Товарищеские игры
Спартак
3:1
Рудар
Веленье, Словения
06 декабря 2013, 16:08 ФК Спартак 94

Арас Озбилиз: «Не знаю, кто такой Василий Березуцкий»

Арас Озбилис редко соглашается на интервью, а если и соглашается, то беседует в основном с земляками-армянами. Для «Советского спорта» Арас сделал исключение, подведя итоги первого для себя года (пусть и неполного) в «Спартаке». – Все-таки английский я знаю лучше остальных языков, – признается футболист, располагаясь на одном из стульев на задворках зала для пресс-конференций. – Но при этом могу свободно говорить на русском. Только не во время интервью, чтобы ничего не перепутать.
– Третье место «Спартака» в чемпионате – это хороший подарок для вас или хотелось бы большего?
– Чемпионат заканчивается не на Новый год, а в мае. Поэтому времени еще слишком много. Не так важно, какое место ты занимаешь на средине пути. Главное, каким ты финишируешь. Если закончим третьими, никто рад не будет. Но на данный момент это вполне приемлемый результат. От первого места нас отделяют только три очка. Не так уж и много.

– Первый матч с «Ростовом» получился достаточно жестким – стыки, жесткие подкаты, вынужденные замены. Не боитесь, что и второй матч превратится в мясорубку?
– Когда поле не в лучшем состоянии, скользкое, со стороны игра может смотреться очень жестко. Один неточный пас, всего на полметра, и тебе приходится менять вектор движения, тянуться, невынужденно фолить. Когда поле плохого качества, приходится совершать куда больше подкатов и участвовать в куда большем числе единоборств, чем на хорошем поле. Но «Ростов» действительно играл жестко, у них была такая тактика против нас. И на выезде будет то же самое. Но главное – не уступить в плане интенсивности, а в плане качества мы должны побеждать.

– Касаясь темы жесткости на поле, не могу не спросить вашего мнения о высказываниях Василия Березуцкого, призвавшего спартаковцев «не вести себя на поле, как свиньи». Читали? И была ли игра против цска действительно жесткой с вашей стороны?
– Повторите, кто сказал такое про нас? – удивляется Озбилис и переспрашивает фамилию еще несколько раз.

– Это защитник сборной России, – поясняю.
– Я такого не знаю. И то, что он говорит, не имеет никакого значения, – улыбается Арас.

«ТЯЖЕЛО ВЫХОДИТЬ НА ЗАМЕНУ В МОРОЗ»

— На дворе самая настоящая зима, начались снегопады, – говорю полузащитнику, едва успевшему снять теплую вязаную шапку. – На воскресенье в Ростове, передают, от одного до четырех градусов мороза. Можно ли в России играть в футбол в декабре?
— Если честно, многие поля просто отвратительны, но с этим ничего не поделаешь, – пожимает плечами Арас. – Что касается температуры, даже в минус пять можно играть. Но холод доставляет проблемы. Особенно тяжело выходить в мороз на замену, когда толком не разогреешься. Сложно попасть в игру. Но, повторю, для игрока погодные условия не должны быть проблемой.

— В матче с «Волгой» снег валил стеной. Доводилось играть в худших условиях?
— Да, три года назад в составе «Аякса» я играл как раз против «Спартака». В Москве. В Лиге Европы. Вот тогда было гораздо холоднее, стоял февраль.

— И у вас стоял третий вратарь, Йерун Верхувен по прозвищу Пицца. Мы, помнится, подарили ему в аэропорту каравай. Какова судьба продукта?
— Каравая не видел, – смеется Арас. – Но вратаря помню.

«ИГРАЕМ НЕ ЗА ВЫХОДНЫЕ»

— Насколько для вас важны несколько лишних выходных? – захожу издалека.
— Хм, а сколько именно?

— Два или три, например. Я о тех выходных, которые команда может получить в случае удачного исхода игры с «Ростовом». Ведь главный тренер обещал их?
— Да, было дело. Признаюсь, не отказался бы от нескольких выходных, все-таки летом у меня почти не было отпуска. Отдохнул всего десять дней. Моему организму этого срока явно недостаточно.

— В общем, сделаете все ради победы…
— Естественно, но дело не только в лишних свободных днях. Эта игра важна для нашего положения в чемпионате в целом. А потом можно будет думать об отдыхе.

— Где, кстати, проведете новогодний отпуск?
— Сначала поеду в Амстердам. Там мой дом, там живет моя семья. Затем мы все вместе отправимся в Доминиканскую Республику. Там и встречу Новый год.

— Вам довелось пожить во многих странах. Например, родились вы в Турции. Как там встречают Новый год?
— Понятия не имею, я там прожил всего один год. Но самый запоминающийся для меня праздник получился на Миллениум. В 2000‑м мне как раз исполнилось десять, мы были всей семьей в Германии. Ничего особенного, но этот момент отложился в памяти.

— В детстве верили в Деда Мороза?
— А кто это? – удивляется Арас. – А, ваш Санта-Клаус! Не знал о нем, даже не слышал. Когда был маленьким, конечно, верил в Санту. Но я уже не ребенок.

— Несмотря на обширную жизненную географию, какую страну считаете родиной?
— Конечно, Армению.

— Но в то же время вы никогда не были в Армении до того момента, пока не вызвали в сборную…
— Да. Мои родственники разбросаны по всему миру, семья живет в Голландии. Может, мне и хотелось побывать в Армении, но не получалось.

— Писали, что сначала вы согласились выступать за сборную Голландии. И только потом приняли решение играть за Армению.
— Меня пригласили в молодежную команду Голландии до 21 года. Но в то же время мы отправлялись с «Аяксом» в тренировочный лагерь в США. И я решил не ехать в сборную. Прислушавшись к сердцу, понял, что хочу выступать за Армению.

Источник: http://www.sovsport.ru
[Сообщено Gess]
+764
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.