29 июля 2015, 11:00, Товарищеские матчи
хк ска
4 : 3
24 июля 2015, 21:19 ХК Спартак 5

Игорь Гапотченко. Человек у станка

Сервисмен «Спартака» Игорь Гапотченко рассказывает о секретах профессии, щепетильных хоккеистах и о том, почему он не обижается на слово «точильщик».
- Как давно вы в этой профессии?
- В 1995 году я завершил карьеру хоккеиста. Правда, до высокого уровня так и дошел – играл на Первенство Союза среди коллективов физкультуры. И потом начал осваивать профессию мастера по экипировке. Получается, в этом году у меня юбилей – 20 лет. Начинал с белорусских клубов, работал в команде «Тивали», созданной на базе минского «Динамо» и выступавшей в Межнациональной хоккейной лиге. Работал в сборной Беларуси, в «Крыльях Советов», в «Спартаке». Год, пока «Спартак» не играл в КХЛ, трудился в «Красной Армии». Но, как только появилась возможность, с радостью вернулся, за что благодарен руководству клуба. Предстоящий сезон, получается, станет для меня третьим в «Спартаке».

- Сборная Беларуси – это серьезный опыт?
- Ребята в команде были очень требовательные. Но я старался им помогать, делать всё, о чем они просили.

- Учителя у вас были?
- Разумеется, учился у старших товарищей, кто эту профессию начал осваивать гораздо раньше. Что-то подсматривал, хотя очень мало людей, способных делиться секретами своей работы. Не знаю, почему? Я лично открыт всегда, за что меня некоторые коллеги иногда критикуют. Плюс у меня все-таки есть хоккейный опыт, который мне сильно помог. Так что с хоккеистами говорю на одном языке и всегда стараюсь им наточить так, как себе. Себя ведь не обманешь! Моя задача, чтобы игроку на льду было комфортно.

- Вы не обижаетесь, когда вас называют точильщиком?
- Вы что! Нет, конечно. Сервисмен, технический администратор, точильщик – у нашей профессии много названий. Хоккеисты иногда говорят «точила». Я не обижаюсь. Самое главное - отношение ребят. Если у нас есть хороший контакт, то мне без разницы, как они будут называть всё то, чем я занимаюсь.

- Кто самый щепетильный игрок из нынешнего «Спартака»?
- Могу так сказать: у ребят постарше коньки в незапущенном состоянии. Они тщательно за ними следят: сушат, не ходят в них по бетонному полу. Молодые к конькам относятся не так бережно, но, когда они много времени проведут в раздевалке с опытными ребятами, быстро поймут, как правильно ухаживать за коньками.

- Легионеры к вашей работе относятся более требовательно?
- Я не вижу разницы между легионерами и русскими ребятами. Все просят, чтобы было выполнено, как говорится, размер в размер, глубину желобка ту, к которой привыкли. Или, если лед в Виерумяки был жестче, а здесь, в Эспоо, мягче, а в Сокольниках будет еще мягче, они просят изменить глубину желобка. Кейси Уэллман, например, играл с желобком 5,0, сюда приехали, попросил чуть поменьше – 5,2. Нет проблем, сделаю. Это моя работа.

- Вы работаете на канадском станке?
- Да. Этот станок остался еще со времен моего первого прихода в «Спартак». Тогда я убедил руководство купить именно это оборудование, которое используется в клубах НХЛ. Оборудование топ-уровня. Без него никуда. Ждем еще один станок, а этот послужит нашей молодежной команде. После моего годичного перерыва его не сильно «убили», настроил и вернулся, как к своему другу.

- Хоккеисты умеют точить коньки?
- Мы заканчивали сезон 2013/14 в Праге и Братиславе. У нас в команде играл Андрей Ермаков. Я видел, что у него есть тяга к этому делу. И он начал потихоньку осваивать станок, точить свои коньки. Ребята над ним подкалывались, выложили в Instagram, как он точил. Но мне было приятно – хорошо, когда в команде есть человек, который может меня подстраховать. А так, конечно, мало кто из хоккеистов может правильно наточить коньки.

- В заточке вратарских коньков есть свои особенности?
- Разумеется. Там другая направляющая. И толщина лезвия имеет значение. Сложностей с вратарскими коньками я не вижу. Единственная проблема – вратари часто во время перемещения ударяются лезвиями о железные штанги, и поэтому бывают очень сильно сбиты кромки. После этого приходится долго вытачивать.

- Клюшками вы занимаетесь?
- Я могу что-то сделать, если меня просят. Помочь отпилить – не вопрос. Сейчас клюшки почти всем ребятам приходят по спецзаказу, им остается только совсем немного подделать их под себя. В мое время был рубаночек, сухое горючее, загинали, строгали. Теперь все по-другому.

- Коньки тоже «ушли» очень далеко?
- Конечно. Вячеслав Козлов как-то рассказывал, что Пол Коффи менял какое-то неимоверное количество пар коньков за сезон. Тогда были, как я их называю, «промокашечки», более мягкие. И он очень долго искал «свою» модель, ставил на них разные размеры лезвий, искал оптимальный вариант. Делал своеобразный тест-драйв, пока не подобрал наиболее комфортную модель.

- Сколько пар коньков за сезон обычно изнашивают хоккеисты?
- Обычно в клубах выдают две пары. Большинству ребят хватает. Сейчас такие технологии, что коньки быстро не «умирают».

Источник: http://spartak.ru
+68
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.