Больше, чем 10 процентов. Чем нам запомнится этот Евро

Придя в себя после удивительной развязки чемпионата Европы, спецкор Sovsport.ruпросуммировал собственные впечатления о турнире.
Выигрывает ум
Это не только про португальцев и их хмурого тренера Фернанду Сантуша, оказавшегося на деле и упертым, и юморным, и сентиментальным, и знающим, и вообще молодцом. Это про весь футбол на Евро. Ауты исландцев – это ум. Рэмзи – ум. Итальянская тактика, техника Погба, трезвая оценка собственных возможностей, сильных и слабых мест, вера в выбранную игровую модель и правильный выбор этой модели, – все это ум. Порывистые и самоуверенные выглядели жалко. Толковые порой проигрывали, но объективной силе. Перед тем, как что-то сделать, нужно было крепко подумать и приплюсовать к этому волю, ведь безрукий ум не стоит ни копейки, если не применить его жестко и не для всех популярно.

Этот Евро четко дал понять: роль тренера в команде, по крайней мере в сборной, больше 10 процентов. Сделать из разнокалиберных и разбалансированных элементов что-то внятное может только серьезный конструктор. Роль поставщика кирпичей и производителя цемента тоже велика, однако без квалифицированного каменщика здания просто не будет, вот и все. При том, что не будет его и без стройматериалов, и без нормальных условий для работы. То есть тренер – минимум треть. Конечно, были на этом турнире тренеры, роль которых составила меньше 10 процентов. Все шло мимо них как-то само, поперек и вопреки. Выступили их команды примерно так же.

Сплочение наций
Евро в очередной раз подтвердил звание колоссального духоподъемника. Кадры с ликующими исландцами, валлийцами, португальцами облетели весь мир, вызывая умиление, а порой и зависть. Из той же оперы – повальное братание незнакомых людей, рвущийся наружу позитив, визги исландского комментатора, посвящение побед своей стране, своему народу.

Как бы ни был организован этот Евро, каких бы результатов ни добивались команды на нем, в большинстве случаев футбол играл роль явления, объединяющего людей. Причем не только из одной страны. Поразительно (для нас, а не вообще) вели себя болельщики в метро и на улицах до, а главное – после игр. Улыбки, легкие подначки, исполняемая итальянцами «Марсельеза» перед матчем с французами, перенятая теми манера боления исландцев, причем полностью скопированная, спокойное отношение проигравших к ликованию победителей, хотя людей в вагоне – как семечек в стакане…

На этом фоне мы выглядели какими-то постоянно переруганными. На первых двух матчах уплотнились вроде бы на стадионе и у телевизоров, потом стали разбираться, кто кого больше ненавидит, – мы англичан или они нас, – затем выяснилось, что речь с нашей стороны идет о профессиональной ненависти, входящей в набор качеств сотрудников ряда российских клубов и ВОБ. В итоге оказалось, что и игра нашей сборной объединить не способна, и сама она не очень хочет объединяться. Не только с нами – с кем-либо.

Футболистам в России хорошо парами, максимум тройками. На коралловом песке, в бизнес-джете или в инстаграме. В микст-зонах им плохо. На поле нехорошо. Отрыв от широких народных масс велик. Да и массы, надо признать, расслоены и неоднородны. Единственное, что нас по-настоящему объединяет, – четкий негативный настрой по отношению к иностранцам, взгретый телевизором.

Так и живем.

Отсутствие великих команд
Точно не было таких. Все живые, а не роботизированные. Все ошибающиеся. Некоторые – циники по отношению к красотам игры, вроде португальцев. Некоторые романтики, как хорваты. Но с легкомыслием, спрятанным за романтизмом на самом деле.

Что с этим делать?


Боюсь, ничего. Технологичность футбола становится неотъемлемой его частью. Недаром Фернандо Сантуш сказал после Уэльса: «Финальный матч – это не про игру, это про победу». Только забыл добавить, что и финальный турнир для него – то же самое.

Будущее видится еще менее возвышенным. Цены на высокоэффективных спецов по физподготовке резко возрастут, подключатся психологи, борьба пойдет строго за результат, а не за процесс. Единственное, чем можно это регулировать, и тут я повторяюсь, – правилами футбола. Как в «Формуле-1», где идет постоянная борьба с ограничениями возможности машины в пользу возможностей пилота. Ибо кому нужна схватка компьютеров, боксеров-выжидателей, тел, а не творцов?

Великие же команды, несомненно, еще будут. Это определяется удачным расположением светил, а не технологиями. Подготовить можно крепких работяг. Таланты собьются в кучу сами собой, вне зависимости от желания добиться этого в конкретный момент. Главное, чтобы они вообще были в стране, таланты. С чем не везде, как мы знаем, дела обстоят хорошо.

Российско-украинская провинциальность
Рассусоливать в который раз особо не хочется, смысл понятен. Пока Европа шила новые камзолы, мы начищали кирзачи. В которых и явились потом на бал во дворец. Посмотрели по сторонам, сказали «Ой, ё!» и отчалили.

Продолжаем отставать. Не в технике, физике или тактике, даже не в подготовке молодежи. А в понимании самих принципов футбольного устройства. Что проистекает из принципов устройства всего остального.


Нет бизнеса – нет экономики. Нет футбольного бизнеса – нет футбола. Понты не рождают Бэйлов. Воровство не помогает строить и жить. Вертикаль безумна, если хочет рулить всем подряд вплоть до футбольных клубов, отношений полов и музыкальных благозвучий. Либо бессовестна.

Отсутствие терактов
Французские жандармы с автоматическими винтовками и в черных очках, ходячие бронежилеты с торчащими ото всюду антеннами, выглядели бы наивно, если бы не обеспечили на Евро порядок. Много было боязней. И много кругом было арабов. Не было лишь реальной опасности.

Франция справилась с проведением Евро по данной части стопроцентно. Умудрившись добиться этого не массовыми запретами, потому что так проще спецслужбам, а точечными мерами, осложнившими, напротив, работу сил правопорядка. Одно дело – что-нибудь запретить. Нельзя и все. Соображения безопасности, антитеррор. Борьба с организациями, официально запрещенными во Франции, все идут под замес, тотальные ограничения прав и свобод, лес рубят, щепки летят.

Другое дело – невидимая, скрытная превентивная работа на каких-то очень дальних подступах. А на виду – ненавязчивая, с улыбкой и неизменным «мерси» за понимание. Это не китайский вариант, потребовавший, говорят, перед Пекином-2008 отселения из столицы страны миллиона неблагонадежных и асоциальных элементов. Не обнесение всего и вся заборами с КПП. Хотя хватало и такого.

Это понимание механизмов террора и большая следственная маета. Совершенно уверен, что не было бы никакой технической сложности рвануть что-то в центре Лилля, допустим, или Бордо. Никто и никого не останавливал на дорогах, не совал нос во все подряд багажники, бездумно тратя человеко-часы. Сработано было на уровне террористических гнезд – сначала организаторов, а потом уж исполнителей. Судя по тому, что через шесть часов мне улетать, и я не слышал за весь месяц ни одного выстрела, не говоря уж о взрывах, – сработало.

***
В целом же чемпионат вышел со стороны организаторов слегка бездушным, но бойким и поучительным. Все турниры не могут быть идеальными. Случаются просто крепкие, но нужные для обнаружения себя во времени. Себя – и футбола. Французский Евро был именно таким.

Источник: www.sovsport.ru
+47
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.