27 июля 2015, 11:35 ФК Спартак 1

Тимофеич и паства

Сегодня 100-летие со дня рождения Николая Дементьева.

Конечно же, уникумом из братьев Дементьевых считался старший – Петр. В историю отечественного футбола он вошел благодаря уникальной обводке, а в литературу его персонально ввел Лев Кассиль, написавший рассказ «Пекины бутсы». Мне довелось готовить к печати мемуары самого Петра Тимофеевича, и об игре своего младшего брата он отзывался немного снисходительно. Но и Николай был велик, просто его величие проявлялось в ином.

Воспитанник ленинградского футбола, свое первое звание чемпиона страны он выиграл в московском «Динамо». Стал участником знаменитого турне по Англии. И после этого расстался с бело-голубыми, да еще не совсем по-доброму. Люди с большими звездами сулили Дементьеву не переход в «Спартак», а реальную службу где-нибудь на китайской границе.

В послевоенное время подобный переход выглядел понижением в статусе. Динамовцы прочно обосновались на пьедестале, спартаковцы откровенно не набирали подходящую обойму для участия в медальной гонке, и могли выстрелить лишь в Кубке СССР. Дементьев говорил: «Нас всего-то набиралось в основу тринадцать». И сам на четвертом десятке оказался в красно-белой дружине фигурой определяющей. И по диапазону работы на поле, и по влиянию в раздевалке.

Он рассказывал мне случай, когда пара ребят, включая Сергея Сальникова, не слишком уважительно отнеслась к режиму. На общем собрании прозвучало мнение - отстранить провинившихся футболистов от матча. Но Тимофеич воспротивился: мол, почему другие должны выкладываться на поле вместо них? Пусть искупают вину игрой! А сам предупредил Сальникова, что не будет давать ему передачи на рывок. Дементьев рассчитал верно, ведь находившийся не в лучшем состоянии форвард наверняка не успевал бы к мячу. А получая пас в ноги, за счет техники мог бы принести пользу.

Вот такое отношение ветерана к молодым игрокам и заставило Алексея Холчева подобрать ему емкое определение – Пастырь. Паствой Дементьева были парни, на десяток с лишним лет его моложе. Анатолий Исаев вспоминал, как только-только появившись в «Спартаке», возвращался с командой поездом из Харькова. В вагоне-ресторане его подозвал к остальным Николай Тимофеевич: «Не хочешь водку – пей пиво, но не отрывайся от коллектива!»

Константин Бесков, немало поигравший с ним в Динамо», отмечал: «В каждой команде, как правило, наличествует свой вариант Василия Теркина, Тиля Уленшпигеля, Ходжи Насреддина - неформального лидера. Человека, поднимающего настроение». И к Дементьеву в «Спартаке» это было вполне применимо.

В пятидесятые годы красно-белые, усилившиеся Никитой Симоняном, Алексеем Парамоновым, Игорем Нетто, Анатолием Ильиным уже сами стали фаворитами всесоюзного чемпионата. Но и среди восходивших звезд Дементьев не смотрелся на газоне инородным телом. Он все так же забивал и отдавал, попутно установив клубный рекорд: свой последний мяч в официальной игре провел в 39 лет и 65 дней.

Мастер готов был играть и дольше, однако так получилось, что невольно ускорил свой уход, когда поддержал кандидатуру Василия Соколова на должность старшего тренера «Спартака». А тот взялся за омоложение…

Дементьев впоследствии провел не один сезон в тренерском штабе красно-белых, однако сначала оставил заметный след в ФШМ, где под его началом занимались Владимир Федотов, Геннадий Логофет, Сергей Рожков и многие другие.

Тимофеич азартно поигрывал за ветеранов, выходил на поле и в 75, да еще обижался, если ему давали мало игрового времени. В кругу старых соратников оставался душой компании. Например, на 50-летие Игоря Нетто произнес тост: «Подумай, Игорь, тебе на старые деньги пятьсот лет исполнилось!»

А значит, самому Николаю Тимофеевичу сегодня исполнилась тысяча.



http://footballreview.ru
+69
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.