Лига Чемпионов 2017/2018, 5-й тур
Спартак
vs
Марибор
Словения
01 июня, 22:42 ХК Спартак 2

Spartak.ru: Виктор Тюменев: "Еще раз в своём углу увижу - убью". Часть 2

Продолжение большого разговора с олимпийским чемпионом Виктором Тюменевым, которому сегодня исполнилось 60 лет.
- Вы же в центре большую часть карьеры отыграли. Вбрасывания в ваше время тренировали?
- Специально - нет. В 85-ом году мы проиграли в Чехословакии чемпионат мира. И я в основном играл на вбрасываниях против Игора Либы. Он праворукий. И я у него, надо признать, почти не выигрывал. На тренировках у нас вбрасываниям не уделялось внимания. Кто как умел и мог, тот так и делал. И клюшку подбивали, и под нижнюю руку клюшку подставляли. Владимир Шадрин мог опорную ногу у соперника зацепить. Вот в Финляндии, когда я играл, там вбрасывания с Йортиккой мы отрабатывали. Он любил ставить меня и Кари Ялонена на точку и показывать, что надо делать.

- Только трое в вашем «Спартаке» - Шепелев, Рычков и Тюменев - почти не щелкали по воротам. Только с кистей…
- С Юрой Рычковым на тренировках лучше было не сталкиваться - синяки были обеспечены. Очень жесткий защитник. Неудобный. В других командах тоже таких хватало. Васильев в «Динамо», Гусев и Лутченко в цска. Гусев мог так клюшкой засадить с двух рук чуть выше трусов! Там, где защиты нет! Еще и приговаривал: «Молодой щегол! Еще раз в своем углу увижу - убью!» И вот думай: правду он сказал или нет, приезжать или лучше поберечь здоровье?! Лутченко такой же. Одной рукой тебя за шкирку схватит, а ногой с пятака выкидывает. А возвращаясь к вашему вопросу… Трудно сказать, почему редко щелкали? Наверное, с кистей было надежнее. Тот же Рудаков любил вратарю под ловушку шайбу отправить именно кистевым броском.

- Кто был самый талантливый хоккеист «Спартака» на вашей памяти?
- Мне кажется, как раз Адик Рудаков. Фантастически одаренный игрок. Голова! Праворукий, для вратарей неудобный. Серега Капустин - большой мастер. Кожевников много забивал. Чутье у него было феноменальное. Борис Майоров всегда удивлялся в разговорах с ним: «Как тебя в «Спартак»-то взяли? Ты же кататься не умеешь!» А Кожевников выйдет, пум-пум, на прямых ногах, бросит - «банка».

- Харламова вы каким запомнили?
- Мы не были друзьями, Валера же был старше. Но в 79-ом году я его заменил на «Кубке Вызова» во второй игре, когда Харламов травму получил. Маккензи ему под опорную ногу клюшку выставил, и Валера сел на шпагат. Играть он не мог. Честно говоря, не ожидал, что меня к Петрову и Михайлову поставят. Там были братья Голиковы, Капустин, Балдерис. Но тренеры выбрали меня. Борис Петрович любил на разминке перед игрой напевать себе под нос какую-нибудь песню. И всегда улыбался. Как американцы говорят: «Don’t worry, be happy». Глядя на него, я совсем не волновался. И Михайлов, и Петров меня поддерживали, подбадривали. C нами еще Тарасов полетел. На 12:00 назначили командное собрание. Петров пришел секунда в секунду. Анатолий Владимирович ему говорит: «Коммунист Петров, вы опаздываете!» А тот ему в ответ: «Однопартиец Тарасов, посмотрите на часы».

- На Олимпиаде в 1984 году вы играли с серьезнейшей травмой?
- Да. Во второй игре принимал шайбу на красной линии, а итальянец пошел меня бить. Хорошо, что я еще успел выставить руки, но все равно получилось колено в колено. А итальянец еще и удар в кадык получил. Врач Борис Сапроненков нашел специальный железный наколенник. Коля Дроздецкий меня потом еще постоянно подкалывал. Я пропустил матч с Югославией, а все следующие отыграл, хотя та железяка, конечно, мешала передвигаться, особенно на виражах.

- Как победу отмечали?
- У Владимира Крутова как раз сын родился. Мы у чехов выиграли в последней игре 2:0. Одну, помню, Кожевников забил от синей линии. Я, помню, ехал, хотел к нему повернуться, и сказать, что, мол, мне-то не отдаешь, а шайба уже в воротах. А вторую как раз Крутов забил. Шампанского нам тогда выпить разрешили.

- Травмы совсем не обходили вас стороной.
- Летом 1984-го мы играли выставочный матч перед Кубком Канады. Тихонов поставил меня против звена Гретцки, и Гленн Андерсон упал всем телом на то же мое больное колено. Никакого умысла, просто несчастный случай. Но играть уже было нельзя. Связки «полетели», еще-что оторвалось… Наутро меня отправили домой, а на мое место взяли Михаила Васильева из цска.

- Когда утром просыпаетесь, что-то напоминает о том, что вы в хоккей всю жизнь играли?
- Не только утром (смеется). Но зарядку стараюсь делать регулярно.

- Тихонов был тяжелым человеком?
- Мог вспылить, накричать, если ему что-то не нравилось. Когда третьими стали в 1985 году, он на собрании всю команду распекал часа полтора. По каждому прошелся. В выражениях не стеснялся. Но он был фанатично предан хоккею, о котором думал 24 часа в сутки.

- В НХЛ вы могли оказаться? Была какая-то хотя бы теоретическая возможность?

- Незадолго до Олимпиады 88-го года со «Спартаком» в Сокольниках тренировались вратарь и тренер «Ванкувера», а заодно приехал Анатолий Тарасов. На своей «Волге», ходил он уже с палочкой. Он мне и сказал:
- «Ванкувер» зовет тебя в летний тренировочный лагерь. Поедешь?»
Отвечаю:
- «Наш тренер Борис Майоров рекомендует меня в сборную на Олимпиаду. Нельзя мне сейчас в НХЛ».
В итоге я ни на Олимпиаду не попал, ни в «Ванкувер». Спина, колени - всё сразу. Вылечился и отправился в Финляндию. А о том, что «Ванкувер» задрафтовал меня, узнал только в 2001-м, когда приехал на драфт и увидел свое имя в огромном хоккейном справочнике.

- В Финляндии вы становились чемпионом страны.
- Ханну Йортикка искал центрального нападающего. И у него была мечта пригласить в ТПС Игоря Ларионова. Но он в 1988 году уже собрался в Ванкувер. И эстонец Тит Ламбин, высокий защитник, блондин, игравший у Тихонова в Риге, предложил Йортикке мою кандидатуру. С главным тренером ТПС мы встретились в Лужниках и договорились, что я перехожу к нему. Помню, на переговорах с нами еще был представитель «Совинтерспорта». А тогда большая часть контракта забирала эта контора. И вот Йортикка вылетает из комнаты, весь красный от злобы, в руках у него пачка денег, и он их кидает вверх. Мол, это деньги на ветер, так контракты нельзя подписывать. Потому что в договоре была одна сумма прописана, а мне полагалось лишь 30 процентов. Или что-то около того. Но я в итоге уехал, отыграл три года в ТПС. Становились дважды чемпионами. В своей стране не получилось, а в Финляндии выигрывал «золото». Недавно эти медали через Игоря Тузика передал в «Музей хоккея».

- Вы еще и скаутом работали долгое время.
- Когда-то играл в ТПС в одном звене с Ари Вуори. Он после окончания карьеры стал работать в «Лос-Анджелесе» скаутом по скандинавским странам. И клуб искал ему коллегу для работы по Союзу. Вуори предложил меня. Я провел переговоры с Вацлавом Недомански и стал просматривать молодых игроков. Много мотался по стране, смотрел хоккей. Александра Фролова в «Лос-Анджелес» рекомендовал. Работа мне эта нравилась. Так что много чего в жизни видел и слышал…

Хоккейный клуб «Спартак» от имени миллионов болельщиков поздравляет Виктора Тюменева с 60-летием!

Источник: spartak.ru
+41
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.