01 февраля 2014, 14:53 ФК Спартак-вет 65

Евгений Ловчев: Сапогов должен был знать, куда он едет, что Кавказ – дело тонкое. "Глаз народа – глас божий" - говорил нам Николай Петрович Старостин"

Обозреватель «Советского спорта» – о конфликте Алексея Сапогова и Шамиля Асильдарова на сборе «Анжи», в результате которого у Сапогова оказалась сломана челюсть.
– Во все времена в командах были конфликты. И в мое время в «Спартаке» они были. Помню, как на одной из тренировок в Бейруте («Спартак» поехал на Ближний восток) подрались Логофет и Хусаинов. Для меня, отыгравшего с ними в команде всего год, эти двое были кумирами, и я просто обомлел. Ко мне подошел Анатолий Исаев – и успокоил: мол, не удивляйся, в конце сезона нервы у всех на пределы, такое бывает.
Я сам в свое время дрался с Прохоровым, Булгаковым. Но все эти стычки были другими – на футбольном поле, из-за каких-то футбольных мелочей – ударов по ногам, например. В случае же с Сапоговым и Асильдаровым, я так понимаю, словесная дуэль перешла в боксерскую дуэль.

Когда Сапогов решил закончить карьеру футболиста, я позвонил ему и попросил встретиться. Почему? Когда я сам был молодым футболистом, однажды завелся, посчитал, что Симонян не так со мной обращался, и решил закончить играть футбол в 21 год. И на мое счастье, в офисе «Спартака» мне повстречался Николай Иванович Карпов, знаменитый тренер хоккейного «Спартака». Он меня увел в темную комнату и доходчиво объяснил разницу: кто такой Ловчев-футболист и кем будет Ловчев-слесарь. То есть показал, где я нахожусь сейчас и где я буду, когда перестану быть футболистом. Меня это тогда отрезвило. Не встреться мне тогда Карпов, я сегодня не был бы тем, кем являюсь.

Вот я и стать таким Карповым для Сапогова. Когда я с ним встретился, я увидел честного, порядочного парня, но играющего в обиженного. Кроме того, я увидел парня, который вполне способен нарваться на такую ситуацию, которая произошла с ним сейчас в Турции. Ему надо было понимать, куда он едет и что такое Кавказ и кавказские люди. Однажды, играя за ветеранов страны на ветеранских олимпийских игра в Брисбейне я крикнул Николаю Худиеву – то же жителю того региона – обидные слова, про маму. Был взрыв, он чуть не бросился на меня с кулаками. Это меня отрезвило и дало понять, что Кавказ – дело тонкое. И эта история с Сапоговым и Асильдаровым в раздевалке, немного покрытая тайной, думаю, из этой оперы. Сапогов должен был понимать гордый и взрывной характер кавказцев.

Что будет дальше? Команда приходила к Гаджиеву просить не за Сапогова, а за Асильдарова, которого, как я слышал, Гаджиев наказал по горячим следам чуть ли не отчислением. А глаз народа – глас божий, как говорил нам Николай Петрович Старостин. Теперь все зависит от мудрости более взрослого человека Гаджи Муслимовича Гаджиева. У него непростая задача – не как примирить этих людей, а как сделать их взрослыми. И людьми, которые объединены одной целью – не заработать больше денег, а спасти «Анжи» и Дагестан от вылета в первую лигу. Это сложно, но это возможно. А Асильдарову и Сапогову как взрослый футболист и человек могу сказать следующую вещь: запрячьте свои амбиции, спасите «Анжи» от вылета, и вас народ Дагестана вместе будет носить на руках. И неважно, что у вас нет контракта с «Анжи». Поймите, что этот контракт вы можете завоевать не дракой в раздевалке, а играя вместе на футбольном поле.

Источник: http://www.sovsport.ru
+72
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.