и Карпиным. Не считаю, что это чья-либо вина. Просто у нас не получилось работать вместе.
Я по-прежнему слежу за командой. Мне симпатичен "Спартак", я отношусь к нему с большой нежностью и симпатией, искренне желаю удачи всем руководителям клуба. Все мы тогда немного ошибались – и я, и президент, и Карпин, и Попов. Жаль, что нам не удалось сработаться.

– С самого начала?

– Начиналось все хорошо, я был доволен. Мы одержали три победы в трех стартовых турах чемпионата России, прошли "Фенербахче" в квалификации Лиги чемпионов и вышли в групповой этап, что было очень важной задачей. Команда с новым тренером хорошо развивалась. Но прошло месяц-два, и я перестал узнавать команду. Многие футболисты не выдерживали темпа, игрового ритма. А самое печальное, что некоторые перестали выкладываться, отдавать все свои силы на поле. Они оставались равнодушными к тому, что происходило.
Этих людей нужно было убрать из команды. И сейчас их в "Спартаке" нет. Уже тогда Карпин, Попов и Федун знали, кого конкретно надо поменять. Что в итоге и было сделано, но уже после моего ухода. А у меня не хватило времени, чтобы понять, что на этих футболистов нельзя рассчитывать.

– Если бы у вас было больше времени, ситуация исправилась бы?

– Нет. Главная проблема была не в том, что мы не выигрывали. Проблема была в том, что команда перестала быть командой. Это нормально, что тренера увольняют, если нет результата. Мы были разъединены – и с футболистами, и с большинством руководителей клуба. Только Леонид Федун всегда помогал мне и поддерживал.
Вдобавок не было никакого контакта с журналистами в России, и это тоже стало проблемой. Ни единого журналиста среди друзей! Так нельзя: корреспонденты располагают информацией изнутри, и важно поддерживать с ними отношения, чтобы быть в курсе разнообразных течений. В итоге я не смог вовремя узнать, что обо мне из клуба распространяется негативная информация.
Я видел, что остался в одиночестве. Мне жаль, что так получилось, потому что я хотел работать в "Спартаке" долго. Хотел хорошо работать и привести "Спартак" к чемпионству. В последние дни моей работы в "Спартаке" Федун по-прежнему старался меня поддерживать, но команда уже не работала. Повторю: она перестала быть командой.

– Качество игры "Спартака" снизилось после травм Ромулу и Макгиди, согласны?

– Да, это два футболиста топ-уровня, важнейшие игроки для "Спартака". Ромулу, порвавший связки в матче с "Ростовом", был огромной потерей. На Макгиди я тоже очень рассчитывал, но он хотел уйти из команды, был нацелен на отъезд и потому не был сконцентрирован на работе. Я много общался с Макгиди по этому поводу. В итоге он все-таки остался и снова обрел мотивацию.

– Покупал ли "Спартак" футболистов, которых вы хотели видеть в команде?

– Только после моего ухода. Тино Коста, Глушаков, Мовсисян, Боккетти – покупку всех игроков мы обсуждали, но они пришли в команду, когда меня в ней уже не было. Еще Езбилис, Барриос. Когда я только пришел в "Спартак", речь шла о многих, но в итоге было принято решение пока не делать больших кадровых изменений, чтобы я мог лучше узнать потенциал тех футболистов, что уже были в составе. А получилось, мы теряли время. Когда я познакомился с Веллитоном, он был уже немотивированным игроком. То же самое происходило с Эменике. Карпин их сразу же убрал, когда возглавил команду после меня.
Но в целом пребывание в России было позитивным опытом. Я узнал много нового, изучил российский футбол, общался со многими интересными людьми. Например, с Фабио Капелло. В целом я доволен теми шестью месяцами, которые жил на базе "Спартака".

– Почему там, кстати?

– Из-за московских пробок. Я не хотел каждый день тратить по два часа на дорогу из Москвы в Тарасовку и столько же обратно, поэтому предпочел жить на базе. Наверное, это было не лучшим решением. Все-таки голова должна иногда отключаться от работы. В итоге за полгода я так и не успел толком узнать Москву.

– Как у вас складывалось с Романом Асхабадзе?

– У меня с ним были хорошие отношения. Он интересный человек, который знает много языков. Я бы даже сказал, что он был близок со мной. Но потом, когда внутри клуба уже не было единения, Асхабадзе оказался на стороне Карпина и Попова. И я окончательно почувствовал себя одиноким. В последний месяц уже никого в клубе рядом со мной не было.

– Вы знаете, где был Веллитон в ночь перед игрой с "Динамо", ставшей для вас последней?

– Нет.

– Свидетели утверждают, что он побывал в ночном клубе. Сам Веллитон выложил в интернете фотографию с той вечеринки в компании с Поповым и Асхабадзе. Справедливости ради надо отметить, что против "Динамо" он в любом случае играть не мог из-за травмы.

– С Поповым и Асхабадзе? (сокрушенно качает головой. - Прим. А.В.). Понятно. К тому времени уже никто в команде не верил в тренера.

– Но почему так получилось? Может быть, возникли проблемы психологического характера?

– Порой мне было сложно находить общий язык с российскими игроками. Я недостаточно глубоко понимал русский менталитет, это было моей ошибкой. Преподавательница по русскому языку говорила, что я так и не понял русскую ментальность, особенности национального характера. Мне не хватило времени на это. И это сыграло свою роль. Я не смог до них достучаться.

– А что, Карпин и Попов не помогали вам лучше понять российских игроков?

– Попов очень помогал в начале, но потом отношения стали не столь хорошими. При этом я хочу вновь подчеркнуть, что благодарен руководителям "Спартака": ведь именно они изначально сделали на меня ставку. В первые три месяца мы работали очень хорошо. Потом устали, и многие игроки перестали быть приверженными команде, появилось равнодушие. Веллитон, Эменике… Всех их потом поменял Карпин. Но я, кажется, об этом уже говорил.

– С какими еще футболистами были проблемы?

– Не столько проблемы. Просто надо было поменять игроков, вот и все.

– И с __ю_ой не было проблем?

– Не было. Но заметьте: он тоже сейчас не в "Спартаке". Его убрали.

– Вы знаете, кто сейчас лучший бомбардир чемпионата России?

– Конечно, знаю. __ю_а. Но, скажите мне, __ю_а играет в сборной?

– Нет.

– И я знаю, что нет. В том-то и дело.

– Вы в курсе, что сказал про вас __ю_а после игры с "Динамо"?

– И что же?

– Он назвал вас тренеришкой.

– (долгая пауза.) Он теперь не в "Спартаке". Не в "Спартаке".

– Давайте представим, что вы работаете тренером сборной России. Впереди чемпионат мира в Бразилии. Взяли бы туда __ю_у, лучшего бомбардира чемпионата России?

– Я тренер "Севильи".

* * *


– Ваша тренерская карьера развивалась по восходящей. Вы вывели на новый уровень "Лорку" и перешли в "Альмерию". Вышли с "Альмерией" в примеру, отлично там дебютировали и снова ушли на повышение – в "Валенсию", которую тоже вывели на новый уровень по сравнению с ее предыдущими четырьмя сезонами. Можете сказать, что "Спартак" – это для вас первый неудачный опыт?

– (очень долгая пауза.) Дайте подумать. (опять очень долгая пауза.) Некоторые игроки "Спартака" работали хорошо. Другие работали хуже. Это нормально, так происходит во всех командах. Но проблема в том, что в "Спартаке" была еще и третья группа игроков, – это те, которые много говорили за пределами поля.
В хорошем футболисте важно не только то, что он показывает качественную игру. Важно и то, что он должен говорить внутри команды, а не снаружи. Не распускать слухи, не вредить команде словами, не выносить лишнюю информацию за пределы коллектива. К сожалению, в "Спартаке" некоторые футболисты предпочитали откровенничать с журналистами вместо того, чтобы работать, думать о своей игре, быть самокритичными.
По-прежнему считаю, что делал свою работу хорошо, но в команде не хватало дисциплины. Это все и испортило. У слишком многих футболистов не хватало самодисциплины. И команда развалилась. У нас не было единения, потому что один чего-то не делал, второй не тренировался, третий слишком много разговаривал с журналистами вместо того, чтобы работать, четвертый плел интриги. Это плохо. И все развалилось, разбилось. А я не смог починить.
Выход был только один: большие кадровые изменения. Нужно было поменять много игроков, что сразу же и сделал Карпин, когда стал тренером. Он умный, опытный, и он знал, что надо делать. Карпин поменял 8-10 футболистов. Но я и об этом, кажется, уже говорил.
Мне нравится, как сейчас работает "Спартак". Мне нравятся изменения в составе. Нравится, как тренируется команда с введенными мною изменениями и с испанцами в тренерском штабе, которых я привел в клуб. "Спартак" хорошо поработал на трансферном рынке. Мне кажется, что в "Спартаке" сейчас все делают правильно. А я не смог этого добиться. Да и пресса была против меня.

– Когда Карпин пришел на пресс-конференцию после матча с "Динамо" и объявил о вашем увольнении, в зале действительно раздались аплодисменты. Но, согласитесь, ключевую роль в вашей судьбе сыграли отнюдь не журналисты, а, скорее всего, позиция генерального директора Карпина, который едва ли бы рад вашему приходу в команду?

– Дело не столько в Карпине… Но мы с ним никогда не были едины, это правда. По-настоящему я получал помощь и поддержку только от Федуна.

– Есть люди, которые считают, что Карпин имел отношение к поведению игроков.

– Я не знаю этого. Хотя проблемы с дисциплиной были, это факт. Но, поверьте, говорить о "Спартаке" я теперь хочу только хорошее. Я слежу за командой, смотрю ее матчи, всегда в курсе турнирной ситуации и радуюсь, когда "Спартак" хорошо играет. Благодарен, что был его частью. Благодарен, что мне дали возможность работать в России. А еще я скажу, что скоро "Спартак" выиграет чемпионат.

– Даже так? Вы верите в Валерия Карпина?

– Не знаю, с Карпиным или без. Я искренне желаю Карпину удачи. Но уверен, что чемпионат выиграет Федун. В скором времени. С одним тренером или с другим, но Федун обязательно выиграет чемпионат.

* * *


– Ваше лучшее воспоминание о "Спартаке"?

– Когда мы прошли "Фенербахче". Но хватало и других приятных эпизодов. Например, дебютный матч в гостях с "Аланией", когда мы выиграли 2:1. А лучшей по качеству была игра против "Динамо", тоже в гостях, с нашей победой 4:0. А вот другой матч против того же "Динамо", проигранный 1:5, стал моим худшим моментом в "Спартаке". Очень надеюсь, что больше никогда не окажусь в ситуации, когда мои игроки против меня.

– В числе лучших моментов вы не назвали эпизод, когда "Спартак" выигрывал 2:1 на "Ноу Камп".

– Это был хороший матч. Но все же главные игры были против "Фенербахче".

– Может быть, как раз участие в Лиге чемпионов и не дало "Спартаку" возможности лучше играть в национальном чемпионате? Вот и ваша последняя игра с "Динамо" была через три дня после матча против "Барселоны".

– Проблема была не в этом. А в том, что команда развалилась. Что команда больше не верила тренеру. Может быть, один-два игрока во время встречи с "Динамо" еще были со мной, но русские уже точно не доверяли мне. Они хотели, чтобы вернулся Карпин.

– А что происходило после финального свистка? Кто объявил вам об отставке?

– Вице-президент, не помню, как его звали. Заместитель Федуна. Я в тот момент был в раздевалке… В том, что тебе сообщают об отставке, – ничего приятного нет, но важно и то, как это происходит. Можно подойти с уважением и официально, а можно – так, как в итоге было сделано…

* * *


– Вы хотели бы вернуться в "Спартак"?

– Очень сложно ответить. В российском футболе сейчас интересная эпоха, впереди чемпионат мира 2018 года, строятся новые стадионы, это хорошее время, вот поэтому я и поехал в Россию, понимая, что это оптимальный момент. Но если я вернусь в Россию, то уже не буду ошибаться так, как в прошлый раз.

– Звали ли вы в "Спартак" Дениса Черышева?

– Этот вопрос обсуждался. "Спартак" хотел Черышева, этот трансфер пытался вести Попов, но подробностей я не знаю. Если спрашивали мое мнение о футболисте, то я его высказывал. Однако в итоге именно Попов выбирал, кого покупать, а кого нет.

– Занятно, что вы взяли Черышева в свою следующую команду – "Севилью".

– В Испании Денис – хорошо известный игрок. Классный. Конечно, мы хотели привлечь его в "Севилью" и рады, что это удалось. Очень жаль, что он теряет так много времени из-за травм.

– У вас есть объяснение тому, что он их так часто получает?

– Денис очень быстрый игрок. Такие часто имеют проблемы с мышцами.

– Найдется ли Денису место на поле после выздоровления? У "Севильи" и без Черышева предостаточно левых полузащитников…

– Да, это так. Но у нас много матчей – кроме чемпионата есть Лига Европы по четвергам, скоро начнутся матчи Кубка Короля. Каждому хорошему игроку найдется игровое время.

– Витоло, прямой конкурент Черышева, забил в двух матчах подряд. Значит ли это, что в оптимальном составе "Севильи" этого сезона левый фланг полузащиты занимает именно Витоло?

– Да. Витоло в хорошей форме, он проводит отличный сезон.

– Кто второй по ранжиру левый полузащитник? Перотти или Черышев?

– Могут играть оба. Меняясь позициями. У нас есть много возможностей для того, чтобы играли все.

– Можете прикинуть, сколько процентов игрового времени будет получать Черышев в важных матчах, когда будет в форме?

– Сначала он должен выздороветь. Будет здоров – будет играть.

– Как дела у Николаса Парехи, арендованного "Севильей" у "Спартака"?

– Он сейчас, к сожалению, тоже травмирован. Я был рад, что нам удалось арендовать Пареху, он показывает хороший уровень игры.

– И его не хватает "Спартаку", у которого сейчас проблемы в центре обороны.

– Я в курсе: видел последний матч с цска, где в центре пришлось играть Макееву. Обидно было, что они с Ребровым не поняли друг друга, из-за чего Думбья забил гол.

– Вы правда видели это? Ведь "Севилья" готовилась к дерби…

– Я смотрю в интернете обзоры всех матчей "Спартака". а иногда и встречи полностью. Мне интересно следить за ходом чемпионата России.

– Скажите напоследок, какие русские слова запомнили?

– Доброе утро. Движение. Удар. Давай-давай!


Севилья. Унаи Эмери


Александр ВИШНЕВСКИЙ из Севильи
Источник: http://football.sport-express.ru
[Сообщено Surt]
+365
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.