05 июня, 07:57 Экс-игроки 65

«За 13 лет в «Спартаке» так и не полюбил футбол». Интервью с китайским доктором Лю Хуншэном

Доктор Лю Хуншэн покинул «Спартак» и рассказал в эксклюзивном интервью Леониду Волотко и Евгению Дзичковскому о том, как ставил иголки Якину и Каррере, сколько денег выиграл, взобравшись на пальму, и как снова вылечил Видича год назад.
– Вы отработали в «Спартаке» 13 лет. Когда узнали, что контракт не будет продлен?
– За неделю до его окончания. Мне сказали, что это решение главного тренера. Попросили приехать и забрать документы.

– Карреру что-то не устраивало?
– Я знаю, что произошло. И в команде знают. Но говорить не буду. Зачем? Контракт закончился, я уже ушел. С качеством моей работы это никак не связано. Мне и в клубе говорили: Лю, претензий нет, все отлично, просто тренер не хочет продлевать контракт. С Каррерой я не общался. Недавно просил узнать у переводчика, всем ли доволен тренер. Мне передали: «Массимо про тебя вообще ничего не говорил. Все о’кей».

– Иголки ему не ставили?
– Каррере? Ставил! Он приходил ко мне с коленом – я иголками все вылечил.
– И кто же теперь будет этим заниматься?
– Уверен, они и без меня продолжат делать то, что нужно. Ну, не будет теперь иголок – ничего страшного! В других командах тоже их нет. Будет ли этого не хватать игрокам? Думаю, да. Они меня очень любили, на все процедуры ходили с удовольствием. Когда узнали, что ухожу, Глушаков, Ребров – все позвонили. Спрашивали: «Лю, почему уходишь? Что случилось?» Я отвечал то же, что и вам: тренер так решил.

– Если не хотите называть причину, спросим по-другому: зарплата в «Спартаке» вас устраивала?
– Честно? Нет.
– Финальный свисток матча с «Тереком», болельщики выбежали на поле. Где вы были в этот момент?
– На стадионе. Хотя должен был смотреть игру дома, как обычно. В клубе меня никто не предупредил, что будут праздновать. Только в день игры Ребров с Глушаковым позвонили: «Лю, ты обязательно должен быть!» Я собрался и поехал в Тушино. В обычной одежде, не в клубной. Но после финального свистка на меня надели чемпионскую футболку – и порадовался с ребятами!

– 8 июля «Спартаку» будут вручать золотые медали. Пойдете?
– Наверное, нет. Да и кто меня позовет? Я ведь уже не работаю в команде. Но в руководстве сказали, что медаль я получу. Наверное, администраторы передадут.

***
– За 13 лет вы стали спартаковцем?
– Нет. Потому что я не люблю футбол.
– Разве можно работать в футбольном клубе и не любить футбол?
– Медицина – моя работа. А работа – моя жизнь. Если позовут в другую команду, значит, буду лечить футболистов там. Медицина не знает границ: если кому-то плохо, я всегда помогу. Но футбол мне никогда не нравился, даже в детстве. Я вырос в большом городе (Линьи. – «Матч ТВ»), но даже там не было ни футбольной команды, ни стадиона. Когда работал в «Спартаке», конечно, переживал за команду и не пропускал ни одной игры. Все гостевые матчи смотрел по телевизору – потому что нужно быть в курсе, кто какую травму получил. Но сейчас смотреть футбол не буду – надоел.
– Какой-то вид спорта вам все-таки нравится?
– В Китае играл в волейбол и баскетбол. А еще в бадминтон. Но детей в профессиональный спорт не отдам – здоровья не будет.
– Самый сложный медицинский случай в «Спартаке»?
– Кроме Видича, пожалуй, ничего такого не было. Но и там вся сложность заключалась в том, что решалось будущее Немаьи. Мне Первак звонил по телефону, предупреждал: «Лю, это не шутки, в твоих руках большие деньги. Ты должен гарантировать, что вылечишь – тогда мы его купим». Было сложно брать ответственность, но я уже давно работал и знал, что нужно делать. Поэтому перезвонил и ответил: «Вылечу, покупайте».

– Когда в последний раз общались с Видичем?
– В прошлом году. В «Интере» он опять травмировал спину и позвонил Тошичу. Сказал, что давно не видел меня во время матчей. Раньше я всегда находился на стадионе, а 7-8 лет назад – еще при Карпине – перестал бывать даже на выездах. Тогда случился кризис, зарплаты сократили – вот мне и сказали: Лю, лучше работай на базе – на выезды не надо. Я был согласен – это не нужно. Так вот Видич подумал, что я уже не работаю в «Спартаке». Но когда нашел мой телефон, я сказал: прилетай в Абу-Даби, у нас тут сборы. Неманье к тому моменту сделали операцию, которая не помогла: поясница болела, нога онемела. В итоге он прилетел в ОАЭ и заселился к нам в отель. Уехал полностью здоровым.
– Леонида Федуна не лечили?
– Лечил, но давно. Кстати, у него тоже со спиной были проблемы. А еще с коленом – после тенниса. Из теннисистов Михаил Южный ко мне обращался – у него кашель никак не вылечивался, но после иголок все прошло. Шарапову лечил два года подряд, Чакветадзе. Ксению Первак, которая теперь ваша коллега, журналистка.

– Самая тяжелая травма за 13 лет в «Спартаке»?
– Сразу вспоминаю, как Погатец в матче с «Шинником» сфолил. Хрустнуло так, что я на другом конце поля услышал и все понял! Или Сабитов на сборе в Испании: там даже смотреть не нужно – по звуку было понятно, что перелом. Как и у Дринчича в Турции. С Сабитовым мы сразу поехали в госпиталь, сделали снимок. Доктор посмотрел: «Перелома нет». Я сказал: «Не может быть, делайте рентген еще раз». Сделали – снова ничего! «Делайте третий раз», – говорю. И только после этого врачи увидели: действительно, перелом. Еще один случай – когда в Черкизово болельщик упал с решетки в ров. Подбегаем – не дышит, без сознания, из уха кровь идет. Я сразу иголку ему поставил в специальную точку – «жен чун» называется (между верхней губой и носом – «Матч ТВ»). Если в России или Европе сознание теряешь – дают нашатырь. А в Китае – нажимают на «жен чун». Я нажал – и после этого парень задышал. Сделали укол и передали его скорой помощи. Выжил.
– Правда, что Промес больше всех боится уколов?
– Уколов – да, но на иголки ко мне всегда ходил с удовольствием. Он хороший парень! Больше всех в команде иголок боялся Плетикоса.

***
– Россия – ваша страна?
– Вторая родина! Я здесь проработал дольше, чем в Китае. Там в 15 лет устроился в деревенскую поликлинику. Оттуда – на юг страны, где 11 лет служил в армии, дослужился до майора. (Лю был дежурным врачом в госпитале – «Матч ТВ»). Вернулся, когда заболела мама. Сахарный диабет, реанимация – написал заявление, что больше не хочу служить, и меня срочно отправили домой. В 33 приехал в Россию и работаю здесь уже 24 года. А там – 11 лет в армии, 5 лет в своем городе и год в деревне.

– В китайском футболе теперь много денег. Если позовут – вернетесь?
– Нет. Работа в футбольном клубе такая, что сегодня есть, а завтра ее может не быть. Настоящая работа – это мои клиенты. Для меня это самое главное. А команды – штука временная. Меня же в «Манчестер Юнайтед» звали, когда там Видич играл, а тренировал Фергюсон. Предлагали 15 тысяч фунтов в месяц. Я отказался, хотя в «Спартаке» в то время зарабатывал 240 тысяч рублей. Почему? Потому что этому тренеру я нужен, а завтра придет другой. Вернусь в Россию – клиентов уже нет. А они для меня все: я им помогаю, они меня рекомендуют знакомым. Сарафанное радио – так это по-русски?
– При вас в «Спартаке» сменилось 12 тренеров. С кем было лучше всего работать?
– Комфортнее всего было, когда чувствовал, что меня уважают, – при Старкове и Федотове. А еще при Эмери. С Унаи были трудности перевода: я по-английски почти не говорю, он – лучше, но тоже не очень. А испанский совсем не знаю. Но Эмери относился ко мне очень хорошо. Я сразу понял: отличный человек и тренер.

– Кого из тренеров чаще всего лечили?
– Старкова много раз, Федотова, Черчесова. Якин приходил – болела шея. А у его помощника Вальтера Грютера были проблемы с кишечником. Он отдыхал в Тайланде – там занесли инфекцию. Ничего не помогало, Грютер пришел ко мне. Поставил ему иголки – и все отлично. Вальтер сказал: «Чудо! В Швейцарии никто не смог вылечить, а у тебя сразу все прошло!»

– Одна иголка сколько живет?
– Они все одноразовые. Я их много покупаю, но почти сразу выбрасываю. Самая большая иголка – 1,5 метра. Такие раньше использовали, лет 20 назад. Теперь перестали, потому что очень опасно – можно инфекцию занести, если не обработать. Ее вставляют под кожу, например, у кисти и ведут к самому плечу. Ну, как метро: от «Свиблово» до ВДНХ. Понимаете?

– Понимаем. Пиявками до сих пор лечите?
– Да, их в «Спартаке» давно используют. Помню, как еще при Старкове ставили пиявки Павлюченко – от гематомы. На базе у меня всегда большая банка с ними стояла. Пиявки долго живут – можно год не кормить, ничего с ними не будет. Зато полезные! Кровь очищают, от давления – тоже хорошо.
– Иголки, пиявки – что еще применяли из китайской медицины?
– Молоток, который состоит из 7 маленьких иголок. Его используют при проблемах со связками и сухожилиями.
– А змеи сушеные, тигриные потроха?
– Нельзя – из-за антидопинговых правил. Так же с пиявками: их можно поставить, но если экстракт пиявки входит в состав лекарств или препаратов, – спортсменам такое давать нельзя.
– Допинг-тест не пройдут?
– Да! Пиявки, оленьи панты, женьшень – после всего этого не пройдут.

– Вы ведь в Тарасовке еще и готовили.
– Это раньше, когда время было. Почти каждую неделю шел на кухню и подавал ребятам блюда азиатской кухни: пельмени, рыбу, курицу по-китайски. Сейчас не готовлю. Последний раз накрывал на стол, когда Титов и Аленичев еще играли.

– Утку по-пекински умеете?
– Если технику дадите, смогу. Но это очень-очень сложный процесс. Нужно много-много специальных трав. Тушка замачивается в соевом соусе и травах на 24 часа. Потом все высушивается и кладется в специальную печку. Важно правильно подобрать температуру – огонь должен быть мягким! Тогда шкурка получается поджаренной, а мясо – сочным. Дома это приготовить не получится.

***
– Легендарная история, как вы на спор съели жука при всей команде. Знали, что это за насекомое? Или первого попавшегося поймали?
– Да никого я не ел! Уже много времени прошло – можно рассказать. Это было при Федотове. Мы вылетали на сбор в Чехию, долго ждали самолет. Ребята вареные сидят, настроения нет ни у кого. Решил их развеселить. Смотрю, жук ползет какой-то. Ребята кричат: «Лю, проглотишь его за 500 долларов?» Я ответил: «Давай!» Поймал жука, поднес его ко рту и стряхнул в рукав. Никто не заметил! Потом я на эти деньги всю команду пивом в Чехии угостил.
– 500 долларов – самый большой выигрыш?
– На сборе в Испании поспорил, что залезу на пальму. Команда 3 тысячи евро собрала! Руки, ноги, живот – весь исцарапался, но до верхушки так и не добрался. Чуть-чуть не хватило! Когда спускался, очень скользко было – __ю_а меня страховал. В итоге вместо трех тысяч заработал триста.

– Бывший врач «Спартака» Владислав Корницкий нам рассказывал, что после сложного перелета в Комсомольск-на-Амуре вы моментально привели игроков в чувство. Как?
– Обычная история после долгих перелетов. Всегда, когда играли во Владивостоке, Находке или Комсомольске-на-Амуре, перед выходом на поле подходил к игрокам и нажимал на специальные точки. Кровь после этого быстрее доходит до головы – человек тонизируется и просыпается.

– Когда вас последний раз узнавали на улице?
– Каждый день! На улице или в метро – болельщики подходят, просят сфотографироваться. Болельщиков «Спартака» очень люблю. Бывает, идешь куда-то с плохим настроением, подходит мужик: «Доктор Лю! Это же ты наших игроков лечишь. Спасибо!» Так приятно сразу становится, вы не представляете. Большое им спасибо!

– Болельщики цска не подходили?
– Нет-нет, неприятностей ни разу не было. Они же знают, что я доктор. Думаете, я никогда не лечил болельщиков цска? Лечил еще как! И «Локомотива», и «Динамо».
– В России вы часто сталкивались с проблемами из-за того, что вы китаец?
– Лет 15 или 20 назад у многих иностранцев были проблемы – не только у китайцев. Но сейчас все отлично. Россия дружит с Китаем, и люди друг друга уважают. Полиция, конечно, проверяет документы иногда, но не так часто. Вот раньше – постоянно.

[Сообщено grumpy]

Источник: matchtv.ru
+338
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.
Rambler's Top100