31 мая 2015, 09:33 Экс-игроки 28

Анзор Кавазашвили: Два-три договорняка было — точно! / Федун попал в безвыходное положение

Традиционный воскресный разговор на Sportbox.ru на этот раз — с двукратным победителем чемпионата и Кубка СССР, бывшим вратарем «Зенита», «Спартака» и «Торпедо» Анзором Кавазашвили. Он рассказывает о причинах закрытия комитета по договорным играм, делится мнением о коррупционном скандале в ФИФА и предсказывает итоги конференции РФС.

За кромкой футбольного поля

— Как поживаете, Анзор Амберкович?

— Огромное спасибо за внимание — все в порядке. Знаете, когда с семьей все хорошо, тогда и в остальном полный порядок.

— Как ваше здоровье?

— Не убираю руку с пульса — каждые полгода проверяюсь. Держусь!

— Кавазашвили по-прежнему успешный бизнесмен или отошел от дел?

— Продолжаю заниматься строительством и инвестициями, пусть и в меньших масштабах, чем прежде. Кроме того принимаю активное участие в общественной футбольной жизни, нередко выступаю в прессе. Недавно, кстати, выпустил книгу, где указываю недостатки нашего футбола и предлагаю варианты их устранения.

— Вы до сих пор президент Всероссийской федерации футбола?

— Все верно. В 1992 году, после развала Советского Союза, мной была создана эта организация. На тот момент мы были единственными, кто имел всю документацию для управления футболом в стране. Помню, поехал в Цюрих, чтобы передать документы тогдашнему секретарю ФИФА Йозефу Блаттеру. Тот с улыбкой их принял, а потом попросту нас «кинул» — даже не ответил. А все потому, что дружил с Вячеславом Колосковым. Так мы упустили возможность стать главной организацией российского футбола.

— А чем ВФФ занимается сейчас?

— В некоторых регионах, где есть наши представители, проводятся детские соревнования.

— Этот орган занимается исключительно детским футболом или может иметь влияние на профессиональный футбол?

— По уставу мы можем заниматься всеми возрастами. Обратите внимание на слово «Всероссийская». Эта формулировка присваивается правительством. Номинально наши возможности совпадают с правами РФС. Но ФИФА дало им лицензию, а нам нет! Что поделаешь, они переиграли нас, молодцы!

— Почему, кстати, упразднили комитет по договорным играм, который вы возглавляли?

— Этот орган должен был находиться над всеми и поддерживать законность в футболе, однако без полномочий это… фикция! За этими самыми полномочиями, помнится, обратился к Сергею Фурсенко. Но его сменил Толстых, который сначала нас поддержал, а затем… расформировал! Мы так и не поняли причину. Считаю, что он поступил самовольно, разогнав бывших генералов ФСБ, КГБ, МВД, работников прокуратуры, адвокатов, юристов и профессиональных футболистов: Бубнова, Ловчева, Тарханова, Эштрекова…

— Не было ли это связано с тем, что комитет не выявил ни одной договорной игры?

— Мы не могли ничего сделать потому, что информация, которая к нам поступала из различных источников, по сути, не имела ценности, так как, повторюсь, у нас не было полномочий. Мы возбуждаем дело, вызываем людей на допрос, а они отказываются приехать и говорят: «Вы не имеете на это права!» В идеале, получив такой ответ, мы должны были отстранять этих людей от работы, но… Мы не могли, а Толстых, по подсказке недоброжелателей, нас разогнал.

— Сейчас, не работая в совете, продолжаете отмечать галочкой подозрительные игры?

— У меня много вопросов по поводу некоторых матчей, особенно последних. Знаете, в начале сезона никогда не бывает договорняков — они возникают под занавес, когда определяются отстающие команды и становится понятно, с кем можно договориться.

— То есть в конце этого сезона были игры, которые показались вам «странными»?

— Были, но, к сожалению, это только мое мнение, которое ничего не значит. Если бы был руководителем экспертного совета по договорным играм, то 2–3 дела были бы уже открыты.

На футбольном поле

— Вы уроженец Батуми, а вашей первой командой было крепкое в те времена тбилисское «Динамо». Почему решились на переезд в Ленинград?

— Отыграв весь первый круг в основном составе, схватил радикулит — долго лечился, и мое место занял другой вратарь. Когда динамовцы стали бронзовыми призерами, то мне даже не досталось медали. Удачно сложилось, что Георгий Жарков, старший тренер юношеской сборной СССР, принял «Зенит» и позвал в команду.

— Тогда это был совсем другой «Зенит»?

— Да, средняя команда. «Торпедо», помнится, нас 3:0 в Ленинграде обыграло. После игры, кстати, Слава Метревели подошел ко мне и сказал, что меня приглашают в стан автозаводцев…

— … в котором затем вы провели восемь лет. Счастливые времена?

— Очень! Правда, первые два года выдались непростыми из-за того, что порвал связки — долго лечился. Меня даже хотели отчислить из команды. Но в этот момент, на мое счастье, старшим тренером приглашают, как вы думаете, кого? (Смеется.) Правильно, Георгия Жаркова, который и стал мне доверять.

— Обидно, что сейчас команду многие не воспринимают всерьез, считая пятым колесом в обозе московских команд?

— Вдвойне, потому что помню, как играли черно-белые в 60-х. Это была фантастическая команда! Игроки высокотехничные, просто красавчики! Надо же было умудриться развалить завод имени Лихачева! А вместе с ним и «Торпедо». Стадион тоже продали… Уже не раз обращался к Михаилу Прохорову с просьбой вернуть. Он же сам спортсмен и должен понимать, что этот объект значит для бывших работников завода, болельщиков!

— Переход в «Спартак» — исполнение мечты?

— Да, ведь с детства болел за москвичей и когда играл в Тбилиси — тоже. Но переход в «Спартак» состоялся не без шероховатостей. Меня долгое время заманивали вернуться в Грузию, обещая золотые горы. В конце концов согласился. Выхожу, убитый горем, возвращаюсь со всеми документами домой — и мне звонят из «Спартака»: «Хватит мучаться, Дед (Николай Старостин — прим. Sportbox.ru) хочет видеть тебя у себя». Так я попал в свою детскую мечту.

— Поведаете, каким ветром по завершении карьеры вас занесло в Африку, а именно в Чад, а затем в Гвинею?

— Когда меня везде «кинули», я не мог нигде найти работу. Опять же случайно один из руководителей предложил встать в очередь на получение работы за границей. Проходит время — звонят: «Бери чемоданы, еду, консервы — вылетаешь в Чад!»

— Что скажете о стране?

— Это было самое отсталое государство в Африке, где раз в два года случались гражданские войны. Из-за очередного конфликта мне и пришлось уехать. Та же ситуация, к слову, случилась и в Гвинее.

— Гордитесь, что при вас чадцы одержали самую крупную победу в истории? (29 июня 1976 года со счетом 5:0 была обыграна сборная Сан-Томе и Принсипи — прим. Sportbox.ru.)

— Расскажу интересный случай. Можете представить, чтобы игроки, приверженцы мусульманской веры, брали наставника христианина, окружали и молились на него? Со мной же это происходило наяву. Меня не хотели отпускать, но пришла война — и возможности остаться не было.

— Почему прекратили тренерскую деятельность?

— Когда был тренером в Костроме, то столкнулся с невероятным по своим масштабам уровнем коррупции. Судейство было просто жуткое. Тогда и решил, что больше тренером в Советском Союзе не буду.

Об околофутбольных событиях

— К слову, о коррупции. Что думаете о скандале вокруг ФИФА?

— Не сомневаюсь, что все это правда.

— Согласитесь с теми, кто считает, что США, активно занимающиеся расследованием, лезут не в свое дело?

— Полностью! Все началось с руководителей английского футбола, которые всегда вставляли нам палки в колеса. Они не смогли простить ФИФА, что Англии не дали чемпионат мира.

— То есть, по-вашему, цель всех этих расследований — лишить Россию домашнего первенства планеты?

— Только лишь! Либо лишить нас чемпионата, либо подорвать репутацию и призвать другие страны бойкотировать турнир, как это было на московской Олимпиаде-1980.

— Что плохого в том, что американцы выводят на чистую воду нечистых на руку чиновников? И как это может отразиться на России?

— Вы забываете, что они арестовали всю документацию, которая находится в Цюрихе, в штаб-квартире ФИФА. Они пытаются скомпрометировать тех, кто принимал участие в голосовании за право проведения чемпионатов 2018 и 2022 годов.

— Уже выступили по этому поводу и министр спорта, и МИД РФ, и президент. Зачем, если мы получили чемпионат честно? Возможно, все-таки есть чего бояться?

— Думаю, нам бояться нечего. Чем меньше будем выступать, тем лучше, чтобы не будоражить общественное мнение. Чем больше ты кричишь, что не виноват, тем больше будешь казаться виноватым. Пусть расследуют!

— 31 мая состоится исполком РФС. Революции — быть?

— Не сомневаюсь, что Толстых в своем докладе поднимет «компроматные» материалы и будет ими бить. Но они ему не помогут. Как профессионал, он должен был задуматься, когда члены исполкома, то есть его ближайшее окружение, выразили ему вотум недоверия. А ведь эти люди его избирали, а теперь говорят: «Уходи!» Может, он просто ничего полезного не сделал? На мой взгляд, он не достоин возглавлять РФС.

— «Спартак»…

— Никогда не понимал, почему командой управляет иностранец! У красно-белых есть изумительная футбольная школа и ветераны, которые играли на самом высоком уровне — они всей душой с командой.

Считаю, что перемены, которые сейчас происходят в «Спартаке», должны дать положительный результат. Федун понял, что люди, которых он поставил на руководящие должности, его подводили. И если он найдет действительно достойных, то спартаковцы вернут себе былое величие.

— Главный акционер частично обещал отойти от дел, уволен генеральный директор, сегодня-завтра отправят в отставку главного тренера… Насколько уместно разом устраивать такую чистку?

— Федун попал в безвыходное положение. Он потратил огромные деньги, чтобы построить арену. Вместе с ней хотел получить удовлетворение от того, что делает для «Спартака», а в итоге одно огорчение — стадион стоит, а играть на нем стыдно. Искренне рад, что он признал необходимость реформ.

http://news.sportbox.ru
+77
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.