05 октября 2015, 12:45 ФК Спартак 4

Футбольный Пушкин

Обозреватель “СЭ” о том, каким запомнился народный футболист.

Вчера исполнился год, как мы живем без Федора Федоровича, а для кого-то и просто Феди. Резкая боль от утраты прошла - мы привыкли к мысли, что Черенкова с нами больше нет.

Состоялась ли переоценка ценностей, как иногда происходит с гениями, величие которых осознают уже после кончины? По теореме, изложенной у группы “Чайф”: “Сегодня умрешь - завтра скажут: “Поэт!”

Такого в случае Черенкова нет. Писатель или живописец могут быть отвергнуты при жизни, потому что бросали вызов общепринятому. Футбольного художника оценивают на поле. А спартаковская “десятка” с самого начала карьеры не была обделена любовью нашего народа.

В том, что он не получил шанса попасть в мировой пантеон, виновата болезнь, не позволившая мастеру ни разу сыграть на всепланетном первенстве. Потому Федор остался звездой сугубо российской. Ну и что? Владимир Высоцкий (которого Черенков уважал настолько, что не любил праздновать свой день рождения, приходившийся на день смерти барда, что бы ни писали) в силу особенностей своего творчества, в котором на первом плане текст, пользовался ограниченной известностью на Западе.

Почти сорок лет назад еще не было интернета, а газеты не поднимали глубинные пласты футбола. Новости, полученные, в частности, у знакомых журналистов, передавались из уст в уста. Это сегодня болельщикам достаточно хорошо известны игроки, выступающие, например, за “Спартак-2”. Фамилия Черенкова к моменту его дебюта за красно-белых 11 июня 1978 года очень мало кому хоть что-то говорила.

Мне довелось быть в тот день на стадионе “Локомотив”, когда на 76-й минуте матча с “Араратом” Федор, которому еще не было 19 лет, заменил Евгения Сидорова. Зрители на трибунах в первый момент откровенно смеялись над щуплым пареньком: “Что это за ребенок?” Но “Спартак” вел со счетом 3:0, исход был ясен, так почему бы Константину Ивановичу Бескову не поощрить молодого человека? К тому же новичок сразу показал и отличное видение поле, и умение отдать тонкий пас, вписавшись в комбинационный футбол команды.

Уже в следующем чемпионском для “Спартака” сезоне Черенков стал основным игроком клуба, а также дебютировал в составе сборной СССР, принятой Бесковым.

…”Мой Пушкин”, - озаглавила Марина Цветаева в 1937 году литературное эссе, в котором воскрешала собственное детское восприятие пушкинского творчества. “Свой” Пушкин, пусть и не в столь утонченной форме, есть и у других.

Черенкова любители футбола тоже сохранили в памяти каждый по-своему. Как признался в одной из статей коллега Игорь Рабинер, много писавший о народном футболисте, он по сей день сожалеет, что в 1983 году его, 10-летнего, отец загнал в кровать и оттого он не увидел бирмингемский дубль Черенкова в ворота “Астон Виллы”.

Честно говоря, я тоже эти голы в режиме on-line, выражаясь современным языком, не видел. Посмотрел их много лет спустя (вчера, вот, снова доставил себе удовольствие). А осенью 83-го ваш покорный слуга работал корреспондентом ТАСС в Бенине, где даже нужное радио ловилось не всегда: на волне “Маяка” вечером обычно вещала предназначенная для советских рыбаков радиостанция “Атлантика” с зачитыванием писем близких и песнями по их заявкам.

Так что не только обстоятельства игры, но и результат поединка в Бирмингеме я узнал недели через полторы-две, когда в Котону прибыла очередная партия советских газет. Помню, прямо возле почтамта, закрывшись в машине с включенным кондиционером, распаковал “Правды” и “Известия”, выискал номера за интересующее меня число, принялся читать отчеты, бурно радовался, и со стороны, наверное, выглядел странновато. Если хотите, это часть “моего” Черенкова, который забивал голы, независимо от того, вижу я его или нет, и с которым тем не менее существовала некая связь.

Кстати, годом ранее, страна вообще не видела, как “Спартак” ошеломил в Кубке УЕФА Англию и конкретно лондонский “Арсенал” разгромными 2:5, а Черенков забил гол и сделал три результативные передачи партнерам. Трансляцию в последний момент неожиданно отменили. Мы с другом, ярым болельщиком цска, который тоже работает теперь в спортивном СМИ, смотрели у меня дома другой еврокубковый матч и дружно выпивали за каждый гол “Спартака”, о котором сообщал комментатор.

Когда год назад делегация “СЭ” несла венок на гражданскую панихиду в Сокольниках, то обратила внимание на полтора десятка молодых людей с армейскими шарфами. Они тоже отдавали дань скорби поистине народному футболисту.

Человек из другого времени, Федор Федорович, как иные деятели науки или учителя, готовые самой своей сутью нести доброе и вечное, был подвижником. В некоторой степени даже в религиозном смысле этого слова, которое подразумевает сознательного аскета. Не буду проповедовать это как пример для подражания, тем более что сам не собираюсь ему следовать, - каждый делает свой выбор. Вместе с тем невозможно представить, чтобы Черенков бахвалился в соцсетях материальными благами. Да и нечем было.
Он пользовался общественным транспортом, узнав о чем, благодарный и бескорыстный почитатель таланта, так и не обнародовавший на публике свое имя, подарил любимому футболисту 10-ю модель “Жигулей”.

Факт остается фактом: Черенков, да и все его поколение игроков, было ближе к народу, чем сегодняшние. Понятно, время другое. Но и народным футболистом в памяти остался именно он. Что получится у нынешних, покажет только будущее.

А за прошедший год кое-что все-таки изменилось. Аленичевский “Спартак” по крайней мере старается играть в атакующий комбинационный футбол Бескова и Романцева, и это у него более или менее получается. Если Федор видит с небес этот “Спартак”, то должен испытывать некоторое удовлетворение.

http://www.sport-express.ru
+86
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.