22 апреля 2017, 16:30, Чемпионат России 2016/2017, 24-й тур
ФК Ростов
3 : 0
21 апреля, 18:43 Экс-игроки 6

Дмитрий Хомич: В «Спартаке» надо было вести себя иначе/Селихову не надо бояться

Вратарь «Амкара» Дмитрий Хомич рассказал, каково сидеть в запасе, зачем ему нужно было гражданство Казахстана и каким образом его мотивировали дети, посмотревшие фильм «Легенда №17».
Дмитрий ХОМИЧ
ВРАТАРЬ
РОДИЛСЯ: 4 октября 1984 года в Орджоникидзе (ныне – Владикавказ).
.
КАРЬЕРА: воспитанник владикавказской «Юности». Выступал за «Моздок» (2000), «Аланию» (2001–2004, 2010–2013), «Спартак» (2005–2009 с перерывами), «Спартак-Нальчик» (2008–2009), «Кайрат» (2014), в «Амкаре» с 2015 года. В премьер-лиге сыграл 105 матчей (пропустил 134 мяча).
ДОСТИЖЕНИЯ: обладатель Кубка Казахстана (2014). Финалист Кубка России (2005/06, 2010/11).


«СЕЛИХОВУ НЕ НАДО БОЯТЬСЯ»
– Вы давно в «Амкаре», но основным вратарем стали только сейчас. Неужели не хотелось играть?
– Любой футболист скажет вам, что ненавидит сидеть на лавке. Бывали моменты, когда думал: «Надоело! Сколько можно терпеть? Надо что-то делать!» Но общался с тренером, семьей, и отпускало. Плюс я был связан контрактом. Тренер вратарей Владимир Сычев говорил, что доволен тем, как я тренируюсь и какой вес имею в коллективе. Он всегда может найти нужные слова.

– Теперь-то у вас постоянная игровая практика.
– Получается, так. В «Амкаре» не важно, играешь ты или нет. Все равно чувствуешь себя частью команды. Мы отлично ладили с Александром Селиховым. И сейчас хорошо общаюсь с Александром Будаковым и Денисом Вамбольтом. Это тоже одна из причин, почему я три раза продлевал соглашение.

– Селихов сильнее вас?
– Провокационный вопрос! Я мог бы отшутиться, но попробую ответить серьезно. Саша – очень талантливый молодой спортсмен. В том, что он рос в «Амкаре», есть и моя заслуга, а также Ромы Геруса. Моя роль была в том, чтобы помочь Селихову развиваться. Работали ради одной цели – победить. Поэтому рассуждать, кто сильнее, неправильно.

– Александр сейчас в «Спартаке» в тени Артема Реброва. Что вы бы ему посоветовали?
– Если бы он захотел поговорить на эту тему, я бы сказал, что нужно было ехать в столицу, доказывать, что ты лучший, ничего не бояться. «Спартак» – великий клуб, в него дважды не зовут. Селихов может стать вратарем топ-уровня. Артему Реброву уже 33 года, а Саше лишь 23. Главное, чтобы ему дали шанс проявить себя. Вспомните, Ребровым тоже в свое время были недовольны.

КОНКУРЕНЦИЯ С ПЛЕТИКОСОЙ
– В «Спартаке», как и в «Амкаре», вы провели не так много матчей. Не выдержали конкуренцию?
– Когда в 2005 году пришел в «Спартак», там первым номером был Войцех Ковалевски. В 2007 году мне доверили место в воротах. Конкуренцию на тот момент я выиграл, сыграл два матча с «Сельтой» в еврокубках. В одном из эпизодов мне забили гол ударом с 30 метров. Фанаты стали кричать: «Долой Хомича, верните Войцеха!» Не понимаю таких болельщиков. Нет чтобы поддержать молодого голкипера. Сильно переживал после ошибки. Потом неплохо сыграл в первом туре чемпионата, «Спартак» победил «Динамо». А перед вторым туром прихожу на установку и вижу, что в основном составе меня нет. Поставили Стипе Плетикосу. Не дали шанса проявить себя. Неправильно по одной игре судить о силе вратаря.

– Пытались поговорить с тренерами?
– Мне было 23 года, в этом возрасте не имеешь права голоса. Сказали: «Работай и жди шанса!» Но его так и не дали. Я человек неконфликтный, приехал из маленького города, чувствовал себя скованно. Сейчас думаю: если бы мог что-то изменить, то тогда явно вел бы себя по-другому. Был бы увереннее в себе, карьера сложилась бы иначе. Надо прямо говорить то, что думаешь, о людях и ситуации. А я стеснялся и не отстаивал свою точку зрения.

– Могли конкурировать с Плетикосой?
– Конечно! По спортивным характеристикам не уступал Стипе. Разве что опыта не хватало. С тактикой поведения не угадал, вот и остался в запасе.

«КАЙРАТ» ОТПУСТИЛ С УСЛОВИЕМ»
– В 2014 году вы получили казахстанское гражданство. Зачем?
– В 2013-м случился перелом локтевой кости со смещением. Лечился семь месяцев, почти на год забыл, что такое футбол. Пока восстанавливался, «Алания», в которой играл, обанкротилась. Травмированный и без контракта! Когда вылечился, в России никому оказался не нужен. Пришлось уехать в Казахстан. «Кайрат» предложил контракт с условием принятия казахстанского гражданства, чтобы не считаться легионером. Согласился, выбора-то не было. Сейчас уже отказался от него.

– Почему?
– А зачем оно? Я же россиянин. В Казахстан, если и вернусь, то только по российскому паспорту.

– В алма-атинском клубе вы были замешаны в неприятную историю.
– Меня и еще нескольких игроков обвинили в участии в договорном матче и отстранили от команды, сказали: «Жди окончания сезона». Я был готов пройти проверку на детекторе лжи. Высказывания некоторых личностей могли поставить крест на карьере. Все это читали мои дети, друзья, родственники. А через некоторое время подошел президент клуба: «К тебе претензий нет, хотим, чтобы ты остался». Странно, да? Но я уже решил, что уеду в Россию. Хотя «Кайрат» удерживал, улучшенный контракт предлагал. В итоге отпустили, но с одним условием – в Казахстане могу играть только за «Кайрат». Я дал слово.

«НЕ СИМПАТИЗИРУЕМ «СПАРТАКУ»
– Травма руки – самый тяжелый момент?
– Конечно. Почти семь месяцев лежал на диване. Морально тяжело – «Алания» банкрот, я без контракта. Что делать, как прокормить семью? В футбол вернулся благодаря детям, они мои главные мотиваторы. Тогда вышел фильм «Легенда №17». Помните эпизод, когда главный тренер цска и сборной СССР Анатолий Тарасов ставит Валерия Харламова без защитной экипировки в ворота и партнеры расстреливают его шайбами. Тарасов кричал: «Тебе не больно, Харламов!» Дети посмотрели фильм и постоянно говорили: «Папа, тебе же не больно, вставай!»

– Какие воспоминания о банкротстве «Алании»?
– Ужасные. Ни одному футболисту не выплатили ни копейки. Если все суммировать, целый год играли бесплатно. Конечно, были разговоры с руководством луба, республики, нас кормили очень вкусными «завтраками», говорили: «Все будет хорошо». Но денег мы не увидели.

– Когда поняли, что банкротство неизбежно?
– До последнего верил боссам. «Алания» – родной клуб, даже после банкротства надеялся на чудо. Одним из последних забрал документы. Понимание, почему так произошло, есть. Но оставлю свои мысли при себе как минимум до окончания карьеры.

– Когда-нибудь плакали после матчей?
– Конечно, и не раз. Но на людях эмоции не показываю. Ненавижу проигрывать, внутри все кипит! Успокаивает семья. Она сейчас в Москве – дети учатся в школе. При любой возможности лечу в столицу.

– «Амкар» проиграл «Томи», но при этом победил «Зенит». Дело в настрое?
– Говорю только за себя – если вижу полные трибуны, которые поддерживают, пусть даже не тебя, заряжаюсь энергией и играю лучше. А когда на стадионе 3–4 тысячи человек, драйв не тот, просто выполняю работу. Наверное, это неправильно, но…

– Агент Дмитрий Селюк косвенно обвинил пермский клуб в симпатиях к «Спартаку». Что ответите?
– Никому мы не симпатизируем! Играем за себя, за город и болельщиков.

Источник: www.sovsport.ru
+77
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.
Rambler's Top100