11 декабря 2015, 15:05 Разное 9

«А с новостями спорта вас познакомит Николай... Островский»

Сегодня исполнилось бы 93 года легендарному советскому спортивному комментатору, народному артисту России Николаю Николаевичу Озерову.

ЧТО ТАКОЕ МИКРОФОН? МОЛЧАЛИВЫЙ КУСОЧЕК ЖЕЛЕЗА

29 августа 1950 года мой знаменитый учитель Вадим Синявский впервые выпустил меня в эфир, – часто вспоминал этот день Николай Николаевич – В этот вторник играли две наши сильнейшие на тот момент столичные команды – цска и «Динамо». Центральный матч чемпионата. Я вел репортаж о первом тайме.

У нас, у комментаторов, есть своего рода «печка». Скажешь фразу: «Внимание, говорит Москва! Наш микрофон на стадионе «Динамо» – и вроде легко становится. Полдела сделано, самое страшное позади. Но в тот день эти слова сказал Синявский, добавив, что у «нас сегодня выступает молодой комментатор – Николай Озеров. Шлите отзывы». Сделал вступительную часть и предоставил мне слово: «Пожалуйста, Николай Николаевич». Я остался с микрофоном один на один. Казалось бы, что такое микрофон? Такая маленькая металлическая вещь, всего-навсего молчаливый кусочек железа – будто ничего страшного и нет. Но когда ты первый раз в жизни выступаешь по радио, когда ты знаешь, что тебя слушает очень много людей, то этот микрофон на тебя столько страха и ужаса нагоняет! У меня во рту пересохло. Думаю: «Сейчас начну говорить и не выкручусь, не закончу фразу…» Руки и ноги ходуном ходили. Как завороженный уставился на микрофон, и чудилось мне, что миллионы радиослушателей смотрят на меня и ждут: «Ну, Озеров, давай, сморозь какую-нибудь чепуху…».

Мыслей в тот момент в голове пролетело столько, что подсчитать их было под силу разве что электронно-счетной машине. Но ни одного слова произнести я не мог. Возникла пауза, длинная, томительная. Мне вспомнился дебют на сцене Художественного театра в пьесе Диккенса «Пиквикский клуб». «Не пойду на сцену, ни за что не пойду», – твердо решил тогда я. Народный артист Советского Союза Анатолий Петрович Кторов, трогательно опекавший меня, подтолкнул легонько в спину, и дальше все пошло хорошо.

Теперь на помощь пришел Синявский. Он обнял меня и дружески похлопал по плечу. И я «вступил».

Как провел репортаж – не помню, но после этого меня отстранили от работы на две недели. Ждали писем трудящихся. На радио пришло 40 писем: 36 хороших (знакомые поддержали), три критикующих, но одобряющих. И одна девушка из Тулы разнесла меня в пух: как мог этот противный голос оскорбить нашего замечательного футболиста Алексея Гринина, да какое право он имел так про него сказать!...Я даже хотел переписку с ней завязать…

«ТЕПЕРЬ ВЫ ЧЕМПИОНЫ!» – СКАЗАЛИ ШВЕДЫ

Существует мнение, что в Советском Союзе был только один истинный спортсмен-любитель, который многого достиг в большом спорте – Николай Озеров. Являясь актером МХАТа и работая на радио, он 24 (!) раза становился чемпионом СССР по теннису: 5 раз в одиночном разряде, 13 раз – в парном и 6 раз – в смешанном.

В 1958 году Озеров стал неофициальным чемпионом шведского города Хиндоса в паре с… нападающим сборной СССР по футболу Валентином Ивановым.

- Прилетев в Швецию на первый для нашей сборной чемпионат мира, мы разместились недалеко от Гетеборга, в городе Хиндос, – рассказывал Валентин Козьмич.– Однажды, когда мы отдыхали, приходит приехавший вместе с нами комментатор Озеров и рассказывает, что увидел неподалеку на теннисном корте играющих людей, оказавшихся чемпионами города в паре. Николай Николаевич уговорил их сразиться, прибежал к нам и говорит: «Валя, пойдем сыграем».

Я в теннис играл, но очень редко. Только когда сборная собиралась на сборах в Тарасовке – там был корт. Спартаковцы играли прилично: они могли тренироваться постоянно, но Николай Николаевич выбрал почему-то меня.

Приходим на корт, там два спортивных парня. Начали играть. Я пытался хоть что-то отбивать, но мяч в основном летал мимо меня. Шведы играли очень неплохо, но до Озерова им было, как до неба. Он фактически в одиночку их вынес. Но, мне кажется, шведы сразу поняли, с кем они связались. Когда матч закончился, они дружно признали: «Ну, все. Теперь вы чемпионы!».

«ШТРАФНОЙ УДАР, ШТРАФНОЙ УДАР… МЫ, ЧТО, ХУЛИГАНЫ?»

Эта история тоже случилось на том шведском чемпионате. Наши в первом групповом матче сыграли вничью со сборной Англии – 2:2, ведя по ходу со счетом 2:0. Озеров отработал на этом матче – нареканий вроде никаких не было. Как, вдруг, на тренировке кто-то из футболистов с улыбкой сообщил ему, что был какой-то неприятный для него звонок из Москвы...
- Сердце сразу забилось, – вспоминал потом Николай Николаевич. – Что такое? Что я там лишнего наговорил?

Ребята посоветовали пойти к старшему тренеру Качалину, который, мол, все объяснит. Но Гавриил Дмитриевич переадресовал меня к руководителю делегации Постникову.

- Ты знаешь, – сказал мне Дмитрий Васильевич – просили обратить внимание: что ты все время говоришь: « Яшин, Яшин, Яшин…». В стране думают, что мы только защищаемся.

- Ну, вы же видели, – попытался я возразить, – мы, действительно, все время защищались, поэтому Яшин постоянно был в игре, спасал команду!

- Ну, не мне тебя учить, – Постников словно не слышал, – назови там где-нибудь фамилии Иванова, Ильина, других игроков – все равно никто не видит…

Телевидения тогда не было, репортажи шли только по радио.

- Да и потом, – он добавил уже мне в спину, – что ты все время говоришь «штрафной удар, штрафной удар». В стране подумают, что мы – хулиганы. Ну, говори, хотя бы: «свободный удар».

- Но, Дмитрий Васильевич, штрафной удар – есть штрафной удар, а свободный – есть свободный…

- Ну, не мне тебя учить, сориентируйся.

Через несколько дней, комментируя игру нашей команды с Бразилией, я так «сориентировался«, что мне самому было стыдно, и с тех пор больше никогда не говорил радиослушателям неправду. Потому что бразильская сборная во главе с Гарринчей, Пеле, Вава, Диди дала настоящий футбольный концерт. И уж если надо было восхищаться кем-то в том матче, то никак не нашими футболистами, хотя они и проиграли только со счетом 0:2….

И вот представьте себе, – продолжает Озеров, – лет через десять после этого работаю в Киеве на кубковом матче между киевскими динамовцами и московским «Спартаком». У хозяев подавляющее преимущество (игра завершилась со счетом 4:0 в их пользу). Я начинаю репортаж во втором тайме. В то время трансляции уже одновременно шли и по радио, и по телевидению.

Комментирую и тут в студию тихо вошел оператор: «Николай Николаевич, вас вызывает Москва». На несколько секунд выключил микрофон: «Я не могу отойти, спроси, в чем там дело?», – и продолжил передачу.

Через несколько минут оператор вернулся и сообщил, что Москва хочет говорить только со мной. И только когда я попросил подойти к телефону своего товарища, корреспондента ТАСС Андрея Новикова, выяснилось, в чем дело:

- Звонили «оттуда», – подняв глаза вверх, сказал Андрей, – просили не восхвалять киевское «Динамо».

Рассвирепев, опять сказал, что у хозяев подавляющее преимущество, и продолжил работу.

Когда на следующий день вернулся в Москву и пришел на телевидение, во всех коридорах только и говорили, что у Озерова большие неприятности, поскольку он проигнорировал звонок «оттуда». Вызвали к заместителю министра. Решив, что лучшая защита – это атака, я начал прямо с порога: «Кто дал право отвлекать меня во время работы, мешать, приглашать к телефону? Я что, контрреволюцию устроил? У нас в Художественном театре со времен Станиславского существует закон, не позволяющий ни директору, ни главному режиссеру, ни постановщику спектакля делать замечания, которые могли вывести артиста из душевного равновесия!».

- Зачем ты десять раз повторял «подавляющее преимущество киевского «Динамо»»? – спросил заместитель министра. – В Москве столько-то миллионов болельщиков, они все завтра будут плохо работать!

- Да лучше бы московское руководство помогло «Спартаку» создать команду, а то ведь было стыдно смотреть, как они играли в Киеве! – в сердцах выпалил я.

- Ты болельщик киевского «Динамо»? – снова поинтересовался замминистра.

- Да я сорок лет жизни отдал «Спартаку», защищал честь этого общества на теннисных кортах, футбольных и хоккейных площадках! – меня уже было не остановить.

Наверное, этот начальник тоже симпатизировал «Спартаку», поскольку беседа в итоге завершилась мирно. Посмеялись и разошлись, но нервные клетки, как известно, не восстанавливаются…

УСПЕЛ, СЫГРАЛ, НО ПРОИГРАЛ.

Как-то Озерова спросили, кем он себя считает: актером, спортсменом или журналистом? Он ответил сразу, наверное, сам долго думал над этим: « Вот если сложить все мои занятия вместе, то и получится Николай Озеров».
Но случались эпизоды, когда одно все-таки мешало другому.

- Помню, – рассказывал Николай Николаевич, – я играл финал первенства Союза в смешанном разряде – в Москве, на стадионе «Динамо». Кортов было всего два, и финальный матч задержался часа на три. Мои противники знали, что вечером во МХАТе у меня спектакль – «Последние дни» по Булгакову, и я должен в половине десятого быть в театре. Мой друг и соперник по финалу Эдуард Негребецкий еле-еле ходил по корту, собирал мячи, тянул время, зная, что я опаздываю. А мы выиграть не можем – и проиграть тоже не можем. Партнерше моей – Зинаиде Георгиевне Клочковой – я сказал: «Зика, если мы сейчас не выиграем, я должен проиграть, иначе опоздаю в театр. А я не имею права опаздывать».

Мы проиграли, и я умчался на спектакль. Успел, сыграл…

А на следующее утро в театре висел приказ: «Поставить Озерову на вид, поскольку он пришел не в половине десятого, а в 9.35, к третьему звонку…»

УСПОКОИЛИ НАРОД

Однажды, когда Озеров возвращался из командировки в Ирландию, его встретили в аэропорту «Шереметьево» партийные работники и срочно повезли в Останкино. Оказывается, по Москве пошел слух, что Озеров…умер. Николаю Николаевичу предложили через час появиться на экране, прочитать в программе «Время» спортивные новости, чтобы успокоить народ. Перед спортивным выпуском шел репортаж из дома-музея писателя Николая Островского, автора романа «Как закалялась сталь». Когда он закончился, диктор Нонна Бодрова жизнеутверждающим голосом объявила: «А сейчас с новостями спорта вас познакомит Николай Островский…». Все в студии зашлись от хохота. «Я думал, что, действительно, умру, – вспоминал потом Озеров. – Как довел тот выпуск до конца, сам не помню».



http://www.sovsport.ru
+71
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.