23 февраля, 09:19 ФК Спартак-вет 13

«Защищал страну на футбольных полях». Евгений Ловчев об армии и 23 февраля

В День защитника Отечества защитник сборной СССР, а ныне обозреватель «Советского спорта» Евгений Ловчев рассказывает, как он был связан с армией.
«К СВЕДЕНИЮ ТАРАСОВА…»
- Я человек не военный, в армии не служил. Но защищал страну на полях футбольных сражений. Когда играл, можно было получить отсрочку – меня освобождали от службы сначала потому, что выступал в сборной СССР, а потом, в 1975-м, когда мне было 26, второй ребенок родился – сын Женька. Помню, встретил своих из роддома, и на машине вез до квартиры. А оттуда уже на такси в «Домодедово» рванул, мы вылетали в Ереван на игру с «Араратом».

А, например, Сережа Ольшанский, с которым мы за «Спартак» играли, и Вадим Никонов из «Торпедо» в армию попали. Николай Озеров во время одной из трансляций, когда оба проводили последние матчи за клубы, сказал, что теперь Ольшанский с Никоновым за цска играть будут. Но каким-то чинам, видимо, не понравилось, что за них все решили. В итоге Ольшанского отправили сначала в Хабаровск, а Никонова – в Чебаркуль, туда, где Харламов за хоккейную «Звезду» играл.

Так вот, прилетели мы в Ереван, выхожу на разминку на «Раздан», встречаю Володю Перетурина, которому на следующий день комментировать матч. Говорю ему: «Володь, скажи в эфире: «К сведению Тарасова (а футбольный клуб тогда именно он возглавлял), в семье Ловчева родился второй ребенок».

«А БУЛГАКОВ-ТО ПРО МЕНЯ ЗНАЕТ?»
- Запомнилось мне, как 23 февраля мы провели на одном из сборов. «Спартак» тогда в Болгарии тренировался, в городе Велинград. Он еще побратим Кисловодска, кажется. Значит, 23-го числа нас пригласили на примем в советское посольство. В Софию выехали начальник команды Николай Петрович Старостин, Миша Булгаков и я.

Идет прием, говорятся какие-то речи. И тут к Мише кто-то обращается: «А вы знаете, что есть известный писатель с такой же фамилией?». Миша, недолго думая, и отвечает: «А он-то, писатель этот, знает, что есть такой футболист – Булгаков?».

На всю жизнь мне эта фразочка его запомнилась...

«12 АРМЕЙЦЕВ И Я»
- Я дружил с Володей Федотовым, который играл за цска, а уж отец его, Григорий Иванович, плоть от плоти армеец. Да и вообще с армейскими ребятами у меня отношения хорошо складывались. Например, в 1971-м сборную СССР возглавил Валентин Николаев, с которым цска только что союзное первенство выиграл. Поехали в феврале на сбор в Южную Америку. Так в сборной 12 армейцев было!

Почти весь состав – цска. Даже Марьян Плахетко, который не всегда в основе клуба выходил, был в сборной. И я – спартаковец в армейской обороне. Там и Афонин, и Капличный, и Шестернев. Но и помогали, и учили многому именно они меня…

«У БОБРОВА В ОЛИМПИЙЦАХ»
- А в 1970-м мне довелось немного поработать под началом знаменитого армейского игрока и тренера Всеволода Михайловича Боброва. В Москве устроили турнир, в котором принимали участие первая, олимпийская, молодежная и юношеская сборные СССР. Я только начал играть «Спартаке», меня включили в состав олимпийской команды, которую как раз готовил Бобров.

На том турнире мне довелось сыграть против великого Славы Метревели. А Бобров… Столько про него было историй, что нрав у него крутой… Может быть. Но Бобров мне настолько спокойным запомнился, уверенным в себе. И понимающим нас, спортсменов.

Источник: www.sovsport.ru
+44
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.