Онлайн! 13:00 ХК Спартак vs ХК Югра (Ханты-Мансийск), 2:2 17 комментариев
Чемпионат России 2017/2018, 14-й тур
Спартак
vs
Амкар
Пермь
20 апреля, 20:50 ФК Спартак 17

«Отец приезжал забирать Акинфеева в «Спартак». Пережить кому и войну и знать о футболе все

Спортивный продюсер реалити-шоу «Кто хочет стать легионером?» Алан Прудников дал интервью корреспонденту «Матч ТВ» Александру Муйжнеку.  
Как пережить наводнение, авиакатастрофу, две войны и 17 операций
В чем вышел на первую тренировку в «Спартаке» Люк Зоа
Как попасть в клип Николая Трубача и Егора Титова
В чем ошиблись Игорь Акинфеев и Динияр Билялетдинов
Почему Руд Гуллит и Рональд Куман не перешли в «Локомотив»
Куда лучше перейти Федору Смолову и где летом мог оказаться Александр Кокорин.
– У сына бывшего вратаря «Спартака» Алексея Прудникова были варианты, кроме как самому стать вратарем?
– Наверное, нет, мне это нравилось. Хотя начинал я в поле, и просмотры полевым проходил. Лет до десяти меня не брали никуда – когда узнавали, кто мой отец. В России есть такие опасения, что природа отдыхает на детях известных футболистов. Хотя в Европе другое видение, там считается, что гены отца помогают.
– Где успели пожить?
– Несколько лет – в Южной Корее, по году в Албании, Финляндии, Чехии, Хорватии, Боснии, Македонии, Сербии, Германии, Италии. Говорю на многих языках, полгода – и я выучу любой язык в мире, нет проблем.

– Албания – задница?
– Да. Но при этом почти в каждом клубе Германии есть игрок из Албании. У албанцев – жесткий нрав, они по сути злые ребята. Вообще война в Югославии сильно изменила ход футбольной истории, например Златан Ибрагимович – ведь он не швед, а босниец. Знаю, о чем говорю: во время войны моя семья тоже бежала из Югославии. Мне тогда было шесть лет. Наш дом снесло бомбой, а квартиру в Сараево просто расстреляли. Не осталось ничего.

– Больше такого ужаса не видели?
– Я две войны пережил, а не одну. Осетино-ингушский конфликт застал меня в селе Чермен – гостил у бабушки с дедушкой. В спину моей прабабушки сосед несколько раз выстрелил, но она выжила. Я на хорошем стараюсь концентрироваться, но жизнь насыщенная. В детстве пережил наводнение – отдыхали с мамой в Краснодарском крае, проснулись ночью, и я увидел самые страшные сцены в жизни. Тогда погибло очень много людей.

Почти 13 лет назад попал в авиакатастрофу в Германии. Упали при взлете, все, кто слева сидел, человек 70-80, погибли – все, кто справа, большинство выжили, я в том числе. Не пострадал, часа через три уже летел в Москву – времени ждать не было.

***
– Лучшая страна, где вы жили?
– Южная Корея, конечно. По подходу, менталитету, питанию, футбольным меркам, реабилитации… Научился там уважению к старшим – это главное правило жизни корейцев. Меня что поражало: каждые четыре года у корейцев сезон дождей, и из-за наводнений они теряют все. Проходит наводнение – они просыпаются, чистят дома, снова засеивают рисовые поля и начинают работать. Никогда не видел нацию, которая столько бы попахала, с таким усердием и бесстрашием. Такие у корейцев и футболисты – моторчики. Так получилось, что именно с корейцами у меня было много хороших сделок в бундеслиге.
– Вашего отца носили на руках в Южной Корее?
– Определенно да. Папа поехал в Корею уже в статусе олимпийского чемпиона, играл в «Чонбуке» до 39 лет – мог и дольше, но ему предложили условия лучше как тренеру вратарей. Так он перешел в «Сувонг Самсунг Блюуингз», лучшую команду Южной Кореи. С отцом они доходили до финала азиатской Лиги чемпионов. Потом Олег Романцев пригласил папу в московский «Спартак», и он не мог отказать. Первым же рейсом всей семьей вернулись в Россию.

– Но вы карьеру футболиста ведь не в «Спартаке» начинали?
– В 16 лет я был воспитанником «Торпедо-ЗИЛ». Уже заигрывался за дубль, но возник конфликт с руководителем школы – не понимали мы друг друга, он меня отчислил. На одном из турниров на меня обратили внимание в «Спартаке» – позвали на просмотр в дубль. Там я провел три года.
– Кто из ровесников выделялся в «Спартаке»?
– Олег Иванов. Черенков, Цымбаларь, Титов – мы были уверены, что следующим воспитанником «Спартака» на позиции десятки станет Иванов. Олежка – очень умный футболист. Он сразу же стал выделяться, когда пришел к нам в дубль.
В дубле тогда были Погребняк, Самедов, Торбинский, Немов, Шешуков, Шишкин, Тарасов, Павленко, Данишевский, Кудряшов… Да и тренеры у нас были замечательные: Родионов, Морозов, Цымбаларь, Ромащенко, Юран. Потрясающий дубль: наверное, 95 процентов игроков дошло до премьер-лиги, а половина – до сборной. 

– Всех их «Спартак» упустил.
– Просто просрал. А кого сохранили? Сэма вот вернули – а остальные? На этом плацдарме можно было построить целое поколение игроков. Торбинский, Тарасов и многие другие на хорошему счету и «Спартаку» бы не помешали. Это упущения прежних селекционеров и руководителей клуба.
– Самый невероятный африканец, который пришел в «Спартак» при Андрее Червиченко?
– Столько их было, всех фамилий не уже не назову. Помню, как Зоа пришел на первую тренировку. Холодно было, мы все в болоньках, а он – в маечке, в шестишиповых бутсах на искусственное поле. Или Огунсанья – ни у кого в «Спартаке» не видел столько мышц и татуировок, как у него. Но футболист очень слабый.
А вот Бай Кебе – самое обалденное приобретение того «Спартака». Это игрок высшего класса, один из лучших защитников, что я видел в чемпионате России. Цепкий, по футбольному злой, с большим объемом работы и хорошим первым пасом.

– Но ведь псих же.
– Да я бы не сказал. У него были свои заморочки, просто он очень верующий. В психа его превращал только расизм. Когда слышал что-то с трибун или от соперника, за две секунды превращался в дьявола. А вот в спортивном плане это классный игрок.
– У Торбинского всегда горели глаза так, как в матче с Голландией на Евро-2008?
– Всю жизнь, даже на тренировках. Никогда не халявил, всегда отдавался на сто процентов. И ничего с годами не изменилось. Но все эти испытания, которые на него свалились… Десятки футболистов не перенесли столько операций на крестообразных связках, сколько перенес Дима. И всегда он возвращался на уровне большого игрока – и до сих пор там находится.

– Нераскрывшийся талант, за который вам обиднее всего?
– Саша Павленко. Это самый талантливый игрок 85-го года – во всей России. Это был новый феномен, топ-класс. Мы с Саней играли в «Динамо», оттуда он уехал в «Лозанну», уже оттуда – в «Спартак». Как сейчас помню, как в матче с «Ливерпулем» Саша прошел по флангу, прострелил, и Данишевский забил. Потрясающий игрок, безусловно, уровня «Спартака». Не знаю, что помешало ему раскрыться полностью.
– О вас почти ничего нет в интернете. Вы и правда снялись в клипе Николая Трубача и Егора Титова?
– Все спонтанно получилось. Егор тогда отбывал дисквалификацию, они с Николаем записывали песню «Какие мы люди». У нас отменили утреннюю тренировку, звонит Трубач, позвал просто посмотреть на съемки, как гости. Кого-то из футболистов «Спартака» – по-моему, Калиниченко – не отпустили из Тарасовки, и вместо него в клипе снялся я. Весь съемочный день прошел весело!

***
– Куда ушли из «Спартака»?
– На год в «КАМАЗ» Юрия Газзаева. Потом – в Македонию, в маленькую заводскую команду «Цементарница». Я стал там лучшим игроком года, лучшим легионером в чемпионате. Оттуда меня позвали скауты «Гамбурга», и после месячного просмотра я подписал контракт на пять лет. Буквально через две недели играли матч – никому не нужный, и вспоминать его не хочу. Я столкнулся с игроком – и попал в кому. Последнее, что помню, как спрашивал всех: «Какой результат, как сыграли?»

В коме пролежал три дня, проснулся – и понял, что парализован. Ничего не двигалось. Первое движение ногой сделал через полгода, заново учился ходить, потом – говорить. В семи странах я провел 17 операций, на восстановление ушло больше двух лет.
– Что сейчас напоминает об этом?
– Боли – в голове, да где угодно. С давлением проблемы. Это уже никогда не уйдет.
– Вернуться в футбол шансов не было?
– Поехал на просмотр в «Химки» – Муслин знал меня по Балканам, я же признавался там лучшим. Славо дал мне шанс. Я работал в общей группе с Ромой Березовским, мы сдавали тесты – и все показатели у меня зашкаливали. В спокойном состоянии у всех давление 120, у меня – 180, и не опускается. Нормальный футболист минуту отдыхает, мне надо пять-семь. Предложили остаться на два года – чтобы посмотреть, что будет со здоровьем. Но занимать чье-то место было неправильно.

– Дальше поехали в Боснию?
– В «Железничар» – дали хороший контракт на три года. При спокойных нагрузках давление у меня подскакивало до 180-200 – раза три меня везли в реанимацию прямо с поля. В одном матче я потерял слух и зрение – провел неделю в больнице, пока все не вернулось. Врачи тогда сказали: «Заканчивай, если не хочешь умереть на поле». Зачем обманывать природу? Видеть слезы матери больше не хотелось.
– В Боснии пересекались с Джеко?
– Конечно. Я звонил в «Локомотив», «Динамо», «Спартак», уговаривал: «Пришлите скаутов, у нас есть обалденный мальчик, стоит 30 тысяч евро». Никакого ответа – и слава богу, что никто не приехал в бедненький «Железничар», половина которого потом играла в бундеслиге. За те же 30 тысяч Джеко продали в Чехию, через пять лет «Сити» покупал Эдина за 35 миллионов, а сейчас он побил рекорд Тотти по голам за «Рому» в одном сезоне.

***
– Правда, что, когда вы выступали за «Динамо» 85-го года рождения, посоветовали отцу Акинфеева?
– Игорь был 86 года, но играл за 85-й. Это самородок, я четко понимал, что он станет звездой. Я позвонил отцу, он приехал забирать Игоря в «Спартак». На следующий же день цска предложил Акинфееву контракт. Впоследствии целое скопление ситуаций – смерть Сережи Перхуна, отбитый пенальти в дебютном матче с «Крыльями», Газзаев, который и в сборную Игоря взял.

В карьере Игоря, считаю, лишь одна ошибка – он в свое время не уехал за границу. В правильное время. А я знаю, что предложения были, и хорошие – лично их видел. Из бундеслиги, из Англии – не «Манчестер Юнайтед», но топ-3 премьер-лиги. Возможно, цска ни одно из этих предложений не устроило, чему я не удивляюсь.
– Акинфеева они устраивали?
– А я думаю, он даже о них не знал. Не знаю, готов ли был совет директоров цска отпустить лучшего вратаря страны. Я на все смотрю как на бизнес. Если бы клуб думал о нем (Акинфееве) – отпустил бы. Видимо, там думали о себе.
– Вячеслав Чанов рассказывал: Акинфеев не видит смысла прыгать за мячами, которые кажутся ему мертвыми. Акинфеев всегда так играл?
– Не вижу тут проблемы. Лев Яшин тоже не всегда прыгал, а выбирал правильную позицию. Игорь тоже делает это грамотно и прыгает, только когда это необходимо. У Игоря есть одно качество, которое сделало его тем, кто он есть, – хладнокровие. Ни у кого из наших вратарей за последние лет десять я такого не видел. И это не с 16 лет, а с девяти. Тогда он был таким же, как и сейчас. Я штрафную ребенком не мог перебить, а Акинфеев на 70-80 метров с ноги выносил мяч!

– Кто еще из юношей поражал, кроме Акинфеева?
– Только Билялетдинов. Безумно одаренный парень. Он пришел к нам в команду «ГПЗ» (футбольную школу МИФИ — «Матч ТВ»), когда нам было по девять-десять лет, – в «Локомотив» Динияр перебрался в 15-16. Ден – это видение поля, скорость, понимание, а еще – коммуникабельность. Его все любили. А на поле он был лидером. Билялетдинова назначали капитаном «Локомотива», его покупал «Эвертон» – совсем не сюрприз для меня.
– Билялетдинов правильно сделал, что уехал из «Эвертона» в «Спартак»?
– В профессиональном плане это главная ошибка в его карьере. Думаю, Динияр и сам это понимает. У него был замечательный четырехлетний контракт с «Эвертоном», и Ден замечательно там играл – я ни одного матча не пропустил. Билялетдинову не стоило возвращаться в Россию.

***
– Как вы решили стать агентом?
– Когда заканчивал в 23 года, появлялись SoccerWay, InStat, Wyscout – это помогло. Исходил из своего опыта: у меня были не очень хорошие агенты, я решил, что буду лучше.
– Ваши первые клиенты?
– Руд Гуллит, потом – Франк Райкард, Рональд Куман, Ко Адриаансе. С ними меня свел голландский агент Эвалд ван дер Богт. Моя первая крупная сделка – Гуллит в «Лос-Анджелес Гэлакси», Райкард – в «Галатасарае». Мы находились с Гуллитом в Китае, уже подписывали контракт, когда поступило предложение от «Терека» с сумасшедшим цифрами. Мы не могли отказаться.

– Вы говорили, что еще за год до «Терека» Гуллит мог возглавить «один столичный клуб». Какой?
– «Локомотив». Сыграл нефутбольный фактор. Не буду его озвучивать, но для нашей страны это, к сожалению, нормально.
С «Локомотивом» мы вели разговоры и по Куману – его кандидатура была первой в списке, мы обговорили все детали, я уже подыскивал Роналду квартиру в Москве. В последний день на собрании [совета директоров] голоса легли, по-моему, в пользу Семина. Но я тогда больше занимался переходом Адриаансе в Катар.

– Агент Рустам Раджабов рассказывал, как «юрист Гуллита и его лучший друг» получили за вас комиссионные и с тех пор пропали.
– Это как раз и есть ван дер Богт. Да, я заработал на переходе Гуллита 350 тысяч долларов, и главный спонсор «Терека» спросил: «Алан, куда перевести деньги? Давай на счет Эвалда». Я с чистой душой согласился: на тот момент три-четыре года мы бок о бок провели вместе. Его клиенты – де Буры, Коку, тот же Райкард. Как я мог ему не доверять? Ван дер Богт получил эти 350 тысяч, и с тех пор я ничего о нем не слышал. Ну как – вижу его фото в соцсетях, как он живет, отдыхает на островах. У него все хорошо, но на связь он не выходит.

– Самый большой контракт, который вы выбивали своему клиенту?
– Нападающий, играл в «Динамо» Киев, потом – в «Ренне», оттуда мы устраивали его в «Аль-Наср» (Исмаэль Бангура – «Матч ТВ»). Пять лет, в сумме – 22 миллиона евро.
– Кто ваши клиенты из игроков, выступающих в России?
– Стараюсь не работать на территории России, Саша Зинченко – исключение. Самый мой любимый игрок в чемпионате России, кого я мог бы продать в большой клуб, – только Жано Ананидзе. Как сейчас помню: 14-летний Жано приезжает на просмотр в школу «Спартака», выходит правым полузащитником – и то, что он делал на поле, неописуемо. У меня руки с ногами отнялись. Однажды я в Россию привозил клуб, готовый выкупить права на Жано, но «Спартак» не рассматривал вариант продажи. Как, наверное, и сейчас.

***
– Юрий Гаврилов – действительно агент Александра Зинченко?
– С 13-летнего возраста дела Саши ведут два агента – Гаврилов и Анатолий Патук, а в Европе его представляю я. Когда Гаврилов предлагал Зинченко московскому «Спартаку», его попросили: «Юр, дай оценку игроку». Он сказал просто: «Это моя замена». Думаю, этого достаточно. Руководство «Спартака» должно было как минимум обратить внимание на такого игрока. Саша играл в ЛФК, за любителей, никто его тогда не знал. Но будь ты Федун или кто угодно, нельзя пройти мимо таких слов Гаврилова. Его проигнорировали и ответили дословно: «У нас таких много». Каких таких? Покажите мне, кого это в «Спартаке» много?
– Куда-то еще в России пытались пристроить Зинченко?
– В «Локомотив», в цска, во все клубы премьер-лиги. Все, что слышали: «Нет, спасибо, не интересно». Ездил на просмотр в дубль «Зенита», после этого клуб попросил оплатить Саше гостиницу. Это низко для российского топ-клуба. В тот же день Сашу увезли из «Зенита».

Благодаря Дмитрию Кузнецову и Ринату Билялетдинову Зинченко отправился в «Рубин». Провел там полгода – в основном составе. Шестимесячные переговоры не увенчались успехом: «Рубин» побоялся подписать игрока, на которого тогда лежало дело в CAS. Это дело совсем недавно мы у «Шахтера» выиграли. «Шахтер» просил пять миллионов евро, Лозаннский суд постановил выплатить шесть тысяч евро.

Вот так у нас работают селекционные службы. Зато когда Саша заиграл и мы получали предложения от европейских топ-клубов, не нашлось никого в России, кто к нам бы не обратился.

– Всем отказывали?
– Россию вообще не рассматривали. Нацелены были только на Европу и на Евро-2016. Были разговоры с «Челси», «Вест Хэмом». «Борнмут» выходил, «Ланс» и многие другие французские клубы летали в Россию на переговоры… Всего больше 30 клубов. «Шахтер», опять же. Но после того, как с ним там обошлись… Саша – воспитанник «Шахтера», благодаря ему он попал в символическую сборную юношеской Лиги чемпионов – так его впервые заметил Венгер. Арсен был на игре и показал на Сашу: «Вот этот мальчик». Уже тогда «Арсенал» присылал Саше приглашения.

– В итоге его купил «Манчестер Сити». Вы слышали слова Гвардиолы: «Мне нужен Зинченко»?
– Помимо нарезок Хосеп посмотрел два полных сашиных матча и прямо сказал: «Хочу видеть его у себя». Бегиристайн передал Гвардиоле список игроков, которых «Сити» вел еще при Пеллегрини, – Пеп одобрил только Сашу. Он составил свой шорт-лист из десяти человек, и Зинченко там стоял под первым номером.
Но пришел только пятым или шестым – перед Сашей подписали, например, Гюндогана. Пеп был очень недоволен, что Саши еще нет в «Сити», каждый день спрашивал у руководства: «Где Зинченко?» Я мог закрыть сделку за два дня, но все растянулось на месяцы. Много советчиков, много «доброжелателей» вмешивались в переговоры. 

***
– Лучший агент мира?
– Бесспорно, Жорже Мендеш, рядом с ним не стоит никто. Это эталон агентского мастерства: ведение переговоров, скорость работы, умение находить язык со всеми топами, будь то Фергюсон или Моуринью. Райола и другие серьезные агенты немного теряют реальность. Недавно звонил Мино по поводу одного его клиента: он ничего еще не достиг, а запросы такие, будто он уже Златан или Балотелли. Но Мино выбивает своим игрокам лучшие условия на земле. Мендеш – реалист.

– Лучший агент России?
– Константин Сарсания. Мне нравится, как он ведет бизнес, как рассуждает. Знаю, что его мечты связаны с тренерством, но мне хотелось бы, чтобы он вернулся спортивным директором в какой-нибудь «Зенит» или «Динамо». Только топ-агент мог вести такие сделки, какие благодаря Сарсании оформил «Зенит» – вроде Тимощука.
– Кто из российского игроков заиграет в Европе?
– На данный момент Смолов – самый актуальный товар, который можно задорого и правильно продать. «Боруссия» – не его проект, а в Англии на месте Смола я бы выбрал «Вест Хэм». Он ищет нападающего похожего плана, там Билич, и финансовые возможности у клуба соответствуют тому, что запрашивает сторона футболиста. Еще назову Миранчука – если много будет над собой работать.

– Дзагоева летом могла взять «Фиорентина». Алан еще может уехать?
– «Фиорентина» подходит Дзагоеву по стилю. Сейчас по Дзагоеву весь вопрос в том, за сколько его готов отпустить цска. Ко мне обращались многие клубы: «Ты можешь немного опустить цифры цска?» Сейчас 15-20 миллионов – минимальная планка. Для игрока без европейского паспорта это нереально, если выбирать между аргентинцем или русским, выберут первого.
– Кокорину надо было уезжать в «Арсенал»?
– Александра господь наделил талантом – к сожалению, пока он этот талант не отрабатывает. Когда ты делаешь футболисту такую зарплату, психологический фактор будет работать не на него. Получай столько Данни, претензий бы не было – но у Саши нет прогресса. Если бы Кокорин пришел к таким деньгам по нарастающей, а не в эпоху богатых «Анжи» и «Динамо», – возможно, уже уехал бы в «Арсенал».

Но я знаю другой случай. Когда заканчивал сделку по Зинченко прошлым летом, получил предложение по Кокорину. За два дня до закрытия окна мне позвонил хороший английский клуб (не «Арсенал», но не хуже) и спросил: «Кокорин поедет к нам с более чем двукратным понижением в зарплате?» Трансфер можно было закрыть за шесть-восемь часов – и это не аренда, а выкуп. Но такие финансовые условия сторона Кокорина не рассматривала.

Источник: matchtv.ru
+105
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.