11 июня, 13:00 ФК Спартак 102

Массимо Каррера: "Действительно схватил переводчика за горло"

12 июня в 18.00 в "Доме книги на Новом Арбате", а затем 20 июня в 19.00 в "Библио-Глобусе" обозреватель "СЭ" Игорь РАБИНЕР презентует читателям свою новую книгу "Как возрождали "Спартак", посвященную первому за 16 лет золотому сезону красно-белых. А сегодня "СЭ" публикует ее отрывок, в котором главный тренер "Спартака" Массимо Каррера и известный футбольный агент Марко Трабукки в эксклюзивной беседе рассказывают интереснейшие детали о чемпионском сезоне


"ЕСЛИ БЫ ГОД НАЗАД "ЧЕЛСИ" РАЗРЕШИЛ КОНТЕ ВЗЯТЬ БОЛЬШЕ ОДНОГО АССИСТЕНТА – ПОЕХАЛ БЫ В ЛОНДОН"


Меня удивляет, что при харизме Карреры, его знаниях, опыте работы с такими тренерами, умении найти контакт с командой он получил свой первый шанс как главный тренер так поздно. И не дома, а в далекой России. Не стал скрывать от Массимо этого удивления.

– Не жалею, что так поздно стал главным тренером, – ответил он. – Да, такова жизнь, но работа ассистентом с Антонио научила меня большему, чем если бы я раньше начал как самостоятельный главный. Почему этого не произошло? В Италии все искали тренеров с опытом. И то, что у меня не было такого опыта в роли главного, становилось этаким стоп-краном. Фактором, из-за которого я не получал предложений.

Трабукки уточняет:

– По поводу предложений слышал лишь о том, что перед работой в штабе сборной Италии Карреру звали главным тренером в "Бари", где он когда-то играл. В момент приглашения этот клуб выступал в серии В. И Массимо предпочел продолжить работу с Конте.

А то, что он поехал в Россию, больше стало стечением обстоятельств. Потому что его все устраивало. Когда давно работаешь с тренером уровня Конте, пользуешься его полным доверием, то какой смысл искать от добра добра? Так что просто получился, как говорят в России, фартовый расклад. Для всех.
Расклад заключался в том, что Конте в "Челси" поставили условие – он может взять с собой только одного ассистента-итальянца. И он предпочел своего первого помощника в "Ювентусе" и сборной Анджело Алессио.

– Антонио разрешили взять именно одного ассистента, – продолжает Трабукки. – Потом Конте позволили также взять тренера вратарей и аналитика. Но клуб настаивал на том, чтобы один из двух помощников главного тренера был англичанином. Деваться было некуда. Но это никак не омрачило их отношений, и они регулярно общаются.

Кстати, Конте позвонил Массимо с поздравлениями сразу после того, как "Спартак" стал чемпионом. Думаю, для Карреры это было очень приятно и лестно. Во всех интервью он упоминает о том, скольким вещам научился у Антонио.

– То есть, по вашему убеждению, если бы у Карреры была возможность поехать вместе с Конте в Лондон, он сделал бы это?
– Конечно.

То же подтвердил мне и сам Каррера. Добавив несколько существенных деталей.

– Во время Euro-2016 во Франции Антонио сообщил штабу, что, к сожалению, не сможет забрать всех с собой в "Челси". И мне сказал, что это, скорее всего, невозможно. Точной информации, однако, еще не было. Но как раз в это время проявился и оформился интерес со стороны "Спартака", и я не стал дожидаться разрешения ситуации с Лондоном. Подошел к Антонио и сказал: "Все нормально, у меня есть другое предложение".

– Не было небольшой обиды на Конте?
– Абсолютно нет. Это мой друг.

– Помимо "Спартака", других предложений не было? В частности, из Италии?
– Нет.

СВЯЗИ РИОММИ, ВИЗИТ РОДИОНОВА, ЯЗЫК АЛЕНИЧЕВА


Первым из "Спартака" с Каррерой связался его соотечественник Джанлука Риомми, тренер вратарей красно-белых. Произошло это опять же из-за сплетения обстоятельств. В сезоне-2006/07 годов Конте начинал карьеру главного тренера в клубе низшего дивизиона "Ареццо". Там они и пересеклись с Риомми.
Каррера рассказывает:

– Мы с Джанлукой до того знакомы не были. Но он общался с Конте, и первый раз мы встретились в Коверчано (на базе сборной Италии). Риомми спросил у Антонио, кого бы он посоветовал в "Спартак" для работы с защитниками. И он порекомендовал меня.

Выходит, Конте к тому времени уже понимал, что Карреру в "Челси" взять с собой не сможет. Иначе не стал бы рекомендовать куда-то одного из ассистентов и к тому же близкого друга – в прессе не раз публиковались фотографии со свадьбы Конте, где его старший (да-да) товарищ Каррера все время фигурировал рядом.
Во время европейского первенства, прямо в расположение сборной Италии во Франции, к нему на разговор прибыли эмиссары из "Спартака". Да какие! Генеральный директор Сергей Родионов и главный тренер Дмитрий Аленичев.

– Между первой встречей с Риомми и разговором с Родионовым и Аленичевым прошел где-то месяц, – вспоминает Каррера. – Аленичева я помнил как футболиста, хотя лично и не был знаком. Оба оставили хорошее впечатление. Я увидел в них то же желание побеждать, которое всегда было и есть у меня.

– Вы никогда до этого сезона не жили, не играли и не работали за границей. Когда такая возможность появилась, не было каких-то опасений от такой перспективы?
– Абсолютно никаких. Я даже не подумал два раза, когда появилась такая возможность. У меня не было сомнений. Хотя о "Спартаке", кроме громкого имени, знал на тот момент очень мало.

Трабукки рассказывает:

– Массимо уверенно шел на эту работу в том числе и потому, что тогдашний главный тренер говорил по-итальянски не хуже, чем сами итальянцы. Язык у Аленичева – блестящий. И один тот факт, что через столько лет после отъезда из Италии человек так хорошо говорит на итальянском, тоже кое-что показывает. Причем играл там Дмитрий недолго. Одно дело, когда Шевченко и Каладзе выступают за "Милан" по десять лет, а тут – всего пару сезонов. Кстати, и Андрей Талалаев играл в Италии недолго, а говорит здорово. Дай бог, чтобы ему, бывшему помощнику Невио Скалы в "Спартаке", однажды так же повезло с работой, как Массимо.

Тут следует заметить, что ни со Скалой, ни с другими итальянскими тренерами, работавшими в России, – Лучано Спаллетти и Фабио Капелло – Каррера не советовался, прежде чем решиться на отъезд в нашу страну. То есть сомнений там и вправду, похоже, не было.

– Отличный итальянский Аленичева, уверен, тоже стал важным фактором в решении Карреры переехать в Россию, – продолжает Трабукки. – Работа со сборной Италии заканчивалась, было ясно, что он не сможет помогать Конте в "Челси". А Москва – такой город, который в Италии уже давно никого не пугает. И очень многие хотят приехать сюда работать.

– По вашей информации, зарплата у Карреры как у помощника Аленичева в "Спартака" была выше или ниже, чем как у ассистента Конте в сборной Италии?
– Выше. Очень редкий европейский футболист или тренер поедет в Россию без повышения. Это не значит, что зарплата была большой или тем более огромной. Но по сравнению с тем, что Массимо платила федерация футбола Италии, да еще и с 50 процентами подоходного налога, который берет наше прекрасное государство, это был рост.

НА ДНЕ РОЖДЕНИЯ ЛАВРОВА КАРРЕРА С АЛЕНИЧЕВЫМ ОБНЯЛИСЬ И 15 МИНУТ ГОВОРИЛИ ОДИН НА ОДИН


Интересуюсь у Карреры:

Как Аленичев реагировал на ваши идеи? Все ли удавалось реализовать, или что-то он не принимал?
– Реагировал хорошо. Он просил меня работать с защитниками и доверял мне в этом полностью. У меня была в этом плане абсолютная свобода.

– Аленичев стремился поставить "Спартаку" игру в короткий пас, этакую версию барселонской "тики-таки", традиционно любимую в этом клубе с давних времен. Знали ли вы об этой спартаковской традиции?
– Не знал. А понять, какой футбол ставит команде Аленичев, у меня было не так много времени. Я приехал в "Спартак" 16 июля, а он уехал 4 августа.

– Вы не сильно любите "тики-таку"? Была же вроде такая цитата на одной из первых пресс-конференций.
– Может, она и неплоха, но для того, чтобы в нее играть, нужны соответствующие футболисты.

– Многими обсуждается, существует ли какой-то вклад Аленичева в нынешнее чемпионство. Что по этому поводу думаете вы?
– Конечно, эту команду набирал Аленичев, поэтому что-то от него осталось. Но все остальное, все, что было с 4 августа, – это уже моя работа. И моих помощников.

– Был ли у вас с Аленичевым какой-то прощальный разговор?
– Да, он пожелал мне удачи, и мы попрощались.

Далее я задал уже Трабукки достаточно гипотетический вопрос – но ответ на него, с учетом того, насколько хорошо агент знает Карреру, Аленичева и весь спартаковский "инсайд", кажется мне интересным.

– Допустим, красно-белые прошли бы АЕК и Аленичев остался. Смогла ли команда с ним, на его взгляд, в этом сезоне стать чемпионом?
Ответ Трабукки оказался неожиданно категоричным.

– При всех уважении и симпатии, которые я, как видите, испытываю к Аленичеву, – однозначно нет. Уже говорил, что "Спартак" на сегодня – это третья по качеству состава команда в России после "Зенита" и цска. И это чемпионство – в чистом виде умение Массимо создать такой коллектив и вытащить из каждого футболиста даже не 100, а 200 процентов. Тем не менее доля вклада Аленичева в это чемпионство есть. Как и у всех работников клуба и команды. Большая его часть – заслуга Массимо, но ведь, например, две очень важные составляющие этого золота, Фернанду и Зобнин, были куплены именно при Аленичеве. Да, в конце концов, самого Карреру привез тоже он!

Каковы же в действительности отношения между Каррерой и Аленичевым? Трабукки рассказывает:

– Как они относятся друг к другу, мне стало ясно 26 марта, когда Массимо пригласили играть в товарищеском матче в честь дня рождения министра иностранных дел России и болельщика "Спартака" Сергея Лаврова. Он проходил в спорткомплексе МЧС около Кутузовского проспекта на следующее утро после возвращения команды с товарищеского матча в Белграде против "Црвены Звезды". Около пяти утра Каррера вернулся, в девять я его разбудил. Несмотря на такой жесткий график, Массимо поехал, потому что очень уважает Лаврова. А для того приезд Карреры стал приятным сюрпризом. В тот день министр очень много улыбался и был абсолютно расслаблен.

Мы чуть-чуть опоздали – и, когда вышли, на поле увидели Аленичева. И было красиво и трогательно, как крепко они обнялись при встрече. По-настоящему. Но, что еще важнее, после игры и вплоть до следующего матча они остались еще минут на 15 около поля поговорить обо всем, в том числе о футболистах. Сначала с моим участием, потом один на один.

Можно сказать, что у них дружеские отношения. Да, все это время они не виделись, потому возникла щекотливая ситуация – бывший и новый тренер одной и той же команды. Когда вокруг – давление, обсуждения, ты не можешь с этим человеком часто встречаться, это неэтично, неправильно. Но когда произошла случайная встреча – их реакция оказалась такой, что ее невозможно было сымитировать.

Допустим, в первый момент еще могла быть дипломатия. Хотя и в этом случае было бы не более чем рукопожатие, а не объятия. Но уж точно никто не заставил бы их после игры остаться и разговаривать четверть часа! Участников матча было много, и каждый мог общаться с кем хотел.

Каррера подтверждает:

– Да, мы встретились и хорошо поговорили с Аленичевым. Сыграли вместе в матче в честь дня рождения господина Лаврова и пообщались – естественно, о футболе. Он поздравил меня с хорошими результатами команды.

ОТ РОССИИ МАССИМО НЕ ЖДАЛ ОДНОГО. ДОЛЖНОСТИ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА


Каррера – человек конкретный, к лирике и абстрактной философии, как я заметил, не особо склонный. Поэтому, когда я спрашиваю, какой он представлял себе Россию, а также что из его представлений жизнь подтвердила или опровергла, слышу одно:

– Абсолютно не ждал одного. Того, что стану главным тренером. Ожидания были простые – хорошо поработать в качестве ассистента Аленичева. Для меня было большой честью получить работу в таком клубе.

Услышав мой вопрос: "Если бы в момент назначения и.о. вам сказали, что вы в том же сезоне сделаете "Спартак" чемпионом России, – как бы отреагировали?", Каррера смеется.

– Об этом невозможно было даже думать! Самым оптимистичным болельщикам – невозможно! Помню, что вначале было достаточно много скептиков в отношении моей способности тренировать команду. И могу сказать, что господин Федун – очень смелый человек. Потому что оказал мне такое доверие при том, что я никогда не работал главным тренером.

– Стало ли неожиданностью, когда вам после АЕК предложили стать исполняющим обязанности главного тренера? И была ли мысль, что за это место можно зацепиться и остаться после тех двух матчей, которые вам отвели?
– Сюрпризом, безусловно, это стало. И очень большим. Удивило и польстило, что мне предложили тренировать команду, пусть даже два матча. Признаюсь, что удивился этому даже больше, чем когда получил предложение возглавить команду на постоянной основе. Но, честно, в тот момент я вообще не думал, что это может превратиться в полноценную работу.

– А не было ли мыслей уйти вместе с Аленичевым, Титовым и Олегом Саматовым после отставки их штаба?
– Нет. У меня был контракт со "Спартаком", и я продолжал его выполнять. Когда мне сказали, что нужно стать временным тренером, у меня не было сомнений, нужно ли это делать.

Трабукки дает свою версию:

– Если бы Аленичев был старым другом Массимо, как тот же Конте – он ушел бы вслед за ним через секунду, как это сделал Титов. Но поскольку парой месяцев ранее они не были даже знакомы, и клуб предложил на два тура остаться исполняющим обязанности главного тренера, – он остался. Что было потом – знают все.

В тот момент не было понимания, оставит ли Курбан Бердыев, с которым велись активные переговоры, Массимо в штабе. По моей информации, Федун хотел предложить Бердыеву подумать об этом. Но, мне кажется, оставить Карреру – это было бы непохоже на него. Бердыев и так хорошо знает, как строить игру, особенно в обороне. С другой стороны, он так уважительно и профессионально относится к итальянскому футболу... Так или иначе, мы этого уже никогда не выясним.

А дальше, – продолжает Трабукки, – как мне рассказывали, немалую роль сыграл Юхан Гераскин, который вроде бы предложил не торопиться и посмотреть, как Каррера справится с командой. Я спросил об этом самого Юхана, но получил ответ, что тут решающую роль сыграл не он, а гениальная интуиция Федуна.

– Могли бы вы остаться в штабе, если бы пришел Бердыев? – спрашиваю Карреру.
Он отвечает: "Мне никто ничего не говорил".

То есть те недели итальянец провел в состоянии полной неизвестности. А его "Спартак" тем временем выиграл у "Крыльев Советов" и при неплохой игре свел матч вничью в Казани с "Рубином".

В итоге переговоры с Бердыевым в последний момент сорвались. И на вопрос, кто все-таки от кого отказался – "Спартак" от Бердыева или Бердыев от "Спартака", Трабукки отвечает: "Насколько мне известно – "Спартак" от Бердыева".

На вопрос, как было обставлено назначение, Каррера отвечает: "Помню, меня в тот день вызвали в клуб, и там состоялся разговор с господами Жирковым и Родионовым. Это тоже стало большой неожиданностью, но все же поменьше, чем в первый раз".

"ПРАВДА ЛИ, ЧТО Я СКАЗАЛ: ЕСЛИ ТАКАЯ ИСТОРИЯ, КАК С СЕЛИХОВЫМ, ПОВТОРИТСЯ, ТО УЙДУ? ДА"


Отношения с Федуном и его полнейшее доверие – одна из важнейших составляющих спартаковского чемпионства. Далеко не все предшественники Карреры, в том числе Аленичев, пользовались у него таким доверием. И, казалось бы, откуда ему взяться по отношению к человеку, который никогда не работал главным тренером?

А вот поди ж как оно получилось. Сумел тренер, невзирая на отсутствие имени, себя перед ним так поставить. И зажечь. До такой степени, что Федун, отродясь так не поступавший, еще осенью стал после каждого матча заходить в раздевалку красно-белых.

– Это не вы его случайно попросили? – спрашиваю Карреру.
– Нет. Видимо, он тоже проникся тем, как команда работает и играет, какие эмоции вызывает, как на нее пошли тифози. Очень горжусь тем, что наш президент и болельщики стали ближе к команде. Это самая большая победа – что мы их вернули.

Рассказываю Массимо про пресловутые тренерские десять процентов от общего успеха, озвученные Федуном больше десяти лет назад. Он улыбается: "Надеюсь, что теперь он изменил свое мнение. Конечно, тренер тоже зависит от команды, которая есть в его распоряжении. Но уверен, что это однозначно больше десяти процентов".

– А сколько, по-вашему? - пользуясь случаем, уточняю у главного тренера. Он задумывается. Потом выдает:
– В нашем случае, думаю, по 25 процентов принадлежит тренеру, клубу, игрокам и болельщикам.

На вопрос, кто в клубе сейчас играет решающую роль в трансферной политике, Трабукки без секунды промедления отвечает: "Каррера". Я удивляюсь: "Но как ему удалось с такой быстротой это право завоевать? У того же Аленичева добиться этого статуса так и не получилось". Агент разъясняет:

– Думаю, Массимо это удалось через результаты. Когда команда к зиме впервые за долгие годы идет на первом месте, главному тренеру виднее, кто ему нужен для усиления. И, за исключением объективно нереального Смолова, Федун купил ему всех, кого он хотел. Причем, что важно, до начала первого зимнего сбора. Не считая молодого Тигиева, арендовать которого появилась возможность только в последние дни трансферного окна.

Что же касается умения Карреры смотреть прямо в глаза президенту и любому другому руководителю, то тут нельзя не вспомнить историю, случившуюся в ноябре. Клуб пытался ее замять, но сведения в прессу просачивались. Один из игроков, рассказывая об этом, написал мне смс: "Массимо в очередной раз повел себя, как настоящий мужик".

А дело было в том, что Александра Селихова купили в "Спартак" из "Амкара", не поставив в известность Карреру. Отреагировал он, как утверждали источники, крайне резко. И дело было, конечно, не персонально в молодом талантливом вратаре, а в подходе как таковом.

И вот золото взято, и я задаю Каррере вопрос на эту тему: "Правда ли, что приобретение Селихова без вашего ведома вызвало у вас очень жесткую реакцию? И вы сказали, что, если такая история повторится, – вы уйдете?"

Слышу предельно честный ответ:

– Да, это правда. Я потребовал от руководства клуба, что в тот момент буду сам выбирать футболистов. Поскольку мне их тренировать – я хочу сам их выбирать. И даже если речь о молодом игроке, которого мы приобретаем как инвестицию в будущее, то по крайней мере я хотел бы быть проинформирован об этом заранее. А тогда узнал о происшедшем на пресс-конференции.

Все, кто имеет отношение к клубу, считают, что та сверхжесткая реакция и предопределила очень четкие действия клуба во время зимнего трансферного окна. Люди поняли, что с Каррерой шутки плохи. Обещать и не делать – такого он не потерпит.

И теперь на мой вопрос о профессионализме руководящих структур "Спартака" он отвечает:

– Думаю, что все внесли вклад в эту победу. Все сработали качественно. Я чаще всего общался с Юханом (Гераскиным). У нас сложился хороший контакт.

"ИСПОЛЬЗОВАЛ ЦИТАТУ ДАННИ, ЧТОБЫ ЗАВЕСТИ КОМАНДУ. __ю_и – НЕТ"


– Помогло ли вам то, что вы из-за незнания русского языка не читали прессу и не ощущали того давления, которое оказывалось на футболистов "Спартака"?" – спрашиваю Карреру.
– Даже если вы не читаете газеты и не понимаете язык – то чувствуете все сто процентов давления, которые обрушиваются на тренера такой народной команды, как "Спартак". Кстати, я часто просил перевести статьи людей, которые радовались неудачам команды и не упускали возможности сказать о ней что-то плохое. Хорошие вещи, которые про нас писали, я никогда не просил переводить. Только негатив.

– В России тренеры нередко используют плохие цитаты, чтобы завести игроков на установках перед матчами.
– Это везде так. И в Италии.

– Вы – использовали?
– Да, против "Зенита" во втором круге. Когда Данни сказал, что они нас заживо съедят.

– А когда __ю_а сказал про "сектантов" и хорошее судейство для "Спартака"?
– Нет.

Пытался ли Каррера в течение этого сезона учить русский, заниматься с преподавателем? Любопытно, что в течение сезона этот вопрос даже и в голову никому не приходил – и не помню, чтобы его кто-то задавал хоть на одной пресс-конференции. Настолько органичными не выглядели, а именно были работа Массимо в России и его контакт с командой безотносительно знания языка Пушкина и братьев Старостиных...

– Вначале провел несколько занятий по русскому, – подтвердил он. – Но потом стало слишком много работы, и я остановился. Может, летом опять начну. С футболистами русских слов почти не использую – только из футбольного жаргона. Вообще, язык очень важен. Если бы не было переводчика, все было бы намного сложнее. Но через него я смог донести свои идеи.

Переводчик Карреры Артем Фетисов – это отдельная история. Ближе к зиме пошли слухи, что клуб не был доволен его работой и хотел поменять – но именно Массимо оказался тем человеком, который его отстоял. То есть тренер не дистанцировался от вопросов, которые, казалось бы, не находятся в его юрисдикции. О том, стоял ли вопрос об увольнении переводчика, Каррера говорить не стал, но подтвердил:

– Я им доволен. Потому что это моя русскоязычная копия. Он очень эмоциональный человек. Умеет выразить и передать не только мои мысли, но и мои чувства. А это важно.

Однажды эти чувства Артему пришлось передать невольно, когда он сам того и близко не ожидал. А уж тем более не ждала команда, которая от увиденного ахнула. И это произвело на футболистов неизгладимое впечатление.

Мой коллега Илья Казаков в еженедельной колонке для "СЭ" осенью рассказал историю, будто на первой тренировке в качестве полновесного главного тренера "Спартака" Каррера внезапно схватил за горло переводчика, наглядно показывая, как команда должна вцепляться в "горло" соперника. В дополнительном переводе это не нуждалось – и когда Артем от неожиданности закашлялся, говорить ему ничего и не требовалось.

В дальнейшем ни Каррера, ни клуб эту историю официально не подтверждали. Но теперь, когда сезон завершен, я решил все-таки спросить – была она или нет. Когда все заканчивается, и тем более – триумфально, люди нередко становятся более откровенны.

– Да, это правда, – сказал Каррера. – Таким образом я хотел показать своим футболистам, чего от них требую.

На первой тренировке! По-моему, лучше "схватить за горло" своих футболистов было невозможно. И так до конца сезона и не отпустить.

На первых порах большую помощь с переводом тактических моментов оказывал Каррере один из игроков – его соотечественник Сальваторе Боккетти. Тренер мне это подтвердил. Я решил уточнить, не трудно ли было после такого весной перевести Боккетти в запас. Массимо отрезал:

– Для меня все мои футболисты – игроки основы. Есть 11 более везучих, которые сегодня играют, а другие имеют шанс выйти с первых минут в следующем матче.

– И футболисты, выходившие на замены, действительно забили ряд очень важных голов. В чем вообще секрет мячей на последних минутах, которые "Спартак" стал регулярно забивать?
– Тут есть два момента. Во-первых, у нас хорошая физическая подготовка. А во-вторых, мы играли каждый матч на победу.

– После больших побед тренер начинает чувствовать себя обязанным футболистам, с которыми их добился, и нередко становится жертвой этого. Нет ли такой опасности сейчас? Если будут куплены новые игроки, может последовать обида со стороны тех, кто впервые за 16 лет сделал "Спартак" чемпионом.
– У меня не будет никаких моральных обязательств перед футболистами за то, что мы стали чемпионами. Они хорошо отработали, молодцы. Но они получают за это приличные деньги. То, что они вошли в историю российского футбола – бесспорно. Но следующий сезон они начнут с нуля. Я всегда говорил, что в футболе единственный суд, который выносит приговор, – это тренировочное поле.


"ПИЛИПЧУК МНЕ ПОНРАВИЛСЯ, ЕЩЕ КОГДА УВИДЕЛ ЕГО РАБОТУ ПРИ АЛЕНИЧЕВЕ"


Что же в чемпионском подходе Карреры все-таки преобладало? Как это ни удивительно для итальянца – не тактика. У него, собственно, не было возможности ею особо жонглировать. Тренер говорит:

– 90 процентов матчей мы играли по схеме 4-2-3-1. Причина в том, что этот коллектив формировал не я. И, посмотрев на подбор игроков, я пришел к выводу, что этому составу лучше всего подходит именно такая модель. То есть это скорее я адаптировался к команде, нежели она – ко мне. Несколько раз я попытался поменять тактику, но в конце концов пришел к выводу, что с этими футболистами легче всего играть именно 4-2-3-1. Поэтому в основном мы работали именно над этой схемой.

Очень важно то, что работа над игрой в обороне – это далеко не только работа собственно с защитниками. Часто повторяю, что защита начинается с нападающих. Они – первая линия обороны и должны ей помогать. И, за исключением четырех неудачных игр (в Петербурге, Самаре, Ростове и Туле. – Прим. И.Р.), оборонялись мы в целом очень хорошо.

В то же время Трабукки считает, что сугубо футбольные моменты играют у Карреры не меньшую роль, чем эмоциональные и психологические.

– С одним лишь коллективом, но без умения играть ты не станешь чемпионом, – говорит агент. – Для начала Массимо приучил футболистов к большей интенсивности тренировок, чем те, с которыми они сталкивались прежде. Потом научил, как быстро адаптироваться к разным тактическим схемам – с двумя и тремя центральными защитниками, одним и двумя опорными, одним и двумя форвардами.

Когда в московском матче с "Зенитом" оказались травмированы одновременно два нападающих – Луиз Адриану и Зе Луиш, – он использовал схему "Милана", так называемую "елку" – 4-3-2-1 с Промесом на острие. При том что раньше "Спартак" по ней не играл. Но в течение всего сезона Каррера приучал игроков быстро адаптироваться к новым схемам (тут еще можно вспомнить 3-4-3 в Уфе. – Прим. И.Р.). Для многих из них это было непросто, но они справились. А если бы в течение целого сезона играли по одной и той же модели, то в критический момент, оставшись без форвардов, никогда не смогли бы по взмаху волшебной палочки перестроиться и сыграть, как им это удалось.

Важную роль в организации тактических построений и разборе игры соперников "Спартака" сыграл помощник Карреры Роман Пилипчук. Человек, которого и в России до этого сезона знали в основном специалисты, но не широкий круг болельщиков. Естественно, было интересно узнать, как Массимо разобрался в его качествах.

– Пилипчук мне сразу понравился, когда еще при Аленичеве объяснял ребятам, как играет соперник. Я увидел, что это человек, который хорошо подготовлен, вдумчиво работает и изучает тактику оппонентов. Часто я использую его в перерыве, потому что в этот момент через него легче преподнести ребятам все, что касается игры соперника.

Это более прямой и эффективный способ общения с командой за короткие 15 минут, чем через переводчика. Но хочу подчеркнуть, что это не он в одиночку решает, что говорить. Мы с ним все обсуждаем, я излагаю ему свою точку зрения, приходим к выводам, а он потом преподносит их футболистам. Нет, переводчик в перерыве в раздевалке тоже присутствует, но когда время для общения ограничено, то лучше, когда тренер будет говорить по-русски. Мы очень часто обмениваемся мнениями по тактическим вопросам, поэтому пользу наблюдения Романа приносят регулярно. Но окончательные решения – за мной.

Спрашиваю Карреру, согласен ли он, что по сравнению с 90-ми годами тренеры из Италии гораздо больше думают об атаке. Он охотно подтверждает:
"Да, наши тренеры изменились, как и весь итальянский футбол. Однозначно. И сам я люблю, когда мои футболисты получают удовольствие от игры. Надо играть, а не мучиться!

– Считаете ли, что уровень итальянских тренеров – самый высокий в мире? И с чем это связываете?
– Не думаю, что итальянцы сильнее остальных. Есть сильнейшие тренеры и в других странах. А мы просто очень помешаны на тактических деталях.

– А о чем говорит большое число матчей, выигранных вами со счетом 1:0?
– О том, что это были для меня очень большие страдания (смеется). А если серьезно, то о том, что команда научилась терпеть. Переживать трудные ситуации и не давать слабину. Это большая заслуга игроков.

– Был какой-то конкретный матч, после которого вы поняли, что командный характер изменился и психология победителей сформирована?
– Нет. Вначале я стал это замечать на тренировках. И лишь потом это перенеслось на игры.

"ПОЕДУ ЛИ В МИЛЛЕРОВО? ПУСТЬ ЭЛЬ КАПИТАНО СНАЧАЛА ПРИГЛАСИТ!"


Есть звезды, а есть вожаки. В роли последнего в чемпионском сезоне блистательно раскрылся Денис Глушаков. Когда я упоминаю его, такое впечатление, что Каррера светлеет. Улыбаясь, эмоционально произносит: "El Capitano!”

"Капитан, лидер, – подчеркивает тренер. – Мне легко было найти с ним общий язык". А на мое замечание: мол, Глушаков и Артем Ребров сошлись во мнении, что передача повязки от второго к первому пошла на пользу обоим, замечает:

– Всегда легче, когда лидер находится в середине поля, в эпицентре событий. А не далеко, как вратарь. Так что это было хорошее решение.

– Глушаков зимой сказал мне, что готов пригласить вас в родное Миллерово. Готовы поехать?

Каррера рассмеялся:

– Еще не получил приглашения. Сначала пусть оно последует!

– Вы должны быть готовы к тому, что там вас будут поить не итальянским вином, а тем "чудо-напитком", банку с которым El Capitano держал на заборе у Гладиатора во время народного чествования. Готовы?
– Нет-нет, не готов! – замахал руками итальянец. – Я не пью крепкое спиртное. Только пиво или вино.

Каррера готов был рассуждать на самые разные темы. Но когда я попросил его назвать MVP, то есть самого ценного игрока, команды в золотом сезоне, он произнес одно слово, которое не нуждалось в переводе:

"Спартак"!"

– Часто ли вы были в гневе на футболистов? И выплескивали его? – спрашиваю Карреру.
– Четыре-пять раз за сезон. И это зависело не от результата, а от отдачи команды.

После разгромов от "Крыльев Советов" и "Ростова" бушевали?
– Нет, в тот момент я пытался, наоборот, успокоить и не ругать игроков. Меня больше злят такие победы, как над Томском, чем поражения. Да, они были неприятными. Но наша сила в том, что мы снова встали на ноги и смогли работать, как ни в чем не бывало. Всегда люблю говорить, что в жизни самый сильный – это не тот, кто не падает. А кто падает, но умеет быстро встать на ноги и пойти дальше.

– Действительно были моменты, когда вы бросали доску об стену?
– Это одна из стратегий поведения в таких ситуациях – чтобы поднять интенсивность работы футболистов. Раз вы ее узнали, не буду скрывать: я так поступил. Но только однажды. Любой подобный способ воздействия работает один раз.

– Правильно понимаю, что это было перед домашним матчем с "Ростовом" в первом круге?
– Да. После того, как мы проиграли "Уфе", Хабаровску на Кубок и "Зениту".

– Неудача на Дальнем Востоке – от того, что вы не привыкли работать в стране с таким количеством часовых поясов?
– Может быть, эта проблема и была, но длинный перелет и прочее повлияли на наше поражение лишь частично. А главная причина – мои футболисты думали, что они легко обыграют команду второго по счету дивизиона.

Тем не менее не было ни одного момента по ходу сезона, когда бы Каррера обрушивался на команду и уж тем более на отдельных футболистов своей команды публично, на пресс-конференциях. Более того, известный фанат "Спартака" Сергей Крупский, которому несколько раз доводилось встречаться с Массимо, подчеркнул: "Он ни разу не ругал игроков: этот слабый, тот бесхарактерный".

– Это мои футболисты, – объясняет свою политику Каррера. – И я буду до смерти их защищать.

Зато когда они при 42 тысячах зрителей без души вышли на домашний матч с "Томью", который по факту стал золотым, – мало им не показалось. Каррера, как вы уже читали, ушел в подтрибунное помещение сразу после финального свистка, никого не поздравив, не пришел на пресс-конференцию, а в раздевалке, говорят, летали разные предметы, сверкали громы и молнии.

Сразу после игры и в последующие дни Каррера всячески уходил от разговоров на эту тему. Но, поскольку это интервью выходило уже после окончания чемпионата, тренер назвал вещи своими именами:

– Да, мне не понравился подход команды к матчу, который мог оказаться золотым. Мы должны были по-другому отнестись к игре, на которую собрался полный стадион.

– Вы не пришли на пресс-конференцию, потому что боялись в таком эмоциональном состоянии наговорить лишнего?
– Именно так.

ФЕДУНУ ПОНРАВИЛОСЬ ФОТО ЛУИЗА АДРИАНУ В ШАРФЕ С МЕМОМ ОТ КОМБАРОВА


Я попросил Трабукки, который участвовал в сделке по бразильскому форварду "Милана", рассказать историю знаменитого фото, на котором Луиз Адриану, только что подписавший контракт со "Спартаком", Каррера и генеральный директор "россонери" Адриано Галлиани растягивают шарф "Спартака" с культовой цитатой Дмитрия Комбарова: "Grazie, б...ь!".

– Галлиани после закрытия сделки по Луизу Адриану пригласил нас на ужин. Это было на следующий день после медосмотра футболиста в Риме, – вспомнил агент. – Я хотел вручить Луизу шарф, но у меня другого не было. А этот мои друзья – болельщики "Спартака" подарили мне в Москве несколькими неделями ранее. И тут Галлиани предложил сфотографироваться всем вместе.

По поводу же возможного шума я был спокоен. Потому что, прежде чем выкладывать этот снимок в Твиттер, я отправил его Леониду Арнольдовичу. И когда он ответил: "Супер!" – понял, что можно.

Уточняю у Карреры: "Вы знали, что написано на этом шарфе?"

Он широко улыбается и подтверждает: "Да".

"А как Комбаров говорил вам эти слова, помните?"

"Была важная победа в Махачкале над "Анжи". Такие эмоции! И помню, как Комбаров мне это сказал".

"Фраза-символ?"

"Однозначно".

Под занавес нашей беседы, когда разговор уже несколько минут слушает Пинни Каррера, спрашиваю Массимо:

– Если этим летом вами заинтересуются сильные клубы серии А, какой будет ваша реакция?
– Нет. Пока я буду в "Спартаке".

– Мечтаете когда-нибудь возглавить "Ювентус"?
– Следующая моя мечта – выиграть чемпионат России в следующем сезоне. И стать более сильным тренером.

– А если говорить о более далекой перспективе?
– Как и все тренеры, мечтаю выиграть Лигу чемпионов. Но это очень сложно.

– Допускаете ли, что когда-нибудь еще вернетесь на роль помощника Конте?
– Нет. Теперь я – главный тренер.

Источник: www.sport-express.ru
+562
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.