Лига Чемпионов 2017/2018, 5-й тур
Спартак
Марибор
Словения
Статистика: '82 Луиш (1:0), '90+2 Мешанович (1:1)
ХК Сочи
4 : 1
18 января, 20:36 ХК Спартак 0

Кто придумывает форму клубов КХЛ/Разработка формы для ретроматча «Спартака» от идеи до выпуска заняла месяц

Пять дизайнеров рассказывают «Матч ТВ», как связать хоккейный свитер. Андрей Горбунов: «Можно ли выбирать новую форму голосованием болельщиков? Нет» Чем известен: разрабатывал фирменный стиль и форму ХК «Атлант», стиль «Спартака», включая ретроформу-2016/2017, оформление «Арены Мытищи» к ЧМ-2007 по хоккею. Бывший арт-директор Championat.com. Сейчас работает в ХК «Спартак»
— По основному образованию я технический-дизайнер в инженерии, то есть должен был разрабатывать и придумывать облик бытовой техники. Когда-то у меня с товарищем была собственная фотостудия, но дело не пошло, пришлось закрыть. Потом предложили заняться оформлением «Арены Мытищи» к чемпионату России по фигурному катанию и чемпионату мира по хоккею (2007 год — «Матч ТВ»). Позже начал разрабатывать стиль для ХК «Атлант». Горжусь до сих пор: это клуб, который ввел много новшеств в нашем хоккее: наплечный логотип, альтернативную форму, индивидуальный шрифт.

10 лет назад в спортивном дизайне был информационный вакуум: изучал опыт НХЛ, работал на ощупь. Для команд альтернативная форма — еще один повод обратить на себя внимание болельщиков и прессы. Ее разработку можно сравнить с математической формулой, где складываются разные компоненты: логотип, шрифт, история, дополнительные элементы и мелочи. Все прорабатывается отдельно — в конце предлагаю заказчику один вариант. Дизайн рисую в голове, а потом перекладываю на макет. Если понимаю, что есть люди, которые делают лучше меня, привлекаю их: например, надпись для ретроформы «Спартака» сделал по моим подсказкам каллиграф Павел Дракунов. Было и такое, что нанятые за большие деньги дизайнеры не понимали задачу и сдувались.

Разработка формы для ретроматча «Спартака» от идеи до выпуска заняла месяц. Работа над формой всегда начинается с исследования. Если бы этот сезон не был юбилейным для хоккея, мы бы взяли комплект золотых времен, когда «Спартак» занимал первые места в чемпионате СССР. Варианты форм можно вечно доводить до идеала.

Кроме дизайнера большую роль играет производитель: неправильным исполнением он может погубить идею. К сожалению, в России делают «на глазок», без любви — меняют оттенки, путают обводку букв, делают неаккуратные швы. Не получается донести мелочи до производителя, он не всегда идет на контакт. Если сроки позволяют, форму перешивают. В идеале на ребрендинг нужно закладывать полгода, чтобы успеть придумать дизайн, найти подрядчиков, выпустить пилотный комплект, откорректировать. Не все менеджеры это осознают. Бывало такое: «Андрей, сделай за неделю форму». В таких случаях ничего хорошего, как правило, не выходит.

Можно ли выбирать форму путем голосования болельщиков? Нет, так нельзя сделать ничего новаторского. Как говорил Форд, «если бы я спрашивал людей, что им нужно, они бы захотели более быструю лошадь».

Можно быть крутым дизайнером. Но это не гарантирует того, что ты — хороший спортивный дизайнер. В спорте есть специфика, которую не каждый может прочувствовать. Нужно знать кухню. Спортивная форма должны оставаться функциональной: цвета — яркие и насыщенные, шрифт — понятный и видный издалека.

У меня самого были неудачи — не сложилось по разным причинам с формой для цска, «Авангарда», «Барыса», логотипом Яромира Ягра. Неудачи — всегда хорошо. По крайней мере ты попробовал. Если говорить о крутой хоккейной форме, то первыми на ум приходят «Блэкхокс» и «Монреаль».

Майя Мажорова: «У КХЛ были сомнения по поводу читаемости вязаных цифр на нашей новогодней форме»

Чем известна: разрабатывала юбилейную форму и новогоднюю форму сезона-2016/17 для омского «Авангарда». Штатный дизайнер «Авангарда».

— По основному образованию я художник-преподаватель. Но это мне не близко — все время работала дизайнером или оформителем. В спортивный дизайн пришла случайно: мое резюме на сайте увидел клуб и пригласил на собеседование.

Как правило, задание дает арт-директор. Форма разрабатывается под конкретное событие: особую дату или праздник. Предлагаю варианты и уже арт-директор говорит, в каком направлении работать. Самое сложное в разработке дизайна — найти идею. Поэтому я смотрю, что есть в спорте вообще, в хоккее. Мы опираемся на бренд-бук, сохраняя фирменный стиль и цвета. Если концепция формы сложилась, и ты ее понимаешь, то объяснить, почему были выбраны данные элементы, просто. Но бывает, что приходится отстаивать мнение. Например, вязаные цифры на последнем новогоднем комплекте. У КХЛ были большие сомнения по поводу их читаемости. Но я настояла именно на таком варианте, так как это большой элемент картины, обычные цифры на вязаной текстуре смотрелись бы менее аутентично. В итоге все вышло хорошо. Между идеей и готовым свитером проходит месяца два.

Думаю, что хороший спортивный дизайн может разработать и человек, который не связан с этой сферой. Мне самой нравятся работы Михаила Антипина. Еще выделила бы синюю вязаную форму и ретрокомплект СКА. Ну и что, что похоже на «Рейнджерс». Смотрится классно.

Михаил Антипин: «После моей критики в Минске уволили директора по маркетингу»

Чем известен: разрабатывал фирменный стиль «Амура» и «Адмирала», форму для Матча звезд-2017, фирменный стиль и ретроформу для «Русской классики» (2012, 2014–2016), форму и ретроформу «Салавату Юлаеву» (2015–2017), ретроформу цска (2016), капсульную коллекцию одежды и альтернативную форму (2014–2016) «Локомотива», айдентику ретроматча «Спартака» (2015). Автор блога ReForma.

— Рисую с детского сада. В Костроме это необычное увлечение для парня. В переходном возрасте несколько раз бросал художественную школу, но потом вернулся, окончил педагогический институт, художественно-графический факультет. По специальности я учитель черчения и рисования. Мне повезло: нам преподавали графику, живопись, каллиграфию, декоративно-прикладное искусство.

Я занимался спортом, но не был болельщиком. В институте встал на коньки, начал ездить на игры «Локомотива» и увлекся хоккеем. Как дизайнер, автоматически, начал обращать внимание на визуальную составляющую команд и лиги. Завел блог на Sports.ru, где рассказывал о своем взгляде на хоккейный дизайн. Постепенно вокруг сформировалась аудитория из болельщиков и коллег. Один из первых постов был с критикой и предложениями относительно новой формы минского «Динамо» — после него уволили тогдашнего директора клуба по маркетингу. Благодаря блогу получил первый заказ. У меня не было клиентской базы: я просто предлагал разные концепты. Кстати, я ни разу ни к кому не выходил с коммерческим предложением. Один из читателей, молодой специалист, который работал в новокузнецком «Металлурге» , обратился с предложением разработать форму. Она получилась не самой удачной: у меня не было определенного авторитета, чтобы настаивать на каких-то нюансах. Но тогда я чувствовал эйфорию — ко мне обратился клуб КХЛ! Сегодня жестко отстаиваю идеи: считаю, что любой компромисс ухудшает результат.

У руководителей бывает специфический вкус. Кому-то шрифт кажется слишком простым, кто-то считает, что полоска снизу делает джерси визуально короткими. Когда предлагаешь варианты, руководство может выбрать самый странный. Например, была несколько лет назад история с лого магнитогорского «Металлурга» — руководство выбрало такой вариант, что на его плавную смену потребовалось 2–3 сезона. Поэтому показываю только конечный вариант.

После заказа обговариваю рамки и границы. Иногда концепция приходит сразу. Если тема тяжелая, пытаюсь набраться вдохновения и разогнать мыслительный процесс — захожу в Pinterest, смотрю работы коллег. Рисую скетчи, а потом довожу до ума идею в векторе на компьютере. Предпоследний этап — согласование. Часто оно бывает на уровне администрации региона.

В работе есть стадия, когда все пробы отправляются в корзину. И есть точка невозврата, когда все вырисовывается и ты понимаешь, что еще немного и все будет готово. Эта точка и есть кайф от работы.

Помимо дизайна есть еще техническая сторона. Жесткие рамки по времени часто идут во вред: не успеваешь насытить проект интересными деталями. Но есть и исключения: форму к 55-летию «Салавата Юлаева» сделал быстро — за 1,5 месяца, включая производство. Ретроформу придумывать интереснее: это работа с архивами.

Из-за технических моментов не всегда получается создать уникальный дизайн. Основной производитель хоккейной формы «Луч» имеет всего шесть моделей свитеров. Поэтому дизайн форм КХЛ-ВХЛ часто пересекается и похож друг на друга. В Ярославле есть небольшое производство — совместно с ним мы создаем модели джемперов с кроем, которого нет в КХЛ. Но эти детали видны только профессионалам.

Одновременно веду несколько проектов. Приходится часто отказывать, например, любительским лигам — не хватает на все времени. В приоритете — профессиональные клубы. Была возможность поработать с футбольным «Рубином», но в тот момент у меня был срочный проект. Пришлось сказать «нет».

К критике привык и отношусь спокойно. Не в обиду болельщикам, но многие из них не знают азов и нюансов дизайна. Прислушиваюсь к ограниченному кругу людей.

Горжусь многими своими проектами, но работой над «Амуром» особенно: клуб первый в лиге перешел на оранжевые цвета и из «серого» превратился в яркий. Кадры с матчей «Амура» стали чаще попадать в различные заставки на ТВ. То же самое с «Сибирью»: появился голубой цвет, и форма сразу же стала свежей — это тоже оригинально и смотрится красиво. А вот для команд с красно-синими цветами сделать форму достаточно сложно: обязательно сравнят с существующим клубом КХЛ или НХЛ.

Александр Карпухин: «Я не раз предлагал снежинку в качестве логотипа „Сибири“. Но не было готовности»

Чем известен: работал над формой (2012–2017 года) и ребрендингом «Сибири». Штатный дизайнер клуба.

— В спортивный дизайн я пришел из клубного менеджмента. Сколько себя помню, с детства рисовал всем, что попадалось под руку, ходил в художественную школу. Но по образованию я историк. Хоккей тоже любил с детства. В клуб попал просто: семь лет назад увидел объявление, отправил резюме, прошел три собеседования. Первые два года занимался в «Сибири» атрибутикой и сувенирной продукцией. Во время одной из предсезонок так удивился «хорошему» дизайну формы, что предложил свой вариант. Я не учился специально дизайну, все программы осваивал сам. Сейчас занимаюсь визуальным контентом в клубе.

Чтобы придумывать качественный спортивный дизайн, нужно быть в теме. Только тогда есть понимание, что зайдет, а что нет. Первые годы был длинный список лиц, с которыми мы согласовывали форму — от дизайна оставалось 50%. Сейчас доверие выросло и такого нет. Создание формы — командная работа, участвуют все. Особенно жаркие споры раньше были с Кириллом Фастовским. Он хорошо разбирается и в хоккее, и в нюансах формы, много предлагает. Например, он за контрастные цвета. Кирилл Валерьевич с каждого турнира что-то мне привозит посмотреть. У клуба есть четкая концепция, поэтому сейчас споров и метаний меньше — мы знаем, что хотим.

Сначала я живу с идеей, оформляю ее в голове. Затем пробую нарисовать. Постоянно ищу, переделываю, корректирую детали, меняю пропорции цветов. Создаю эскиз с общей концепцией и дорабатываю уже его. Бывает вариантов десять.

Сейчас думаю над формой к юбилейному сезону — в следующем году «Сибири» 55 лет, будет много сюрпризов. Как правило, срочного технического задания нет — знаю даты и готовлюсь к событиям заранее. Нужно понимать, что вокруг формы создастся атмосфера: атрибутика, талисман и т. д. Когда у команды есть вовлеченность в проект, получается круто. А когда проект крутой, болельщик хочет покупать его. Например, если вы окажетесь в Америке и зайдете в магазин хоккейного мерча, что вы купите, если у вас нет фаворитов? То, что лучше выглядит. Клуб чаще упоминают в СМИ и показывают. Посмотрите, какой ребрендинг провели «Амур» или «Адмирал».

Кроме разработки дизайна есть техвозможности производства. Иногда говорят «Мы так не можем» — приходится расставаться. Важен и человеческий фактор. Пять лет назад был матч ветеранов «Легенды Сибири» против «Легенд Советского хоккея». Об игре сообщили за неделю. Несмотря на это, мы все придумали, спланировали, отправили на производство. План был идеальным: свежую форму должны были сразу отвезти в аэропорт и ближайшим рейсом доставить в Новосибирск к утру. Не продумали одного: какой-то грузчик в аэропорту решит отправить все следующим самолетом. В итоге, ее везли в пожарном порядке с мигалками прямо к началу матча.

В регионе все завязано вокруг зимы — вид спорта, «Сибирь», погода, цвета. Если бы мы были только в сине-белых цветах, получилось бы второе «Динамо». На тот момент основной комплект был сине-красным, голубой была альтернативная форма. Боялись, как болельщик воспримет новый цвет. Большинство было в восторге. Поняли, что ничего не теряем и решили: «Почему бы и не сделать новую форму такой?» Руководство дало свободу. К эскизам добавили голубой и методом отбора пришли к современному варианту. А снежинка была на свитерах 83–84 года. Считаю, что за всю историю клуба это — самый правильный логотип. Предлагал его не раз — но не было готовности. Полгода пробовали разные варианты. Ближе к концу ребрендинга работа с буквами «СН» зашла в тупик. Снова предложил снежинку — и все оформилось за две недели.

Для меня работа в «Сибири» больше, чем просто профессия. Я родился тут, болею за команду, сам играю в хоккей, мои друзья — хоккейные фанаты.

Степан Лозовский: «Жаль, что в России нет своего производства тканей»

Чем известен: руководитель дизайн-бюро ХК СКА

— Альтернативная или ретроформа — событийная история. Ее разработкой и воплощением в СКА занимается клубная команда дизайнеров из трех человек. Еще мы занимаемся клубной атрибутикой и графическим дизайном для сайта, соцсетей. Это удобнее, чем аутсорс, так как позволяет сократить цепочку согласований.

На разработку нового дизайна может уйти неделя, месяц или полгода. Эскизы делаем чаще на компьютере, иногда что-то сначала накидываем на бумаге. Выбираем четыре-пять вариантов, дорабатываем их и презентуем руководству — за ним финальный выбор макета, который, тоже потом дорабатывается. Участие в формировании концепции принимает совет директоров, непосредственно руководит процессом вице-президент клуба Роман Ротенберг — он часто подсказывает детали, которые классно вписываются в идею. Например, он предложил на форме милитари написать инициалы игрока спереди, как у военных.

Комплект «Ленинград» мы подготовили довольно быстро, а вот армейский камуфляж делали полгода. Было несколько концепций, цветовых решений, много работы с элементами. После утверждения финального макета, он отсылается на производство, где отшивается образец. Чтобы все получилось идеально, важно внимательно выбрать цвет, который лучше всего подходит к тому, что в макете. Мы делаем на небольших отрезках ткани прокрасы и выбираем наиболее подходящий цвет. Уже на готовом образце окончательно его утверждаем. Далее — запуск массового производства.

Мало придумать только дизайн — нужно учитывать еще и другие моменты. Могут быть трудности с материалами, которые в России не производятся. Жаль, что у нас нет своего производства спортивных тканей — мы не можем влиять на легкость ткани или создавать свои технологичные материалы. Плюс на макете и в реальности форма может смотреться по-разному.

Хоккей — динамичный спорт. Форма должна выглядеть лаконично и позволять считывать информацию и на арене, и на ТВ. Если футбольная форма становится более приталенной — изменяется длина трусов, рукавов, но в хоккейной это невозможно. Нужно учитывать цвет экипировки: шлемов, перчаток, так как они могут не совпасть по гамме с шортами. Есть ограничения регламента: выездная форма должна быть светлой.

В КХЛ многие стараются разнообразить форму, кто-то меняет ее кардинально, кто-то добавляет только элементы. Но на месте хоккейный дизайн точно не стоит. За пять лет произошел качественный подъем — это радует. Речь и о форме, и о логотипах команд, и об айдентике в целом.

Источник: matchtv.ru
+36
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.