31 июля 2016, 08:34 ФК Спартак-вет 7

Владимир Селянин: Мой футбол больше не повторится, а другой мне не нужен/К слову сказать, за мной тогда кроме «Спартака» охотились сразу восемь клубов премьер-лиги!

Его блистательной игрой восхищались не только подольчане, но и болельщики всего Советского Союза. Главный бомбардир подольского «Машиностроителя» смог дорасти до московского «Спартака», однако карьере талантливого игрока не суждено было длиться долго О том, как ему удалось покорить мяч, забить самому Рудакову и целых три года играть «на одной ноге», в канун (Прим. Fanat1k.ru: интервью от 29.07) своего 65-летия Владимир Селянин поведал Sovsport.ru. Прославленный нападающий московского «Спартака» почти не появляется на публичных мероприятиях и давно ведет уединенный образ жизни, а потому разыскать его оказалось делом не простым. Полагая, что собеседник мой вряд ли обрадуется перспективе отвечать на многочисленные вопросы журналистки, я очень осторожно, боясь спугнуть наше только что зародившееся знакомство, я, дозвонившись, предложила «когда-нибудь, если будет удобно, встретиться…» К моему удивлению, Владимир Селянин отреагировал стремительно, как и подобает настоящему бомбардиру:
– Женя, а что вы делаете сегодня вечером?
…Через два часа, отложив все запланированные встречи, я уже сидела за столом перед Владимиром Ивановичем в его квартире на улице Свердлова. Он предусмотрительно подготовил стопку старых фотографий и газетных статей, которых за время его оглушительного успеха в футболе скопилось не мало.

– Все это сохранилось благодаря моей маме, – говорит Владимир Иванович, – она очень гордилась, когда обо мне писали.

Владимир Селянин родился в 1951 году в Щербинке. Мама работала продавцом, отец – строителем. Спустя четыре года они получили комнату в коммунальной квартире на Львовке, где проживало пятеро семей. Давным давно стерлись в памяти бытовые неурядицы с соседями, да и до них ли было мальчишке, который день и ночь гонял во дворе мяч.


– Наш дом был около Львовского перекрестка, – вспоминает Владимир Иванович, – а через дорогу стоял другой дом. И там, и там в футбол играли все, от мала до велика. И мы постоянно соревновались между двумя дворами.

– Когда я учился в 6 классе, – продолжает мой собеседник, – мы переехали в Подольск, учиться пошел в 23-ю школу. Помню, как с утра мог уйти, якобы на занятия, а сам убегал в парк «Березки». Там были небольшие полянки, на которых я упражнялся с мячом до позднего вечера. Мама бывало спросит: «А ты точно весь день в школе был?» Я кивал. Однажды к нам домой пришла учительница и рассказала, что в школе я практически не появляюсь. Вот уж мне тогда досталось от родителей! Но ничего не мог поделать с собой, с мячом засыпал и просыпался. Ни о чем другом думать не мог!

 А в «Березках» вы с кем играли? С такими же прогульщиками школы?
– Нет, в основном один. А мне и не нужен был никто! Я стремился покорить мяч – жонглировал, отрабатывал удары… Приходили, конечно, ребята поиграть… В течение дня одни сменяли других, а я оставался. И так весь день – без и обеда и ужина. Не до этого было!


 Но откуда взялась такая невероятная тяга к футболу?
- Не знаю, мне очень нравилось смотреть как играют заводские команды. У меня даже кумир был – Геннадий Горюшкин. Именно его я считаю своим первым тренером. Вы бы видели, что он вытворял на поле! Горюшкин играл за аккумуляторный завод, был руководителем команды. И вот однажды знакомые ребята привели меня к нему, мол, возьми хорошего игрока. И Горюшкин меня взял! От счастья был на седьмом небе! Лет в 14 я пришел заниматься в «Торпедо» к Алексанову Николаю Тимофеевичу. У них в то время проходили областные соревнования. Николай Тимофеевич мне говорит: «Приходи завтра к 8 утра, будем с ореховозуевскими играть». Я пришел. Меня, новичка, на поле сразу никто не выпустил, я сидел на скамейке запасных. И вот заканчивается первый тайм, счет 3:0 в пользу соперника. Во второй половине матча тренер выпускает меня.


 Я думаю, ход игры резко изменился.
– Ну как вам сказать, – застенчиво улыбается Владимир Иванович. – Конечный результат той игры стал 7:3 в нашу пользу, а шесть голов из семи были мои. Алексанов после этого сказал: «Все, парень, теперь ты только с нами!» Так я стал играть за юношей «Торпедо». А в 16 лет меня стали привлекать в команду мастеров. Старшим тренером «Торпедо» тогда был Михаил Николаевич Перевалов, вот он меня и пригласил.


 И каково это было  оказаться на поле вместе со взрослыми мужчинами?
– Поначалу было непривычно. Все игроки намного старше, были и те, кому уже исполнилось 30 и даже 33. По сравнению с ними, я был мальчишкой.



 И тем не менее вас всегда ставили в нападение.
– Да. В футболе ведь не возраст главное, все зависит от твоего умения. А забивать я умел. Правда, на первых порах выпускали не на всю игру, а только на тайм или даже на его половину. Говорили, что я должен обрасти мышцами. Ну, а потом уже стал играть больше.




Мы перебираем черно-белые снимки, сделанные в далеком 1973 году во время знаменитого матча подольского «Машиностроителя« и сборной Советского Союза. До отказа заполненные трибуны стадиона, а на поле знаменитые на весь мир Владимир Капличный, Реваз Дзодзуашвили, Владимир Онищенко, Аркадий Андреасян, Евгений Ловчев… Именно тогда Владимир Селянин сумел забить гол самому Евгению Рудакову!



 Расскажите о том матче. Вы хорошо его помните?
– Такое не забывается! Эта игра в праздничный день, 9 мая, на стадионе «Труд» собрала весь Подольск! Когда я шел на эту игру, меня напутствовали все – знакомые и незнакомые, – начиная от подъезда моего дома и до самого стадиона. Говорили: «Володька, не подведи!» А у меня и так был мандраж по всему телу! Не каждый день выходишь на поле с лучшими футболистами страны, где каждое имя – легенда! Счет был открыт уже в первом тайме – Андреасян забил нам с 11-метрового, далее был еще один пенальти и второй гол в наши ворота. А уже третий мяч – это был мой ответ «сборникам». На перерыв мы ушли со счетом 2:1.



 Я представляю, что творилось с болельщиками! Ведь впереди был еще целый тайм.
– Да, надежда была, но, к сожалению, больше реализовать моменты не удалось. Уровень подготовки и класс наших соперников был намного выше. Во второй половине игры в наши ворота последовал третий, а затем и четвертый голы. В итоге сборная СССР обыграла нас со счетом 4:1.


 И все же для вас этот матч стал судьбоносным, ведь именно после него вас пригласили в московский «Спартак».
– Да, Николай Петрович Старостин, начальник «Спартака», тогда заметил мою игру. После матча он подошел к Владимиру Чернышову (главный тренер «Машиностроителя». – Прим. автора), а тот, кстати, был в своё время вратарём красно-белых, и поинтересовался, что это за парень бегает под номером 8. Ну, а потом мне поступило предложение перейти в московский «Спартак». К слову сказать, за мной тогда кроме «Спартака» охотились сразу восемь клубов премьер-лиги! Помню, звонок в дверь в час ночи. Думаю, может случилось что? Выхожу, на пороге стоит Борис Петров, селекционер «Локомотива», по нынешним временам – футбольный агент. Говорит: «Собирай вещи, в 7 утра мы летим на турнир в Индию. Документы и билеты – все подготовим!» Вынужден был отказаться, так как уже дал согласие «Спартаку» и на следующий день должен был ехать к ним в Москву на Красносельскую.




 Как вас приняли в «Спартаке»?
– Нормально. Когда я к ним приехал, за столом вместе с начальником команды сидел Николай Алексеевич Гуляев, старший тренер. Посмотрел на меня оценивающим взглядом и сказал: «Селянин, какой-то ты маленький». «Зато на поле он – гигант!» – ответил ему Старостин. На следующий день у «Спартака» была намечена последняя игра чемпионата СССР, с командой «Карпаты» (Львов). На игру дубля меня выпустили сразу, хотели еще раз убедиться в моих способностях. Первый гол забили нам, мы вскоре отыгрались (Валера Андреев забил с пенальти), и с равным счетом 1:1 матч подходил к завершению. А за три минуты до финального свистка я забиваю соперникам второй мяч…




 После этого сомнений в ваших способностях уже не возникало?
– Сказали: «Пиши заявление! Берем!»




 Насколько все изменилось в вашей жизни после этого?
– Начались каждодневные тренировки, нагрузка совсем другая. Если здесь я был, можно сказать, лучшим, то в «Спартаке» пришлось многому учиться. Уровень-то другой! К примеру, играем в «квадрат» – двое водящих, двое должны отнять мяч. Так вот я мог по целому часу бегать «собачкой», ни разу не прикоснувшись к мячу. Домой приезжал – падал! К тому же дорога выматывала, ездил я из Подольска на ВДНХ – на электричке, на метро, а потом еще на трамвае. И так же обратно.




 «Спартаковскую» зарплату помните?
– Нам, кто играл в высшей лиге, платили по 250 рублей, «сборникам» – по 350. Деньги очень приличные. Но для меня это было не главное – все, что зарабатывал, привозил родителям. Мама, наконец-то смогла купить сервант и мягкую мебель – невероятное счастье по тем временам! Но я был одержим только футболом, все остальное меня не интересовало. 
Владимир Иванович тяжело вздохнул – то ли от нахлынувших воспоминаний, то ли от предчувствия моего следующего вопроса относительно травмы, которая перечеркнула карьеру молодого футболиста на самом взлете.



В матче чемпионата СССР против киевского «Динамо», Владимир Селянин получил в подкате сильнейший удар, следствием которого стал разрыв голеностопных связок. Лежа на футбольном поле и корчась от дикой боли в ожидании медиков, он тогда и представить не мог, что это совсем не рядовой случай. Потребовалось длительное лечение, прежде чем футболиста поставили на ноги, о возвращении в профессиональный спорт не могло быть и речи. Но Владимир Селянин отказывался в это верить.


– Мне ведь было всего 23 года, я только начал свой путь в настоящем большом футболе и в одночасье все оборвалось, – Владимир Селянин взволнованно достал пачку сигарет. – Вы позволите, я закурю?
Над столом заклубились струйки сизого дыма. Упрямая мысль не давала покоя: почему судьба порой так несправедлива к одаренным и талантливым? Словно даруя человеку исключительные способности, она обязательно что-то берет взамен. Неужели выдающийся успех непременно должен сопровождаться расплатой в виде отсутствия личного счастья у одних, надорванного здоровья у других, полного забвения третьих? И кто знает, сколько бы еще побед принес Владимир Селянин «Спартаку», а возможно, и сборной Советского Союза, не случись в его жизни той роковой травмы?

– Когда из высшей лиги пришлось уйти, – продолжает Владимир Иванович, – мне предложили играть за «Волгу» из Калинина. Руководителям клуба я объяснил, как есть, что толк от меня на поле уже вряд ли будет. Но главный тренер «Волги» Андрес Игорь Владимирович настаивал: «Селянин, даже если ты будешь бегать на одной ноге, мы все равно тебя возьмем!» И я решил попробовать. Самостоятельно начал бегать кроссы, надо было возвращать себе физическую форму.

Еще целых три года после травмы Владимир Селянин выступал во второй лиге. Ноющая боль в ноге не утихала, но о ней он упорно старался не думать, ведь без футбола своей жизни уже не представлял.



– Однажды играли с московским «Торпедо», – вспоминает Владимир Иванович. – На тот матч я опоздал из-за отмены электрички и прибыл лишь ко второму тайму. Наши проигрывали 0:2 и, как только я приехал, меня сразу выпустили на поле. В результате, успел забить торпедовцам два гола и матч завершился вничью – 2:2. После игры к нашему Андресу подошел Валентин Козьмич Иванов, старший тренер «Торпедо»: «Слушай, давай я у тебя Селянина заберу!» «Ты не поверишь, но он на одной ноге играет», – ответил Андрес. «Все равно заберу! – не унимался Иванов. – А ногу мы ему вылечим!»



Но было уже поздно. Боли в ноге стали настолько невыносимы, что не спасали даже уколы блокады. Владимир Селянин понимал, что даже во второй лиге ему играть осталось недолго. Чего уж говорить о московском «Торпедо», где нагрузка была намного больше. Но каждый раз, выходя на поле, он словно забывал о своем недуге и с жадностью бросался на мяч.

В 1975 году Владимир Селянин стал обладателем Кубка РСФСР, за который боролись 128 советских команд второй лиги. В финальном матче, когда «Волга» играла с барнаульским «Динамо», первый гол забил Селянин. Век профессионального футболиста скоротечен. После завершения спортивной карьеры многие находят себя в околофутбольной среде – становятся тренерами, руководителями, агентами… Однако Владимир Селянин и здесь не пошел ни по одному из традиционных путей. Будто следуя принципу «Всё или ничего», 40 лет назад он оставил карьеру футболиста навсегда. Вынужден был оставить.

– После футбола я 20 лет отработал на Подольском механическом заводе (ПМЗ им. Калинина) слесарем – сборщиком промышленных машин. Пять лет назад вышел на пенсию, а сейчас подрабатываю охранником в гаражном кооперативе. В свое время я понял, что такой футбол, какой у меня был, больше не повторится. А другой мне не нужен.
Мы расставались глубоко за полночь. Владимир Селянин, набросив спортивную куртку, вышел меня провожать.

– Женя, вы обо мне много не пишите. Ведь все это было очень давно и вряд ли кому-то будет интересно.
– А здесь позвольте не согласиться, – отвечаю Владимиру Ивановичу. – Старшее поколение хорошо вас знает и до сих помнит ваши футбольные подвиги.


Но я хочу, чтоб о них узнала и наша молодежь: и мальчишки, которые играют во дворах, и те, кто занимаются в спортшколах, и те, кто уже решил связать свою судьбу с профессиональным спортом. Ведь жизнь Владимира Селянина – это не только история стремительного взлета, успеха и славы. Прежде всего, это пример невероятной силы воли, титанического труда, преодоления себя несмотря ни на что. В этом, наверно, и заключается феномен талантливого футболиста.

Источник: www.sovsport.ru
+54
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.