08 июня 2015, 22:32 ФК Спартак 7

Руслан Нигматуллин. Путь диджея / "Позвали бы в "Спартак" или "Локомотив" – крепко подумал бы"

Обозореватель "СЭ" поговорил с трехкратным чемпионом России о его после футбольной карьере. Лучший футболист России 2001 года – диджей. Ездит по гастролям, перед матчами "Спартака" разогревает публику. Абсолютно счастлив, судя по всему. Но отчего-то приняли мы все как данность: диджей так диджей, ладно. Так толком не расспросив, как дошел Руслан Нигматуллин до жизни такой.
– Вообще-то я в музыкальной школе занимался, пел в школьном хоре… – сразил меня Руслан новостями тридцатилетней давности.



– Господи. Что именно?
– Сейчас вспомню… Например: "Замыкая круг, ты назад посмотришь вдруг – там увидишь в окнах свет, сияющий нам вслед". Хорошо?

– Великолепно!
– Участвовал в конкурсах самодеятельности. Нравилось.

– На татарском не пели?
– Нет. Родители говорили со мной на татарском – я отвечал на русском. Все понимаю, но не говорю. Мечтал попасть в школьную музыкальную группу, но меня не брали…

– Безобразие. Почему?
– А все места были заняты. Я и расхотел.

– Плакаты с музыкантами в вашей комнате были?
– Никогда. Только Дасаев и Черчесов. А слушал я рок-баллады – Гарри Мур, Scorpions… Попсу вообще не воспринимал.

– Первый серьезный концерт, на который попали?
– В жизни не был ни на одном концерте. Даже желания не было идти. Зато как впервые попал на футбол, помню прекрасно. Году в 90-м поехал в Москву к родственникам, а в Лужниках играли "Спартак" с "Торпедо". В воротах стояли Черчесов и Сарычев. Я сидел с холоднющими руками, не дыша. Впечатление громадное. Я же болел за "Спартак"! Уже тогда был мастер выстраивать планы. Размышлял: вот закончу музыкальную школу, пойду в консерваторию…

– Не вышло с консерваторией-то.
– Даже музыкальную школу пришлось бросить. Пересилила любовь к футболу. Зато вот сейчас музыка ко мне вернулась. Футбольную карьеру закончил, был в поиске – чем заниматься? Сходил в бизнес. Быстро понял – не мое. А сейчас все встало на место. То, чем занимаюсь, настоящее призвание – музыка и вратарская школа…

– Первый шаг в шоу-бизнесе?
– Тогда проводились вечеринки – "звезда за пультом". Мне предложили: стой, как диджей, имитируй деятельность. Играть не нужно. Я задумался. Потом ответил: ребята, ничего имитировать не буду. Лучше поучусь пару недель, потом попробую сыграть сам. Две недели занимался индивидуально. Так втянулся, что обучение продолжил. Через полтора месяца – первые гастроли, Калининград… Затянуло!

– Кто вас учил?
– Я выбрал индивидуальный курс у Феста, довольно известного московского диджея. Платил около тысячи рублей за занятие. Поначалу казалось, что все это крайне сложно. На пульте огромное количество кнопок!

– Ухватили не сразу?
– К третьему занятию стало легче. Половиной эффектов и сейчас не пользуюсь. Для обычного диджейства все это лишнее. Эти эффекты любят темнокожие диджеи.

– Давид Кипиани говорил: "Года четыре я был слабым тренером. Потом стал нормальным". Когда вы перестали быть слабым диджеем?
– Года через два, хоть к тому моменту и объехал много площадок. Стал ориентироваться в музыке, гораздо лучше чувствовать публику… Клубы могут находиться через дорогу – но музыка совершено разная. Я же не подстраивался. У меня сейчас коллекция музыки на любой вкус. Раньше возил с собой 250 дисков, сейчас – две флэшки и наушники.

– Самый яркий случай, когда не угадали?
– Второй мой выезд был в Пермь. Выступаю в ночном клубе. У себя в наушниках свел один трек с другим, но забыл вывести в зал. Продолжал пританцовывать, не снимая наушники. В клубе полная тишина. Народ смотрел с выпученными глазами.

– От каких предложений отказывались?
– Недавно отказался от домашней вечеринки. Люди ставят пульт в квартире – я приезжаю к ним и играю.

– Почему?
– Это стоило бы дороже раза в три. Люди, как показалось, были ограничены в деньгах. Корпоративы и частные мероприятия всегда дороже обычного клубного выступления.

– Сколько может заработать обычный диджей – без гастрольной программы вроде вашей?
– В Москве диджей за ночь получает в лучшем случае 100 долларов. Есть диджеи, которые за 500 долларов ездят по всей стране. Мы с вами сидим в кафе, играет музыка. Ее же кто-то ставит, правильно? А есть диджеи, которые ездят как артисты, их имя на афише.

– Вопрос, на который легко ответит ваш администратор – сколько стоит пригласить Руслана Нигматуллина в условную Пермь отработать ночь в клубе?
– В среднем – 100 тысяч рублей. Плюс проезд и проживание. Летаю только эконом-классом – "бизнес" серьезно утяжеляет райдер. Значит, убудет в гонораре. Кстати, администратора у меня нет. Продюсера тоже. Никто за меня не расписывает, во сколько нужно вставать и куда лететь. Есть менеджер, который занимается билетами.

– Райдер у вас интересный?
– Скучный. Я же не Мадонна и не Майкл Джексон. Прописано, какая должна быть аппаратура. Какой микрофон. Как это расположить на сцене. Охрана, гостиница, что на столе…

– Самое интересное, что встречали в чужих райдерах?
– У кого-то, говорят, прописаны даже легкие наркотики.

– Как-то Эдиту Пьеху пригласили выступать в гей-клуб. Самое интересное – согласилась.
– Меня не звали ни разу. Знают, наверное, что я традиционной ориентации.

– Какие приколы сопровождали первый ваш выход на публику?
– До калининградских гастролей пару раз выступил в Москве, тренировался. В Калининграде собрался полный клуб, я сильно волновался. Особенно внимательно смотрели за мной новые коллеги, местные диджеи. Проверяли: играю я сам или ставлю заготовленный диск. До сих пор все сомневаются. Это же не секрет: известные люди от Пэрис Хилтон до звезд "Дома-2" подрабатывают диджеями. Как правило – только стоят за пультом, имитируют.

– Сколько уже выступаете?
– Шестой год. Из них три являюсь артистом серьезной мировой компании – Warner Music. Warner Brothers снимает фильмы, а эта записывает музыку.

– Это серьезно – попасть под такое крыло?
– Совсем другой статус! Сейчас сравнивать меня с обычным диск-жокеем – все равно, что равнять дворового футболиста с игроком "Спартака". Я как раз выпустил первый свой трек – Symphony. Полтора года крутили на разных радиостанциях, был на первых местах в хит-парадах…

– Вам помогают с гастролями?
– В том числе. Но главное – продвижение моей музыки.

– К Боярскому посреди представления вышла поддатая женщина, расцеловала. У вас гости на сцене случались?
– Бывает, конечно. Охрана отвлекается – и тут же кто-то пытается выскочить на сцену, песню заказать: "Черные глаза" есть?" "Лезгинку" часто просят. На корпоративах еще чаще пытаются заказывать. Но у меня условие – никаких заказов.

– Без исключений?
– Если только случайно окажется тот самый трек. Но чаще пытаются заказать такое, о чем я даже не слышал. Тогда пытаются напеть или настучать пальцами мотив.

– В десятку российских диджееев по оплате входите?
– Думаю – да. Хотя диджеев огромное количество. Рассылают письма по клубам, готовы работать бесплатно. В прошлом году Russian Music Box номинировал меня в Кремле на "диджея года". Но не выиграл.

– Выигравший в чем-то сильнее вас?
– Не думаю. В шоу-бизнесе – не как в спорте. Чтоб побеждать, необязательно быть лучшим.

– Шли в Кремль, зная, что победы не будет?
– Даже не сомневался. Тем более что прошлый год не был для меня очень уж интересным в профессиональном плане. На лучшего не наиграл. В этом все интереснее.

– Вы говорите – "интереснее". В чем это выражается?
– Например, вышел трек Tenderly. Каждые десять минут кто-то добавляет его к себе в плей-лист в социальной сети. При том что на радио его не крутили.

– Когда отпустил страх перед сценой?
– Через полгода. Переживаю теперь только за одно – полный ли зал. Очень здорово, что курить в помещении запретили. Прежде после выступления футболка так пахла табаком, что только химчистка спасала.

– Вы же сами курили.
– Давно бросил. Сейчас дым не переношу.

– Головными болями страдали.
– Из-за них я даже карьеру вратаря завершил раньше. Ездил в Германию – даже там не могли найти причину. А потом все открылось: беда из-за асимметрии позвоночной артерии. У одной артерии проходимость – 30 процентов. Сейчас беспокоит пару раз в год.

– График у вас тяжелый?
– Могу рассказать о прошлой своей неделе.

– Сделайте одолжение.
– Открыл филиал школы вратарей в Риге. Пять дней тренировал там. В субботу вылетел в Москву, по дороге как почетный гость заглянул на турнир в манеже цска. Потом успел на стадионе имени Старостина сыграть за ветеранов "Спартака". Вернулся домой, принял душ и помчался выступать на дне рождения одного бара. Там был поражен.

– Чем же?
– Видимо, к этому бару имеет отношение Андрей Кириленко – подошел, пожал руку: "Спасибо!" Закончил выступление в полночь – и переехал в город Королев. Где выступал уже в другом клубе.

– Во сколько были дома?
– В 5 утра. А встал в 10. Надо было ехать на матч "Спартака", выступать как диджей. Как вам мой график?

– Замечательно. В восторге от вашей востребованности.
– Мне тоже нравится. Только физически тяжеловато.

– Бывало, что кто-то в шоу-бизнесе вас поразил умом?
– Нет. Хотя, возможно, мало с кем общался.

– Друзья появились?
– Нет.

– В футболе у вас их тоже было немного.
– Почти не было. Разве что Захарчук и Варламов. Время от времени поддерживаем отношения. Видимся редко.
***

– Сколько сейчас надо вложить в обычного парня или девчонку, чтобы их начали узнавать на улице?
– Огромные деньги. Вы не представляете, какое количество талантов. Шоу "Голос" смотрите?

– Иногда.
– Значит, видите, сколько одаренных ребят. При этом их знать никто не знает. "Голос" прошел – и все, о них забыли. Нужна фишка, которая будет держать на плаву. Часто вижу – людям снимают клипы, их музыка за деньги играет на радио. Даже это не помогает. А чьих-то треков на радио нет – но люди все равно ездят по стране, собирают залы. Это чаще случается с рэперами.

– Вам тоже предлагали заплатить, чтобы трек поставили на радио?
– Ни разу не предлагали. Знают, что платить не стану. Вообще-то "стреляют" исключительно молодые проекты. Если артист зрелый, но начинающий – это мало кому интересно.

– У вас – никаких комплексов?
– Мне 41 год, а все скачу по ночным клубам. Наверное, со стороны смотрится забавно. Но я стараюсь быть молодым в душе. Внешне удается держать себя на уровне. С мотивацией тоже все хорошо, внутренний моторчик подгоняет.

– Самый возрастной диджей, с которым сталкивались? В 41 год на такие вещи обращаешь внимание…
– Дэвид Гетта и Тиесто старше меня. В профессии гораздо дольше и заканчивать не собираются. Сплошные гастроли, огромная нагрузка. Но у меня тоже приличная, совмещаю с футбольной школой.

– Как человек, строящий планы на будущее – сколько еще продержитесь у пульта?
– Ой… Лет десять смогу!

– С усмешками сталкиваетесь?
– Время от времени. Недавно приехал играть на матче "Спартака", проводили в обход очереди к турникету. Слышу: "Пропустите диджея!" Мне почудилась усмешка, даже вспылил по этому поводу.

– Хоть раз ходили на футбол по билету?
– Никогда. По этой причине не могу вспомнить, когда был на "Локомотиве". На "Спартак" меня приглашают как диджея, потом остаюсь смотреть футбол.

– Другие диджеи поначалу над вами не посмеивались?
– Те, кто считали себя гуру, говорили: "Да он сводить не умеет…" Все от зависти. До сих пор слышу.

– Есть, что ответить?
– Мне все равно, что вы обо мне думаете. Я не думаю о вас вовсе. У меня сложившаяся история, за эти пять лет объехал 300 городов. От Нью-Йорка до Владивостока.

– Даже в Нью-Йорке выступали?
– Два раза. В Бруклине есть клуб, куда заходят русские, там захотели сделать вечеринку с соответствующим уклоном. Я приехал на четыре дня, посмотрел Нью-Йорк. Вообще-то за границей часто выступал – Германия, Испания, Бельгия, Израиль, Турции… Вот скоро поеду в Эмираты, там русская вечеринка в ресторане. В Турцию только за прошлое лето летал раз десять, выступал по отелям.

– Получается совмещать с вратарской школой?
– Да. В Турции один отель устроил эксперимент – "Футбольная школа Руслана Нигматуллина". Занимался с ребятишками и я, и помощники. Работали на шикарном поле. Стоило все это смешные деньги – 150 долларов за неделю. Плюс хорошая форма в подарок. А вечерами выступал как диджей.

– Если б начинали путь в шоу-бизнес сегодня, какую ошибку постарались бы не повторить?
– Год на второй меня начало здорово раздражать, что футбольное имя пересекается с музыкальным. Поэтому называл свой проект Nigmatica. Год потерял на раскрутке. И все равно на афишах писали маленькими буквами Nigmatica, а большими – "Руслан Нигматуллин".

– В итоге все зачахло?
– Ну да. Хоть и сейчас в сети есть несколько треков под именем Nigmatica. Опытные люди с самого начала говорили – не нужно!

– Вас до сих пор представляют как лучшего футболиста России какого-то там года?
– 2001-го. Так никогда не объявляют. Обычно говорят: "Экс-вратарь сборной России по футболу, а ныне диджей…" Сейчас понимаю – это и есть моя фишка.

– Самая нелепая "фишка", которую видели у кого-то из людей сцены?
– Прохор Шаляпин. С историей, что он – правнук Федора.

– Никита Высоцкий мне рассказывал, как проехал по местам гастролей своего отца. Все эти провинциальные Дома культуры как стояли, так и стоят. Вы в таких выступаете?
– Нет, в ДК – ни разу. Не годятся для дискотеки. Да и не потянут мои гонорары. Из десяти запросов удовлетворяю обычно три. Остальные семь не вытягивают по финансам.

– Торговаться с вами пытаются?
– Еще как!

– Получается?
– Иногда могу чуть скинуть. Но самое забавное – люди, добившись скидки, обычно пропадают. Я думал: почему? Потом дошло – в ночных клубах работают люди определенного склада. Авантюристического. От слов к делу путь далекий. Поэтому здесь доверия быть не может. Работаю строго по предоплате.

– Чувствую, вас уже "кидали".
– Нет. Я с самого начала знал, что работать надо только так. Научен чужим опытом. Говорят: "Деньги после выступления". Ты выступил – и слышишь: "Извини, не собрали…"

– Случалось вам бесплатно выступать?
– Первый мой сет был бесплатным. Как раз тот, о котором говорил – "звезда за пультом". В смысле раскрутки это было правильно. После случались ресторанные презентации, я через знакомых предложил услуги – мол, могу поиграть. Нужна практика. Пару раз выступил – и все, с бесплатным завязал. Хотя просят часто.

– На что упирают, приглашая выступить без денег?
– Смешное выдумывают. Могут сказать – "благотворительная вечеринка в ночном клубе". А я знаю – таких не бывает. Часто зовут на презентации: "Мы вам подарок вручим". Как правило, абонемент в фитнес-клуб.

– У вас уже есть абонемент, судя по всему.
– Нет. Мне некогда ходить в фитнес-клубы.

– С нечестной конкуренцией сталкивались?
– Нет. Я практически ни с кем не пересекаюсь в поездках. Разве что какой-нибудь концерт на дне города. В Саратове выступал сразу после "Серебра", в Томске – Нюша, следом я. А в ночных клубах с кем пересекаться? Только с местными диджеями. Пару раз сбивали настройки на пульте.

– Что делать?
– По неопытности была легкая паника. Время начинать – а все сбито! Что нажимать?! Звал организаторов, что-то исправляли. Ситуация неприятная.

– Это понятно. Стресс.
– Публика свистит. Задержка же! В Саратове собралось 10 тысяч человек. Один из пультов не подключен. Пытаюсь сводить трек – звука нет. Пять минут паузы, свист…

– Есть город, в который не поедете больше никогда?
– Есть. Какой – не скажу.

– Скажите хотя бы область.
– Если скажу – сразу станет понятно!

– Почему не хотите возвращаться?
– Один раз съездил, даже вспоминать противно. Сидела неприятная компания, пытались делать заказы. Потом начали в меня орешками кидать. Приходится пересекаться и с таким быдлом.

– Некоторые закончившие футболисты сейчас потягивают пивко, иногда заглядывая в ВШТ. О вас при этом отзываются пренебрежительно: "А, диджей…"
– Сколько же раз я с этим сталкивался! Даже действующие игроки сборной позволяют себе высказывания! Один сообщил, что "мнение диджея не считает авторитетным". А мне нравится собственная жизнь. На пару лет оставил футбол вообще, а сейчас спокойно совмещаю. У моей футбольной школы филиалы в Краснодаре, Екатеринбурге, сейчас открыл в Риге…

– Так легко?
– В Риге столкнулись с большими проблемами. Для меня это абсолютно не коммерческий проект. А там футбольные школы платные, 40 евро в месяц. Что может принести школа, даже если тренируется 10-15 вратарей? Надо платить за аренду, тренерам…

– Так в чем проблема?
– Приезжаю на две недели – и тренеры не отпускают своих ребят: "Почему он будет платить не мне, а вам?" В Прибалтике отношение к российскому вратарю неоднозначное. Но группа собралась, один парнишка даже из Лондона приезжал. На заключительном собрании двое ребят расплакались.

– Футбольная школа могла бы вас кормить?
– Сто процентов – нет. Это для души. А еще – чтоб заниматься с сыном, он тоже вратарь. Тренировался в "Локомотиве", но там мне не позволяли с ним работать. У нас, говорят, есть специалисты.

– Сколько ему сейчас?
– Только исполнилось 15. Перевелись в "Строгино".

– Получится вратарь?
– Технику ему поставил. Хорошо б ему подрасти, пока нет метра восьмидесяти. Но и у меня в его возрасте роста не было. Вот, посмотрите, выложил в Facebook его игру. Столько отзывов!

– Братья Чановы мечтали открыть вратарскую школу – и не потянули. Какие подводные камни в этом деле?
– С частной вратарской школой проще, а вот полноценную футбольную открыть сложно. Все площадки в Москве либо под академиями, либо забиты арендаторами под завязку. Огромное количество людей играют в футбол после работы.

– Ну и что?
– Цены на аренду немыслимые. Я арендую четверть поля на стадионе "Локомотив". Пошли навстречу, сделали скидку в 10 процентов. Обходится мне штрафная площадка в 7 тысяч в час.

– В других городах аренда дешевле?
– Даже не сравнить. 2 тысячи в час.

– Тренером вратарей вас хоть раз звали?
– Никогда и никуда. Знают, что не пойду.

– Почему?
– Времени нет. Позвали бы в "Спартак" или "Локомотив" – крепко подумал бы. Но уйти на полную занятость точно не смог бы.

– Первая реальная звезда шоу-бизнеса, с которой общались?
– Байгали Серкебаев, лидер "А-Студио". Потрясающий собеседник. Мы в каком-то кулинарном шоу вместе готовили ризотто. С Виктором Салтыковым играли в футбол в Сыктывкаре. Общался с Виктором Зинчуком, гитаристом. Тоже большой любитель футбола. Общий язык нашли моментально. А в прошлом году участвовал в чемпионате мира среди артистов, там были даже оперные певцы.

– Бытовые ЧП на гастролях случались?
– Приезжаю в турецкий отель, вечером выступление. А он переполнен, остановиться негде. День пришлось провести на пляже.

– У меня такое случилось в Израиле. Я не горевал.
– Я тоже. Тем более все компенсировалось отличной вечеринкой. А известная девчачья группа попала в такую же ситуацию – так отказались выступать, уехали…

– Еще футболистов в шоу-бизнесе ждать стоит? Дмитрия Сычева, например?
– Дима Сычев не пойдет в шоу-бизнес.

– Вы уверены?
– Мне кажется, сама тема шоу-бизнеса его сейчас раздражает. Всерьез никогда этим не занимался. Один раз выступил ради развлечения в том же клубе, что и я.

– Что за клуб? Может, и мне там выступить?
– Не получится, сгорел этот клуб через две недели после моего выступления. А если вдруг соберетесь, очень советую – будьте готовы в новой профессии к неожиданностям. А еще к тому, что люди не любят дилетантов.

– Кто-то из звезд сказал: "У меня не было ни одного отмененного концерта". А у вас?
– Сейчас отмены – дело распространенное. Особенно, если артисты работают "на кассу". Но я не работаю.

– Ничего не понимаю.
– Организаторы начинают продавать билеты месяца за два. Вдруг выясняется, что гонорар у артиста большой, а продажи не идут. Им легче потерять предоплату и отменить концерт, чем артист будет выступать в пустом зале.

– Предоплату получаете?
– Да, пятьдесят процентов. Потом прилетаю. Где-то у меня было отмененное выступление, но не могу вспомнить – где и почему.

– Уже узнали, что такое Новый год – не дома?
– Каждый раз есть запрос на Новый год. Гонорар должен быть раза в три выше обычного. К счастью, не сошлось. И себя, и жену психологически настраиваю: однажды случится такое, что Новый год проведу где-то на работе. День рождения детей из-за выступления я уже пропускал. Даже день рождения жены.

– Это страшный грех.
– Ну да. Отговаривался: "Еду зарабатывать на подарок".

– Последние события с рублем сильно ударили?
– Тяжеловатыми был декабрь и январь. Все в напряжении – куда вырулит финансовая ситуация. Люди не гуляли, артистов заказывали меньше. Но в феврале все раскачалось…

– Все вернулось?
– Абсолютно все.

– Под фонограмму работают многие?
– Очень многие. Как работали – так и работают. Причины разные – иногда в клубах звук плохо отстроен. Люди вынуждены ставить "фанеру". Или поют поверх своего голоса.

– Футболисты 70-х мечтали сыграть на "Ноу Камп" – больше нигде в Европе не было поля такого качества. Где мечтает сыграть диджей?
– Интересно на Ибице. Центральная мировая площадка. Один раз уже там выступал на частном мероприятии. Вы удивитесь – я вообще-то не люблю клубы. Интерес утерян. Вот в кино загляну с удовольствием!

– И никогда по клубам не ходили?
– В 2000-х обошел все московские клубы. Кстати, ни разу не задумался, какой диджей выступает, это вообще не трогало…

– Какой клуб считался лучшим в те времена?
– "First", пожалуй. Нравился "Дягилев". Хоть туда однажды не пустили, не прошел фейс-контроль. Чем-то не соответствовал.

– Невероятно.
– Невероятное было недавно – ко мне обращался клуб из Казани, просили выступить. Но гонорар не потянули. Месяц спустя я оказался в городе. Дай-ка, думаю, зайду с братом, посмотрю, что за место. Так на фейс-контроле завернули!

– Узнали?
– Нет. Я тут же написал людям, которые меня приглашали: "Только что был у вас. Не пустили" – "Ах! Не может быть! Возвращайтесь, вопрос решим" – "Все, поздно…"

– В детстве вы по концертам не ходили. А за последнее время?
– Приезжали в Москву Swedish House Mafia. Мировой прощальный тур. Впечатление огромное!

– Это что ж такое?
– Известный электронный проект, трио. Сейчас распались, выступают по одному. Случается, приезжают интересные электронные музыканты, но выступают обычно в пятницу или субботу – самые рабочие мои дни. Был в Москве прошлой зимой Hardwell, диджей номер один в мире. А я укатил на гастроли.

– Если б ваш Hardwell сейчас вошел сюда – какой вопрос ему задали бы?
– Я на все вопросы знаю ответы. Вот оказался бы лет в пятнадцать рядом с Черчесовым или Дасаевым – назадавал бы вопросов, уши завяли.

– Сейчас с Черчесовым живете в одном подъезде.
– В соседних. Но я в этом доме уже полтора года – ни разу с ним не пересекся. Вот с Павлюченко и Погребняком видимся.

– Погребняк бывает в Москве?
– Живет прямо надо мной. Я всегда точно знаю, когда он приезжает.

– Так топочет?
– Трое его сыновей начинают играть в футбол.

– Не залили ни разу?
– Нет, тьфу-тьфу. Но гремят страшно. А Погребняк не знал, что я его сосед. Как-то оказались на одной программе у Малахова. Пашке задают вопрос: "Дети ваши в футбол играют?" Тут я перехватил микрофон: "Еще как играют!" Погребняк был в шоке, по-моему.

– Это что ж была за передача?
– Про жен футболистов. Пришли очень красивые, молодые жены нынешних игроков сборной. А я приготовил ложку дегтя. Если помните, в 2004-м году издали календарь с супругами тогдашних футболистов сборной России. Десять девушек. Знаете, сколько пар уцелело?

– Сколько?
– Две! Печальная тема?

– Весьма. После того, как оказались в шоу-бизнесе, ваша жена познакомилась со словом "ревность"?
– Стараюсь повода не давать. Сфотографироваться со мной хочет огромное количество девушек. Но жена понимает – это работа. Так заведено: я заканчиваю играть, спускаюсь и мы фотографируемся.

– В свое время вас одолевали поклонницы в "Спартаке". Какая доставила особые неприятности?
– Неприятностей не было, но одна девочка писала кровью вместо чернил.

– Романтично. А вы супругу романтичными подарками удивляли?
– На рождение второго сына подарил внедорожник бордового цвета. Его потом угнали.

– Сколько ж у вас машин угнали?!
– Не так много. Одну у меня, одну – у супруги.

– У вас были подозрения, будто навел сам автоцентр.
– Ну да. Машина не на ходу, порвался ремень генератора. Находилась в закрытом автосервисе на шоссе Энтузиастов. Наверное, какие-то охранники должны были там находиться. Все это не помешало автомобиль угнать. Кстати, владелец салона был хозяином какой-то команды второй лиги…

– Никаких страховок в те годы еще не делали?
– Да о чем вы говорите! Попал на приличную сумму. Машина была для Москвы довольно экзотическая – BMW 850.

– А что со вторым автомобилем?
– Жена училась в Высшей школе дизайна, прямо оттуда увели. Тоже неоднозначная история. Мы только-только сделали техосмотр, прямо на следующий день все случилось. Спутниковая сигнализация не помогла. Страховая компания выплатила полную сумму.

– Не нашли?
– Несколько лет спустя, где-то на Урале. При таком раскладе машина принадлежит уже страховой компании. Сейчас к автомобилям спокойно отношусь. Принципиальный момент один – машина должна быть японская. Чтоб ехать, ни о чем не думая. Вот сейчас как раз из салона, оплачивал очередную.

– Последнее, что очень хотелось – но решили, что вам это не по карману?
– Присматривался к Land Cruiser 200. Но подумал – понты ни к чему.
***
– Кто сегодня вратарь номер один в мире?
– Парень из сборной Франции и "Тоттенхема" – Юго Ллорис. Все нравится – как падает, как двигается в воротах. Близко к моему стилю.

– Странными вам казались разговоры, что Нойер и Акинфеев – фигуры равноценные?
– Они вратари разного класса. Хоть мне и не хочется говорить на языке Акинфеева. Поэтому воздержусь от подробного рассказа. Я старше и мудрее.

– Это вы, работая в селекционном отделе, привезли в "Локомотив" Гильерме. Многие говорили, что вратарь он слабый.
– Овчинников работал тренером в академии, так мне передавали – за голову хватался: "Что за вратарь?!" Но чемпионат Бразилии – уровень высочайший. А Гильерме в 20 лет был основным в "Атлетико Паранаэнсе". Данные великолепные – при таком росте прыгучий. Играл бы "Локомотив" стабильнее – все бы говорили о Гильерме в восторженных тонах. А еще в глазах у него читался интеллект. Я не удивился, узнав, что Гильерме легко выучил русский язык.

– Казалось, работалось вам здорово.
– С огромным удовольствием этим занимался, глаза горели. Но еще сильнее загорелись, когда понял, что могу еще поиграть. Председатель совета директоров Липатов предлагал огромную премию, чтоб я только не уходил.

– Какую?
– 30 тысяч долларов!

– Но вы уехали в ростовский СКА. На зарплату тысяч в пять долларов.
– На четыре с половиной. Получил за этот сезон приз лучшего игрока СКА, заработал 14 тысяч. Как раз хватило на отдых с семьей в Доминикане.
***

– В социальных сетях вы человек активный.
– В Instagram больше 50 тысяч подписчиков!

– Как набрали?
– Развлекаю народ всякими видео с животными, например.

– Я обратил внимание, в Facebook к вам прорываются какие-то дамы – просят денег.
– Это во всех соцсетях. Скорее всего, скопировала сообщение и разослала по всем известным людям, которых отыскала.

– Никому не удалось растрогать?
– Я на такое не ведусь. Человек неудачно взял кредит, а я должен закрывать его хвосты?

– Вокруг известных людей вьются мошенники. Самые колоритные ваши встречи?
– Закончив с футболом, пошел в бизнес. По неопытности доверился как раз таким людям – и "пролетел". Открыл рекламное агентство. Вложился не как Кержаков, конечно, – но тоже прилично…

– Сколько?
– Миллион рублей. По тем временам – сумма большая. При первом же аудите выяснилось, что деньги растащили. Тут же вывел этих товарищей из учредителей. Год тянул эту компанию – а потом прикрыл. В бизнес не возвращался. Не мое.

– С журналистикой тоже не пошло?
– Годик побыл экспертом "НТВ Плюс", понял – мне привычнее по другую сторону камеры.

– Собственный агент вас обманывал?
– Не хочется так думать. Мы сохранили нормальные отношения с Марко Трабукки. Он переехал в Россию, занимается делами Романа Еременко. В любой момент могу позвонить. Подрастет сын – может, и с ним будет работать…


Источник: http://www.sport-express.ru
+75
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.