Чемпионат России 2017/2018, 7-й тур
Спартак
Локомотив
Москва
Статистика: '30 Глушаков (1:0), '43 Адриано (2:0), '48 Баринов (2:1), '68 Миранчук (2:2), '83 Коломейцев (2:3), '90+1 Фернандеш (2:4), '90+2 Промес (3:4)
ХК Металлург
6 : 3
11 января, 20:59 ХК Спартак 1

Ярослав Дыбленко: скоро будет самый счастливый момент моей жизни

Защитник «Спартака» Ярослав Дыбленко, второй сезон выступающий за красно-белых, откровенно рассказывает о том, что происходит на льду и за его пределами. А поведать есть о чем. 
- Не кажется ли вам, что в этом году «Спартак» может наступить на те же грабли?
- Да, начинаются самые важные игры в борьбе за плей-офф. Конечно, хочется выигрывать, хочется побед… У всех ребят много желания, много страсти, но пока чего-то не хватает, равно как и в прошлом году..
- Как думаете, чего именно?
- Сложно сказать. Вроде создаем моменты, но их ведь не записывают в голы. То мы не можем забить, то забиваем и сразу же пропускаем, порой, у нас попросту случается какая-то неразбериха на льду. В связи с чем – не знаю, может, в какой-то момент у нас нарушается игровая дисциплина, что-то недопонимаем. Плюс у нас много глупых неоправданных удалений. Да, вероятно, имеют место и ошибки судей, но тем не менее… Еще у нас страдает большинство – тоже чего-то не хватает. Вроде, играют те же самые ребята, что и раньше разыгрывали и забивали… Какие-то матчи в сезоне у нас были действительно шикарными в плане реализации большинства, но сейчас в этом плане у нас идет спад.

- При этом плей-офф отдаляется всё дальше и дальше…
- Да. Мы выигрываем – все наши соперники за попадание в плей-офф выигрывают, мы проигрываем, а они выигрывают вновь - вот так обидно получается… Но мы бьёмся до конца, ведь надежда, как говорится, умирает последней.

- Встряска команды после увольнения Германа Титова пошла «Спартаку» на пользу?
- Сложно сказать. Алексей Ярушкин работает с нами всего ничего: буквально 15 игр, может, чуть больше – не считал. Это маленький срок. Герман Михайлович был в команде полтора сезона, он уже знал и игроков, и подход к ним. Это долгая и кропотливая работа, не так, что пришел новый тренер, и команда «загорелась», побежала… Да, выигрывали, у нас были хорошие серии, но, к сожалению, мы пока не в плей-офф.

- Согласитесь, что по нервной энергетике работа тренера тяжелее, чем у хоккеиста?
- Безусловно, нервов они тратят больше. Все-таки мы выходим на лёд и больше находимся в игре, у нас нет времени нервничать, обращать на что-то внимание. Тренеры же видят всю игру со скамейки, переживают за команду, хотят выиграть – всех злит, когда это не получается. Считаю, быть тренером – самая нервная работа.

- На вашей памяти кто-то вел себя на лавке более эмоционально, чем Даниил Марков?
- Нет, я впервые вижу такого эмоционального человека. Он сам по себе такой, это не связано с тем, что он пришел на пост тренера и придумал себе это. Мне кажется, он всю жизнь был таким. Для него каждый матч – это война, где нужно идти до конца, биться, умереть, но не делать ни шагу назад – только вперед.

- Игроком его помните?
- Да, видел матчи с его участием, но пристально за ним не наблюдал. Он – хороший игрок, это точно. Марков принял участие во многих чемпионатах мира – видел, как они играли, как выигрывали «золото». 

- Чувствуете, что в этом сезоне пока не показываете всего, что умеете?
- Да, бывают и вовсе провальные матчи, как и у всей команды. Не сказал бы, что мы играем ровно, всегда кто-то выпадает: в этом матче выпадаю я, на следующей игре – кто-то другой. Это хоккей, это жизнь. Бывают плохие моменты в карьере, плохие матчи, но надо работать, расти и выходить на тот уровень, на котором ты можешь играть.

- В связи с этим комплексы у вас не появляются?
- Нет. Понятное дело, ты нервничаешь, переживаешь за команду и хочешь ей помочь. Например, когда тебя не ставят в состав, понимаешь, что что-то не так, и начинаешь больше психовать – это нужно в себе убивать. Хорошими хоккеистами становятся те, кто не поддается глупым эмоциям. Нужно просто работать, получать удовольствие от хоккея, залезать в состав, показывать то, на что способен.

- В современном хоккее есть защитник, за игрой которого вам приятно смотреть?
- Я особо никогда ни за кем не следил, да и сейчас - тоже. Просто смотрю обзоры, слежу за друзьями: Никитой Нестеровым, Альбертом Яруллиным, это если говорить непосредственно о защитниках. 

- Согласны, что Нестеров прогрессирует не по дням, а по часам?
- Конечно. Он – очень солидный игрок, просто в «Тампе» какая-то непонятная система… Не понимаю, почему его порой убирают, дают мало игрового времени. Я частенько смотрю его матчи, и он действует в обороне безошибочно, выполняет всё, что от него требуют.

- Если по телевизору идет хоккей, посмотрите?
- Нет, стараюсь не смотреть, поскольку его и так много в моей жизни. Энхаэловские обзоры матчей с участием своих друзей, как играют за океаном русские ребята – да. Интересно смотреть, кто из них забил, кто отдал.

- Многие жалуются, что в этом году совершенно невозможно играть со СКА. Это нормальная ситуация, когда одна команда обыгрывает соперников со счетом 6:0, 7:0…
- Жалуются? Просто боятся их, наверное. В команде играют обычные ребята, такие же, как и все. Да, там есть звезды, да, там могут решить момент… Но тот же «Автомобилист» показал, что со СКА можно играть, можно спокойно у них выигрывать на их же площадке. Ничего особенного в питерском клубе нет. Да, они побеждали с разгромным счетом, но, думаю, это были просто ошибки соперников: недонастроились, недопоняли… Не знаю, с чем это связано. Я бы не сказал, что «Автомобилист» в этом сезоне выглядит очень хорошо, но парни вышли на этот матч, как на последний бой, так же, как должна играть каждая команда с любым соперником. Они обыграли СКА со счетом 2:1 и счастливыми поехали домой.

- Сейчас идет много разговоров о том, что в КХЛ многовато клубов и Лигу нужно сократить. У вас есть мнение на этот счет?
- Многовато? У нас их сколько, двадцать девять? Это, наоборот, мало… В НХЛ совсем скоро будет заявлен 31-й клуб. Зачем меньше? Тридцать команд – это нормально. Нам, напротив, не хватает одной команды. Зачем урезать Лигу – я не понимаю…

- Якобы хоккеистов не хватает на все 29 клубов…
- Уверен, на рынке хоккеисты есть. Да и в мире их полно, почему мы не можем определиться – не понимаю… Может сократить хотят из-за бюджетов клубов, а не из-за хоккеистов, вот это – да. Из-за этого есть проблемы в таком клубе, как новокузнецкий «Металлург», да и «Атлант» в свое время потерпел крах, когда не нашлось финансирования… Не думаю, что дело в недостатке хоккеистов, да и чемпионат у нас интересный, «заруба» идет до последнего дня «регулярки». В этом году всё на самом деле очень плотно как в Западной, так и в Восточной конференциях: команды показывают хороший хоккей.

- Не можем не спросить, что интересного происходит в вашей жизни помимо хоккея?
- Я сделал предложение своей девушке, и сейчас мы планируем свадьбу. Она состоится летом, и это будет самый счастливый момент в моей жизни: как-никак я доверился человеку, которого люблю и с которым готов прожить жизнь. 

- Правда, что вы познакомились в интернете?
- Да. В 21 веке это вполне нормальная ситуация. Родители наши, конечно, подобного себе и представить не могли. В их молодости обычно знакомились на улице: подбежали матросы, познакомились с девушками… Но советские времена давно прошли. Мы с Дашей переписывались, потом решили встретиться… Да, были какие-то опасения в плане того, что ты не знаешь, какой человек твой собеседник на самом деле: в переписке может быть одно, а в реальной жизни – совсем другое. Но всё оказалось так, как я и предполагал: какими мы были в переписке, такие мы и есть.

- Чем занимается ваша невеста?
- Дарья – модель, в Тольятти вместе с мамой занимается с детьми в профессиональной студии. Готовят детей на театральные конкурсы, также работают с детьми-инвалидами, восстанавливают им речь, походку, осанку. Развивать детей, наверное, самая лучшая работа, которая может быть.

- В какой момент сказали ей, что играете в хоккей?
- А я изначально ничего не скрывал, мы сразу сказали друг другу, чем занимаемся. Хоккей, не хоккей – неважно, чем бы я ни занимался, главное, чтобы человек тебе подходил, всё остальное – без разницы.

- Она, наверное, была далека от спорта и от хоккея в частности?
- Нет, хоккей она до этого смотрела и примерно знала, что это за игра. Конечно, сейчас она знакома с этим видом спорта намного лучше, «видит» правила, всё знает - я ей уже рассказал. Она постоянно смотрит мои матчи, потом мы их обсуждаем.

- Ей не страшно, когда вы ложитесь под шайбу?
- Очень страшно. Она была на матче с «Амуром», когда мне попали в лицо – расплакалась, ужас прям. Не могла поверить, как так происходит, что это случилось со мной. Переживала, как я там. Когда вышел из раздевалки, где мне зашивали нос, она просто не понимала, что произошло.

- Лицо у вас тогда было, мягко говоря, не самое красивое…
- Естественно. Я с каждым годом всё хуже и хуже – сдаю позиции (смеется). Это хоккей, тут ничего не поделаешь, от травм никто не застрахован… Травмы, тем более попадание шайбы в лицо, здесь «за здрасьте».

- Что-то страшнее с вами до этого в хоккее случалось?
- Как-то давно ломал ключицу – тоже было страшно, первый раз в жизни что-то сломал. Это было для меня шоком, как это так? Потом стало привычно ощущать такую боль: когда повредил себе колено, тоже было очень больно, но ничего, пережил. Потом во второй раз вылетало плечо… В том чемпионате, что я провел в «Атланте», оно вылетало у меня раз десять – это был очень страшный и болезненный для меня сезон. Ближе к 30-ой игре у меня уже буквально не поднималась рука, я практически не мог ей двигать, и тогда пришлось сделать операцию.

- В матче с «Амуром» шайба попала вам под визор?
- Да. Мэтт Гилрой откатывался назад, шайба срикошетила ему в клюшку и, отскочив от нее, бабочкой прилетела мне в лицо. Такое бывает.

- Как вы с Дашей обычно проводите свободное время?
- В основном гуляем. Когда тепло, ходим в парк: берем кофе, ходим, разговариваем. В Москвариум, например, ходили. Да и вообще много чего посмотрели в городе… Я ведь до этого Москву вообще не видел, но после того, как познакомился с Дарьей, узнал, где в Москве можно погулять… Думаем сходить в театр, на мюзикл. Мне интересно, должен же я хоть раз в жизни сходить-посмотреть на это?

- Как раз хотели спросить, когда вы были в театре в последний раз…
- Года два назад. Театральная постановка называлась «Кастинг» - мой друг Стас Бондаренко играл там и позвал посмотреть. Было очень интересно, море впечатлений, а главное, было очень смешно. Приятно было видеть своего друга на сцене, наблюдать за его игрой. Наверное, когда Стас смотрит наши матчи и видит меня на льду, испытывает те же эмоции.

- Где еще бываете?
- Когда Даша приезжает, часто ходим в кино. У нас с ней вообще схожие интересы. Но в основном сейчас занимаемся подготовкой свадьбы. Это ведь всё решается заранее, чтобы потом не было беготни. 

- В Сургут поедете?
- Нет, будем праздновать в Москве. Зачем ехать в Сургут? Далековато, да и много моих друзей уже живет здесь. Кто в Сургут поедет? Проще привезти друзей и родных оттуда, их там поменьше, чем здесь.

- Решили, кто будет свидетелем?
- Да, у меня их будет три, и я уже сообщил этим людям радостную весть.

- Кто для вас друг номер один?
- У меня много близких друзей, кому я могу позвонить среди ночи, и любой из них ответит, поможет - знаю точно. Дело в том, что подобные ситуации были уже не раз… И я очень рад, что у меня много друзей, готовых поддержать меня в трудной ситуации.

- Холостяцкая жизнь в какой-то момент надоедает?
- Не то, чтобы надоедает… Раньше многое себе позволял, был таким разгильдяем, а сейчас, наверное, изменился, стал добрее. Виной этому – появление Даши в моей жизни. Всегда приятно, когда тебя ждут после игры, когда тебе пишут, когда кого-то, кроме родителей, заботит твое существование. Понятно, что есть друзья, но это – отдельная тема. Такой человек, как она, знает все мои секреты, мои тайны – это очень приятно. Даша в любой момент поддержит меня… Это лучше, чем быть холостяком. Быть холостяком - значит грустить и быть одиноким.

- Что вы больше всего цените в людях?
- Преданность, честность, искренность. Мне ничего от человека не нужно в материальном плане – это всё приходящее и уходящее. Пусть человек будет злым, нехорошим, но если он ко мне испытывает вышеперечисленные чувства, любит меня искренне – это настоящее, остальное мне без разницы.

- О чем вы мечтаете?
- О своих мечтах рассказывать нельзя, а то они не сбудутся.

- Не боитесь, что сейчас ваша голова будет занята свадьбой, а не хоккеем?
- Нет. Хоккей и моя личная жизнь – разные вещи. Я не приношу личное на лёд, а хоккей, в свою очередь, редко приношу домой. Да, дома бывает, спросят, что да как, как мое настроение. Отвечу честно, что не очень, что плохо сыграл – меня поддержат, поймут. Но не более того… Были моменты, когда меня что-то очень сильно беспокоило – пару дней сильно переживаю, злюсь на что-то, много эмоций у меня выходит, и это не совсем хорошо. Пока не научился до конца бороться с эмоциями, бывает, порой, переношу их в личную жизнь. А вот на лёд я свои проблемы не приношу никогда, а их бывало много.... Сейчас мы с Дашей очень счастливы, и у нас полным ходом идет подготовка к свадьбе - у меня нет никаких забот, головной боли, переживаний, потому что жизнь идет так, как надо. Вот и всё.

Интервью опубликовано в официальной программе к матчу «Спартак» - «Нефтехимик» 8 декабря.

Источник: spartak.ru
+38
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.
Rambler's Top100