04 августа 2016, 13:37 Экс-игроки 56

Александр Зотов: «Эменике всегда бежал в столовую с ускорением. __ю_а называл его «мистер сверкающие пятки» / Напрямую из «Спартака» в цска не перешел бы

Александр Зотов играл у Дмитрия Аленичева в «Арсенале» и «Спартаке», но летом перешел в «Динамо». В интервью «Матч ТВ» он вспоминает детство в Хакасии и дом с паранормальными явлениями в Ярославле, рассказывает, как у «Спартака» чуть не украли форму и перечисляет книги, которые должен прочитать футболист. »
– Зимой вы говорили, что все мысли у вас о «Спартаке» и Лиге чемпионов, но летом ушли в «Динамо». Почему?
– Ближе к концу чемпионата «Спартак» сделал предложение по новому контракту. Мы с агентом сделали свое предложение. После этого наступила тишина. Так я понял, что, видимо, не судьба – нужно искать новую команду. «Спартаку» я благодарен – мне сейчас 25 лет, 20 из которых я провел в клубе, который меня воспитал. А то, что пришлось уйти, – так это не в новинку. В аренды я много раз уезжал, так что ничего страшного, жизнь продолжается.
– У Аленичева вы играли сначала в Туле, потом в «Спартаке», но вдруг оказались не нужны. У вас есть этому объяснение?
– Значит, не доказал свою состоятельность. Винить могу только себя.
– Кирилл Комбаров нам рассказывал, что Аленичев хотел его оставить, но руководство приняло другое решение, и он ничего не мог сделать.
– Не знаю, какая ситуация была у Кирилла. Мы с Аленичевым тоже общались – недели за две до того, как «Спартак» сделал предложение, Дмитрий Анатольевич говорил, что хотел бы меня видеть в команде, что я нужен. В итоге получилось по-другому, но Аленичеву я благодарен, на самом деле. Несмотря ни на что, в Туле у него я играл, в «Спартаке» шанс получил.
– Первое время в «Спартаке» Аленичев давал интервью про красивый футбол, стеночки и забегания. Потом их стало меньше.
– В команде на это не обращали внимания, потому что понимали: спартаковский футбол – это, конечно, хорошо, но главное всегда результат. Аленичев поначалу пробовал ставить комбинационную игру, говорил, чтобы мы получали удовольствие от футбола. Но в конце сезона, туров за 8-10, когда обстановка накалилась и нужно было решать задачу, речи о красивой игре уже не шло. «Кровь из носа – три очка!» – такие были слова.

– Когда стало понятно, что со «Спартаком» уже не получится, «Динамо» сразу позвало к себе?
– Нет, у меня уже были на руках несколько хороших вариантов от клубов из премьер-лиги, но внезапно поступило предложение, отказаться от которого я не мог. «Динамо» для меня – клуб с большими традициями, с историей. Играть здесь – реально значимо.
– А если бы позвал цска?
– Ну, напрямую из «Спартака» я бы туда не пошел. «Динамо» – тоже исторический соперник, но были же случаи, когда известные люди работали и там, и там: Бесков, Романцев, Ярцев, Черчесов. Хотя здесь всегда очень скользкий момент. Вот что делать, если, грубо говоря, ты оказался не нужен своей команде? Мне же надо жену кормить, ребенка, правильно? Но из «Спартака» в цска все равно не перешел бы, нет.

– В «Динамо» вы сразу взяли 10-й номер.
– На самом деле мы с Кириллом Панченко договорились, что он берет 10-ку, а я – восьмой. Но в последний момент он передумал и решил поменяться. Не случись этого, сейчас бы я с пятью голами был, а не он. Если серьезно, Панченко молодец. Кормилец! Главное, чтобы его зимой цска не забрал обратно. Не знаю, есть ли там такая опция в контракте, но «Динамо» нужно сделать все, чтобы его оставить. Как и Ивана Темникова, кстати – он хоть и не в аренде, но сидит за соседним столиком сзади вас и машет рукой, чтобы я про него тоже что-нибудь сказал.
– Вы рассказывали, что Аленичев никогда не повышает голос. Юрий Калитвинцев – другой?
– Да, характеры у них разные. Калитвинцев и напихать может, если почувствует, что кто-то дает слабину. Но в то же время объясняет все простым языком, доступно и понятно, поэтому работается с ним приятно и легко.
* * *
– В «Спартак» вы ведь попали случайно?
– Да, родители везли на просмотр брата, а меня было не с кем дома оставить. Ну и я как-то сквозь толпу пролез в манеж, смотрел, как занимается Костик. И тут ко мне тренер подходит: «Ты какого года? 90-го? Ну так иди к своему возрасту, пойдем, я тебя провожу». Ну я не стушевался, встал в очередь, попрыгал, поиграл в футбол, а в конце мне сказали: «Приходи на тренировку в сентябре».
– Брат заиграл?
– Да, Костик в итоге окончил школу «Динамо», а потом уехал в Казахстан. Девять лет там попылил, бронзовые медали выиграл. Сейчас ему 30, но с футболом он закончил – начались какие-то проблемы с агентом, он его в итоге и «зарубил».
– Получается, уже в шесть лет вы были в «Спартаке», хотя родились в Хакасии.
– Более того, в два года мы с родителями уехали еще севернее, в город Нерюнгри под Якутском. Так у меня все детство и прошло: девять месяцев зимы, один месяц – весны, один – лета и один – осени. Зимы очень холодные, но сухие. Такого, как в Москве, когда на улице минус двадцать, а ты промерзаешь до костей, не бывает. Там минус сорок, но переносится нормально. А то что иней на бровях и ресницах – ничего страшного.
Жили мы в общежитии, но даже в такую погоду выходили с папой и Костиком во двор и пинали мяч. Однажды тренер нас заметил, вынес ключи от спортзала: «Перестаньте! Вы чего детей мучаете?» А папа у нас борец, человек суровый: «Не надо, – говорит. – Все нормально». В общем, непростое детство было, но я не жалуюсь – многое в то время повидал.
– После этого туда не возвращались?
– В Нерюнгри – нет. К кому я поеду? Родители-то уехали вместе со мной. А в Хакасии недавно был, жену с сыном возил. Природа там сумасшедшая, есть на что посмотреть.
* * *
– К основе «Спартака» вас подтянул Лаудруп. Тогда это был шок?
– Это сейчас шок, а тогда был такой возраст, когда ничего не волновало – ты просто не понимаешь, что происходит вокруг. Тем более что в то время система была эта европейская, без заезда в отель: вышел из метро, дошел до гостиницы, полежал и поехал на игру. Я до сих пор вспоминаю и не могу понять, как это вообще произошло, что Лаудруп во мне нашел? Но именно с него все началось. Сначала тренер дубля подошел: «Завтра тренируешься с основой». Потом Ковач получил четвертую карточку, и я дебютировал во Владивостоке. Дальше – матч с «Тоттенхэмом» в еврокубках.

– Про Лаудрупа говорят, что на тренировках он был лучшим.
– Могу только подтвердить эти слова. Мастерство чувствовалось сразу, иногда он такие вещи исполнял! В жизни Лаудруп очень добрый. Мне даже кажется, что из-за этого отчасти у него не получилось: где нужен был кнут, оказывался пряник. А может, времени ему не дали, как это принято в «Спартаке».
– После Лаудрупа «Спартак» тренировал Валерий Карпин. Каким был ваш рекордный штраф за лишний вес?
– 500 долларов. И то, Карпин меня простил! Схема ведь была «100 грамм – 100 долларов», а я килограмм лишнего веса привез, причем сам того не понимая. В этом смысле мы на Макея всегда косо смотрели. Смеялись, что у него глисты, иначе как такое возможно? Ужинаем с ним и __ю_ой одинаково, на утро у меня с Темой плюс килограмм, а у Макеева – минус 300 грамм.
– В 2011-м вы ушли в «Жемчужину».
– Причем уходил игроком запаса, как мне потом говорили. А вышло так, что Станислав Саламыч в меня поверил и из 17 матчей я сыграл во всех, кроме одного. Да и то, пропустил его, потому что уезжал в сборную. Черчесов, конечно, топ-тренер, мне у него нравилось.
– Федор Кудряшов рассказывал, как Черчесов обещал утопить его в джакузи. В «Жемчужине» его тоже все боялись?
– Ну, таких реплик я от него не слышал, если честно. Единственное, мы с Владом Рыжковым дружили, так вот Станислав Саламыч нас прямо во время тренировки брал за руки и растаскивал по разным углам, чтобы мы не разговаривали и не отвлекались. Он жесткий тренер, это все знают. Но справедливый.
– В «Жемчужине», пока ее не расформировали, играть приходилось за просто так?
– Когда не платят месяцев пять, такие вещи всегда неприятны. Кто-то квартиры продавал, кто-то – машины. Мне тоже было непросто, потому что в то время не было ни того, ни другого. А я еще и предложение в Сочи сделал.

– В 21 год, получается?
– Мне Оскар Гарсия (бывший тренер по физподготовке «Спартака» – «Матч ТВ») как-то сказал, что футболисту лучше всего жениться как можно раньше. Но я, конечно, не поэтому так рано решил. Мы с женой с 2005 года вместе, еще в школе познакомились.
– После «Жемчужины» вы одновременно с Евгением Башкировым ушли в аренду в «Томь». У него уже тогда была своя библиотека?
– Ой, в «Томи» у нас вообще отличный коллектив подобрался, ну а с Женькой всегда интересно было, это правда. Помню, он меня на гитаре играть учил. А на книжки я подсел буквально полгода назад. До этого читал, конечно, но относился к этому более спокойно, что ли. Теперь – по-другому.
– Последнее, что прочитали?
– На сборах прочитал «Шантарам». Потом – «Тень горы». «Жизнь взаймы» Ремарка. Сейчас много читаю про этикет – у меня сын растет, через два месяца четыре года исполнится, хочу, чтобы вел себя достойно.
* * *
– Про Якина вы говорили, что он был не в курсе вашего существования. Эмери вел себя по-другому?
– Якин, по-моему, до сих пор не в курсе. Я ведь после Тулы не знал, что делать – возвращаться в «Спартак-2» или куда идти вообще? Хорошо, что все так разрешилось. А Эмери – да, он удивлял. В первую очередь своим отношением. На первый матч с «Аланией» он разобрал весь их состав: какие сильные стороны у каждого игрока, какие – слабые, как нужно играть. Ну и тренировки у него отличались по сравнению со всеми остальными. Постоянно были упражнения, которые лично я до этого ни у кого не видел.
– В «Спартаке» вы застали двух Квинси – Промеса и Овусу-Абейе.
– Промес – отличный парень. Позитивный, тянется к людям, по-русски хорошо говорит – это действительно располагает. А Овусу-Абейе я и забыл уже. Помню только, что он кремом каким-то клубничным постоянно мазался.

– Давыдова Промес называл вонючкой – за то что тот приехал на сбор без зубной щетки. Самая смешная история, которая случилась на сборах?
– Давыдов – вообще забавный парень. Он ведь на самом деле большущий талант, и если захочет, пойдет очень далеко. А история… В Швейцарии у нас как-то чуть не украли форму ночью. В отель заезжала какая-то непонятная команда – из Сан-Марино, кажется. Ну и утром поползли слухи, как это обычно бывает. На самом деле, за форму лично я не переживал вообще ни секунды, потому что знал, что у Степаныча (администратор «Спартака» Георгий Чавдарь – «Матч ТВ») все под контролем. Он в «Спартаке» уже сто лет работает, легенда клуба! Думаю, он этих воришек и поймал ночью, и скрутил, и навалял еще.
– Самый необычный легионер, который играл в «Спартаке»?
– Эменике. Он себя очень забавно вел, у меня это просто не укладывалось в голове. Например, он постоянно носился! То есть если вся команда шла на завтрак, обед или ужин пешком, не торопясь, то Эменике бежал в столовую с ускорением. Обратно – то же самое. __ю_а его называл «мистер сверкающие пятки» за это, хотел даже приз за это вручить.
– Самое ужасное поле, на котором приходилось играть?
– В Хабаровске, когда мы туда с «Шинником» приехали. Сгорели 0:3, но я даже не знаю, как объяснить, что там творилось на стадионе. Видите лужайку рядом с нами? Так вот она по сравнению с тем газоном – просто идеальное поле, как «Уэмбли». А в Хабаровске – кажется, там в это время наводнение как раз было. Сейчас, кстати, они искусственное постелили.
– Еще вы рассказывали, что в Ярославле у вас дома происходили странные вещи. Что это было?
– Мы сняли дом. На третьем этаже стоял бильярд, и по ночам было слышно, как шары бьются друг о друга. Причем до этого я их специально убирал со стола на полку. Еще телевизор включался сам, непонятно как, правда. Много всего происходило жуткого. Я у хозяина дома спросил, в чем дело, а он мне: «Да, тут такое случается. Нужно сделать ритуал». Я обалдел! В эти вещи не верил, пока сам не столкнулся! В общем, мы в итоге съехали оттуда от греха подальше.
Текст: Леонид Волотко


http://matchtv.ru/
[Сообщено мирок]
+147
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.