Чемпионат России 2017/2018, 7-й тур
Спартак
vs
Локомотив
Москва
05 июня 2017, 21:30, Товарищеские игры
Венгрия
0 : 3
Россия

«Приходилось учиться сразу на двух «дневных».От кого зависит, побежит ли сборная/Это был 96-й год. В начале сезона приняли решение меня взять на постоянной основе. И так 13 лет проработал в «Спартаке»

Будучи молодым человеком, он мечтал стать тренером по физподготовке. Но в России на тот момент не было ни тренеров по физподготовке, ни книг, на которых эти тренеры могли бы учиться. Нашего героя это не остановило – он искал знания в зарубежной литературе, учился одновременно в двух вузах, не спал ночами, работая в диспансере в ожидания шанса поработать в клубе. Шанс выпал, а спустя два десятка лет он стал тренером по физподготовке в сборной России, которой предстоит важнейший турнир – Кубок конфедераций. Корреспондент «Советского спорта» поговорил с Владимиром Паниковым..
«ФУТБОЛ ИЗМЕНИЛСЯ»
- Что было самым сложным на этом сборе в плане подготовки игроков?
- То, что сезон у всех закончился по-разному. Кто-то выиграл, кто-то – проиграл. И нужно было всех привести в единое эмоциональное, физическое состояние. Чтобы каждый из ребят, взяв лучшее, что у него было по сезону, выдал свой максимум. Для этого в течение года проводился большой анализ, мы держали связь с тренерами в клубе. Применялись всевозможные технические средства контроля состояния футболистов. В Австрии первые один-два дня мы изучали эти данные. И на основе них пошли дальше. Стали увеличивать интенсивность тренировок – с мячом и без, - говорит Паников.

- Почему выбран формат одноразовых тренировок, а не двухразовых, как частично, например, было перед Евро?
- Внимательно изучали прошлые, позапрошлые сезоны. Большим количеством информации нам помогает научно-методический отдел РФС в лице Вячеслава Годика, здесь с нами сотрудничают представители науки. Плюс этот режим тренировок опробован нами в клубах. Интенсивные занятия требуют повышенного внимания к восстановлению, которое тоже занимает немало времени. Поэтому выбран одноразовый формат тренировок. Пусть занятие будет дольше обычного, но зато эффективнее.

- Второй тренер по физподготовке Паулино Гранеро год назад сказал следующее: «Если раньше успех приносила «тики-така», катание мяча, то теперь побеждает тот, чьи футболисты поддерживают максимальную интенсивность и совершают больше рывков». Футбол изменился?
- Есть официальные доклады ФИФА и УЕФА на эту тему. Да, сейчас определяющим является не то, сколько ты пробежал и сколько владел мячом, а – то, кто больше за матч сделал интенсивных действий – с мячом или без - в решающие моменты игры. Плюс многое определяют персоналии, звезды. Лидеры должны проявлять себя. Это очень важно.

- Сколько спринтов делают топ-команды за матч? Например, французы, немцы.
- Так не очень корректно сравнивать. Есть разные системы подсчета, разные градации. Например, у одних спринт – это ускорение выше 21-го километров в час. У других – выше 25. Естественно, у кого планка выше, по статистике получают меньше спринтов за матч. А при другой системе подсчета, естественно, показатели будут выше.

- В матче с Кот-д'Ивуаром российские футболисты сделали 1700 метров спринтов. К какой цифре нам надо стремиться?
- За 2000 метров. Но нужно понимать, что это все условно и зависит от разных измерительных систем. Футбол – это далеко не только спринты.

- В чем разница между работой в клубе и сборной? Что было самым непростым первое время?
- Что не надо каждый день ездит и руководить на тренировках. Много анализа, планировки. Но сейчас полностью нахожусь своей тарелке.

«ЧУВСТВОВАЛОСЬ, ЧТО ЧЕРЧЕСОВ СТАНЕТ ТРЕНЕРОМ»
- Вы начинали в «Спартаке». Расскажите, как это было.
- Раньше ведь как? Есть тренер, пару помощников тренера, один доктор и два массажиста. Круг обязанностей у всех был гораздо шире. Поэтому приходилось многое уметь. Я всегда стремился к тому, чтобы работать тренером, уже тогда много занимался реабилитацией. Она в то время в России была на нуле в плане знаний, методик. Что говорить, если неделя практики в леверкузенском «Байере» уверенно покрыла четыре года обучения в РГУФКе. За неделю докопался до очень многого. И спустя время официально стал первым тренером по реабилитации в стране.

- Что больше всего поразило во время стажировки в «Байере»?
- Что все не так уж страшно. Люди там работают те же, только организация лучше. Отсюда и более качественное восстановление, реабилитация. Наверное, в то время нам этого не хватало для более высоких результатов.

- Откуда вы брали дополнительные знания, чтобы восполнять пробелы?
- Читал много зарубежной литературы. Когда выезжали на гостевые матчи Лиги чемпионов со «Спартаком», всегда в тихий час бежал в книжный магазин. Покупал что-то по теме. В итоге хорошая библиотека скопилась дома. Сейчас потихоньку передаю в хорошие руки.

- Какое самое яркое воспоминание о спартаковском этапе в «Спартаке»?
- Когда президент УЕФА Леннарт Юханссон в Кремле вручал команде золотые медали чемпионата России. Так получилось, что эта честь первому выпала мне. Пять тысяч зрителей в зале, запомню это на всю жизнь.

- Черчесов – очень целеустремленный человек. Будучи игроком, он ставил цель – стать тренером?
- Мы тогда не так близко общались. Все-таки между игроками и персоналом обычно есть дистанция определенная. Но то, о чем вы говорите, чувствовалось – лидерские качества, характер. Это все присуще тренеру.

«УЧИЛСЯ НА ДВУХ ДНЕВНЫХ, ЕЗДИЛ ПО 100 КМ»
- Почему вы в юности пошли учиться на кафедру физического воспитания?
- Мечта. Хотел стать тренером. Я родился и вырос в областном городе Воскресенск, поступил в свой первый вуз в Коломне. И уже там, после армии, я задумался, что надо вырываться. И то, что хотел, о чем мечтал на тот момент, действительно сложилось. Вспоминаешь, какое стечение обстоятельств было в некоторых ситуациях, думаешь, так не бывает. Оказывается, бывает.

- Что именно?
- Например, то, как я поступил во второй вуз. Раньше ведь была только одна газета – «Советский спорт». И на четвертом курсе коломенского вуза мне на глаза попала один ее номер, где маленьким абзацем было написано: «Проводится день открытых дверей в ГЦОЛИФК». А мне же еще предстоял пятый курс в Коломне. Но я загорелся, поехал. В актовом зале смотрю, какие кафедры есть. Увидел: «Массовая форма физической культуры». А потом – раз – еще одна табличка сверху: «Первый набор на кафедру физической реабилитации и рекреации». И я – все, два дня спать не мог. Так захотел поступить именно на это направление. Но была проблем: нельзя было совмещать два дневных обучения в разных вузах. Я понимал, что и коломенский вуз неправильно бросать. Но и хотелось на новый уровень выйти.

- И что вы сделали?
- Представляете, через неделю выходит правительственный указ: «Можно совмещать». В итоге учился на двух дневных курсах. Приходилось много кататься на электричке – между вузами было 100 км. Но хорошо, что в Коломне преподаватели пошли мне на встречу, разрешали чаще бывать в Москве. Плюс, когда ты молодой, есть мечта, то ничего не замечаешь – ни усталости, ни голода. Так вдохновился целью, что второе высшее закончил на отлично. Ну, и самое главное совпадение.

- Какое?
- За год до выпуска нам дали карточки и предложили заполнить, кто и куда бы хотел пойти работать. Я написал: «Хочу пойти тренером по физподготовке в «Спартак» Москва». И через год в нем работал.

- Как так быстро?
- Из-за моего голода до знаний часто проводил время в первом диспансере, где у нас проходила практика. Просил преподавателей оставаться там подольше. В общем, в этом диспансере порой бывали футболисты, например, Дима Хлестов из «Спартака». И как-то зашел спартаковский врач Юрий Сергеевич Васильков. К тому моменту я уже всех методисток предупредил, что моя мечта – футбол. Видно, кто-то намекнул Василькову, что вот есть неплохой парень, хочет работать. И он сказал: «Можно попробовать. У нас один массажист уехал в Италию, остался один Николай Ларин«. Я через день-два беру билеты на «Спартак» - «Алания», «Спартак» тогда победил 4:1. На таких эмоциях встречаю Василькова. Как сейчас помню его первую фразу: «Тебе надо набрать несколько килограмм». А я ведь студент, десять лет легкой атлетикой занимался – худющий был. В общем, сказал, что через месяц позвонит. Через месяц – нет звонка.

Решил сам набрать и слышу в ответ: «Хорошо, что позвонил. А то я твой номер потерял. Приезжай завтра на базу». У меня шок. Приезжаю, пульс замерили - 170-180. Показали мне мази 40 штук – у меня глаза такие стали! И говорят: «Мы на Евро уезжаем, а ты оставайся». Так я прошел курс молодого бойца. Это был 96-й год. В начале сезона приняли решение меня взять на постоянной основе. И так 13 лет проработал в «Спартаке».

«ГРАНЕРО ПОМОГ СТРУКТУРИРОВАТЬ ЗНАНИЯ»
- Как вы познакомились с Гранеро?
- Я тогда был уже физиотерапевтом. Пришел в цска на неделю раньше Слуцкого. Тогда там работал Хуанде Рамос. Меня поразило, как он повел себя со мной на первой же тренировки. Подошел, обнял, сказал, чтобы не стеснялся, если что, к нему обращаться. Потом появились Слуцкий, Гранеро, который через время мне сказал: «Ты не физиотерапевт, ты тренер». Видимо, это стремление сильно проявлялось. В итоге к концу работы в цска стал тренером по физподготовке дубля команды. Я многое у Гранеро взял, что-то он - у меня. У нас прекрасное взаимопонимание, все эти годы были на связи. Поэтому работать с ним в сборной очень комфортно. Он всегда помогал – по оборудованию, например, и другими техническими средствами.

- Что почерпнули у него?
- У меня была куча методик, но получался какой-то, скажем так, салат. Гранеро помог структурировать знания. После этого выстроилась определенная методика, по которой мы работаем несколько лет. Где-то более успешно, где-то – менее, но она дает свой эффект. При этом мы не зациклены, а продолжаем постоянно учиться.

- Как вам условия в Нойштифте в профессиональном плане? Все есть?
- Поражают. Вроде бы деревенька такая. А есть два прекрасных поля, специальная конструкция, разделяющая эти два поля. Рядом тренажерный зал, который можно перевезти в случае необходимости. И много чего еще. Очень компактно, удобно и качественно.

- Подводя итоги австрийских сборов, удовлетворены проделанной работой?
- Да. Но подготовка продолжается. Впереди контрольные матчи, а потом самое главное - турнир. Поймите, есть команды, где игроки имеют опыт проведения более пятидесяти матчей за сборную. Они привыкли к длинному сезону. И им не нужно времени на дополнительную адаптацию организма. Но ничего – мы набираемся этого опыта.

- Возможно ли держать хорошую форму на протяжении всего турнира?
- Сложно. Это надо анализировать. Потому что, условно говоря, у одного может наступить спад, но его прикроют остальные десять игроков. Тут очень велика роль лидеров.

- __ю_а рассказывал, что большие турниры по-разному влияют на всех: кто-то прибавляет, кто-то впадает в прострацию.
- Это психология. Есть чемпионы по тренировкам, а есть те, кто голодны до адреналина, кто получается наслаждение от попадания в экстремальную ситуацию.

- Игроки в шутку не злятся на вас? Из-за нагрузок.
- Тут главный тренер - мой защитник, - улыбается Паников. – Если серьезно, то все понимают, зачем и почему мы делаем такую серьезную работу.

- Кто самый большой профессионал из футболистов, с кем вы сталкивались?
- Если не считать нашего главного тренера, то всегда поражал Сергей Горлукович. Он после каждой тренировки несколько часов уделял восстановлению. И приходил за несколько часов до занятия, чтобы пробежать кросс – восемь-десять километров. Позже появились технические новинки – питание, например, вибромассажер. Есть ребята, кто этим активно пользуется. Мне, кстати, очень нравится нынешнее поколение футболистов. Они не стесняются подходить, задавать важные вопросы по восстановлению и прочим профессиональным моментам.

- У вас чемпионство со «Спартаком», с «Легией». О чем теперь мечтаете?
- Работа в сборной – это большая честь. Тем более, в такой огромной стране. Это не давит, но понимаю все ответственность. Очень хочется достойно представить страну.

Источник: www.sovsport.ru
+46
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.
Rambler's Top100