Между Лёвом и Бесковым/Он был тогда во главе московского "Динамо", строил большие планы, и давняя мечта вернуться в "Спартак" казалось спрятанной в какой-то очень дальний ящик

Илья Казаков в новой записи своего блога на сайте агентства "Р-Спорт" вспоминает, как еще два года назад предрекал Станиславу Черчесову работу в сборной России по футболу, и сравнивает его путь с судьбой Леонида Слуцкого, который покинул национальную команду после чемпионата Европы-2016.
Года два тому назад я сказал ему:
- Уверен, на домашнем чемпионате мира сборную будешь тренировать ты.Это не было шуткой и уж тем более пророчеством. Такими вещами в принципе не шутят, а пророки остались в далеком прошлом. Что меня дернуло это произнести, не знаю до сих пор. Тогда во главе сборной был Фабио Капелло и, несмотря на сильное разочарование от бразильского мундиаля, итальянский босс сохранил свой пост. И уходить до истечения контракта не собирался.

Как и Черчесов. Он был тогда во главе московского "Динамо", строил большие планы, и давняя мечта вернуться в "Спартак" казалось спрятанной в какой-то очень дальний ящик. Когда-нибудь, может быть – точно из этой серии.
А "Динамо" было тогда в порядке. Как и "Жемчужина", "Амкар", "Терек" - его прошлые клубы. Черчесов гордился не только тем, как играет команда, но и насколько рачительно он ведет себя на трансферном рынке. С наслаждением жонглировал цифрами – сколько сэкономил на этом переходе, как выгодно для клуба провернул этот обмен. 

Помню, я смотрел на него и желал, не произнося этого вслух, чтобы ему дали отработать столько, сколько считается нормальным среднестатистическим показателем для строительства новой команды – три года. Но все равно понимал, что шансы невелики, в России тренеров, работающих в одном клубе такой срок – по пальцам перечесть. 

- Вот увидишь, мы уже во втором сезоне будем бороться за чемпионство, - сказал он.

И когда этой зимой к нам на эфир пришел Борис Ротенберг-старший, вздохнувший мимоходом за кадром: "останься мы, "Динамо" стало бы чемпионом", я вдруг вспомнил те слова Черчесова. А затем – его интонацию при рассказе о последнем для него совете директоров "Динамо". И его короткую фразу в ответ на услышанное: "Честь имею".

Я тогда позвонил ему и сказал:
- Вот теперь я еще сильнее уверен, что в восемнадцатом году сборную будешь тренировать ты.

Возможно, это была попытка поддержать человека, уволенного вопреки логике и результатам. За четвертое место на моей памяти из команды, не относящейся к числу фаворитов и находящейся в стадии становления, увольняли только Слуцкого.



И, признаюсь, мне было немного смешно, когда Слуцкий возглавил сборную, а Черчесов из Москвы уехал в Варшаву, в "Легию". Судьба порой шутит причудливо и надо уметь не воспринимать ее линейно. Это не было насмешкой над хорошо знакомыми людьми, получившими новый вызов. Просто я очень хорошо помнил, о чем мечтали они оба – Слуцкий желал однажды оказаться у руля сильного европейского клуба, а Черчесов, первый капитан в истории сборной России, хотел встать во главе национальной команды. Судьба словно нарочно перевернула путь каждого из них.
- Знаешь, - сказал я ему тогда, - я от тех своих слов не отказываюсь.

Потом было то, что было. Леонид Викторович мастерски вытащил сборную из летнего пике, Станислав Саламович начал сеять ужас в Польше. До появления в "Легии" его боялись будущие подопечные – не зная, что он за человек и тренер, после того как первые дни совместной работы остались в прошлом – бояться Черчесова пришлось уже соперникам.


Не знаю, как именно изменила Слуцкого работа в сборной, но в те дни, когда ему приходилось быть совместителем, он был не такой, как обычно – более напряженный, с более заметным погружением в какие-то свои мысли. Стоило уйти – и вернулась прежняя легкость. Черчесов же, работая в "Легии", не изменился ничуть. Дажечемпионство оставило его прежним. Впрочем, как и первое чемпионство Слуцкого тоже на его личность вряд ли повлияло ощутимо. Разве что добавилась внутренняя уверенность в своей правоте.

Когда после Евро сборная вновь осталась бесхозной, а Черчесов незадолго до этого решил не продлевать контракт в Варшаве – не получив от владельца клуба подтверждения готовности идти дальше и делать состав более конкурентоспособным в еврокубках – сомнений в том, что те давние слова сбудутся, почти не осталось. Не знаю, можно ли было выжать из того состава, что был во Франции, больше, чем выжал Слуцкий. Но очевидно, что под новую задачу – строить команду фактически заново, был нужен такой тренер как Черчесов. Не боящийся сложностей, умеющий увидеть игрока там, где многие пройдут мимо, и сочетающий в себе жесткость с дипломатичностью.


Его первым большим тренером был Бесков. Его последним тренером был Лёв. В нашей ностальгии по лучшем советскому футболу и тяге к идеальному европейскому Черчесов может оказаться тем вариантом, в ком сойдутся одновременно два таких разных подхода. У двух этих стилей, которые мы попеременно пытаемся воссоздать в России, есть одна общая черта – умение играть изо всех сил. Мне кажется, именно это отличает команды Черчесова-тренера. Путь в сборную вышел у него причудливым. Но тем интереснее будет смотреть за его становлением в новом качестве.

Источник: rsport.ru
+54
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.