Лига Чемпионов 2017/2018, 5-й тур
Спартак
Марибор
Словения
Статистика: '82 Луиш (1:0), '90+2 Мешанович (1:1)
17 июня 2017, 18:00, Кубок конфедераций 2017, Группа А. 1-й тур
Россия
2 : 0
Новая Зеландия

"На Глушакова надеешься, даже когда никаких надежд не осталось"/Песня "Москва" - "Нева" сблизила "Спартак" и "Зенит"

Матч открытия Кубка конфедераций обозреватель "СЭ" смотрел в компании Романа Луговых, который известен под сценическим псевдонимом – Ромарио. И, пожалуй, он – наш самый "футбольный" музыкант: его дед тренировал Олега Романцева, а его промах в послематчевой серии пенальти лишил российскую сборную медалей чемпионата мира.
Роман ЛУГОВЫХ (РОМАРИО)
Родился 12 августа 1985 г. в Свердловске.
Автор и исполнитель собственных песен, лидер одноименной группы. Записал несколько альбомов в соавторстве с Евгением Маргулисом, Сергеем Чиграковым (Чиж) и Александром Ивановым.
С 2009 г. играет за футбольную команду "Старко"..
ПРОТИВ ПОРТУГАЛИИ МЫ САМИ БУДЕМ НОВОЗЕЛАНДЦАМИ
– Перед игрой с новозеландцами было много волнений и сомнений, настолько загадочны сила и возможности нашей сборной. Что теперь скажешь? Какие впечатления?
– До матча, скажу честно, у меня были тревожные мысли, что получится ничья. А когда в первые пять минут выяснилось, что у Новой Зеландии наши обязаны выигрывать априори, и возникло ощущение, что игроки это почувствовали и расслабились, подумали, что выиграют на одной ноге, тревога только усилилась. Тем более что к середине первого тайма игра выравнялась. Но обошлось, сборная России все-таки доказала, что она сильнее. Самое главное – победили. Впечатления, конечно, неоднозначные. Надо бы дождаться более серьезных игр – с Португалией, с Мексикой. В них уже наша команда будет в ролиНовой Зеландии. Надеюсь, что она выступит достойно.

– На что именно ты надеешься? Что может помочь сборной России добиться успеха?
– Пока наши плюсы исключительно в индивидуальном мастерстве. Смолов убежит, Миранчук сделает острый пас, Головин обведет и ударит, Джикия приложится издали… Хотя, конечно, сравнивать наше мастерство с португальским или мексиканским трудно: у них оно повыше. С другой стороны, сборная России играет дома, более мотивирована. Это явный плюс. Для некоторых команд этот турнир может носить, скорее, выставочный характер. Для нас же это сейчас, наверное, единственный шанс добиться успеха на уровне сборных. А командная игра, надеюсь, должна прийти как раз благодаря этому Кубку, со временем.

– А для тебя самого, как для зрителя, Кубок конфедераций – принципиальный турнир? У тебя есть в нем мотивация?
– Вот сейчас, после первого матча, – уже принципиальный. Я втянулся, начал болеть. А еще, так как мы лишены отборочного турнира, а я, как и всякий болельщик, живу не только крупными турнирами, но и отборочными матчами, и подготовкой к ним, остро все переживаю, то естественно, что для меня этот привычный цикл, когда в нечетный год наша команда сражается за попадание в финальный этап, сейчас нарушен. Товарищеские матчи ни в какое сравнение не идут, они не показательны. И в данных условиях Кубок конфедераций – возможность посмотреть на сборную в боевых условиях, когда ее соперники серьезно относятся к матчам, не держат в запасе основной состав и не играют вполноги. Для меня это очень важно.

ЧИЛИ ИНТЕРЕСНЕЕ РОНАЛДУ
– Кому-нибудь в нынешней сборной персонально симпатизируешь?
– Прежде всего, Головину и Миранчуку. Молодые футболисты, наши надежды и на чемпионате мира, и на ближайшие годы. Хорошо, что у нас есть такие ребята, ведь только такая свежая мысль может нас как-то двигать вперед. Нужно их всячески поощрять, давать карт-бланш, чтобы они развивались, становились настоящими лидерами сборной. Конечно, верю вСмолова, в его умение забивать. Ну и глупо не выделить Глушакова, который опять проявил свои бойцовские качества и забил в самый нужный момент. На Дениса надеешься, даже когда уже никаких надежд не осталось.

– А кого тебе не хватает в сборной?
– Зобнина – опять же потому, что он молодой, талантливый и наряду с Головиным и Миранчуком, видимо, составит костяк новой сборной. И Шатова, у которого тоже всегда много свежих идей на поле. Я не знаю всех нюансов, почему его не взяли, тренерам виднее, но обидно, что в самом футбольном возрасте, в расцвете сил, он пропускает такой турнир. Да и в целом, можно сказать, этот год для него получился потерянным.

– Кроме сборной России за кем-то еще будешь пристально следить?
– За Мексикой и Чили. Мне они интереснее, чем Португалия. С ней все понятно, чемпионы Европы, да и на Криштиану Роналду я в этом году уже насмотрелся. А латиноамериканцев мы видим гораздо реже. За чилийцами, правда, я прошлым летом наблюдал по ночам – увлекся во время Кубка Америки. Так что понимаю силу этой команды. И все равно очень интересно посмотреть на нее сейчас.

– Нет опасения, что в среду придется все-таки в очередной раз смотреть на Роналду? Причем в основном на торжествующего Роналду…
– Вся надежда на то, что он провел феерический сезон и так триумфально его завершил, что у него есть усталость, пресыщение эмоциями. С другой стороны, он какой-то сверхчеловек и на каждый матч – неважно, с кем и где, – выходит забивать и побеждать. И все-таки мне кажется, что против Португалии у нашей сборной больше шансов, чем против Мексики. Гораздо больше.

– Какие-то матчи Кубка конфедераций будешь смотреть на стадионе?
– Я собираюсь посетить неведомый матч: "А-один – Бэ-два" (смеется). Полуфинал. Так получилось, что 28 июня я окажусь в Казани, и друзья уже предложили сходить на игру. Пойду болеть, только пока не знаю, за кого. Сначала было ощущение, что увижу Португалию и Чили, но теперь не удивлюсь, если там встретятся Португалия и Германия, а Чили выйдет из группы с первого места. На другие матчи, к сожалению, не попаду – каждый раз буду в других городах, не в тех, где проходит Кубок.

– Россию в Казани, значит, не ждешь?
– Я буду безгранично счастлив, если наша сборная сыграет в этом матче. Но объективно она, как мне кажется, может выйти в полуфинал только со второго места. Что тоже хорошо, и от этого, я думаю, сейчас никто не откажется, все будут только рады.

ПЕСНЯ "МОСКВА – НЕВА" СБЛИЗИЛА "СПАРТАК" И "ЗЕНИТ"
– Твой сценический псевдоним как будто отметает всяческие сомнения по поводу того, кто был твоим футбольным кумиром в детстве.
– На самом деле, это ирония судьбы и моя душевная травма. Потому что моим кумиром был антипод Ромарио. Просто в 1994 году любой Рома, гонявший мяч во дворе, автоматически становился Ромарио, который был тогда героем №1. А антигероем был Роберто Баджо, не забивший 11-метровый в финале чемпионата мира. Вот Баджо и есть мой любимый футболист. Конечно, если бы меня звали Баджо, в этом было бы больше концептуального смысла (смеется). Но ко мне так крепко приклеилось прозвище Ромарио, что когда я в 2004-м создал группу и назвал ее "Гренадин", публика продолжала воспринимала только "Ромарио", и пришлось ее переименовать и переписать все афиши. С тех пор, вот уже двенадцать лет, это мой официальный псевдоним.

– "Баджо-бэнд", между прочим, тоже хорошо звучит.
– Да, действительно. Есть в этом музыкальные нотки. Баджо всегда был мне близок по духу. С какой-то внутренней трагедией, с этими его блестящими глазами. Очень люблю этого игрока. Несколько лет назад наткнулся в интернете на какой-то итальянский фильм, где Роберто показывали в быту, не на поле. Я смотрел его от начала до конца, не отрываясь, как завороженный, – без субтитров, не понимая ни слова. Информативной пользы, конечно, ноль, зато огромное удовольствие для души.

– В твоих произведениях постоянно встречаются футбольные мотивы. Если будет организован конкурс на официальную песню чемпионата мира-2018, примешь в нем участие?
– Если будет, то, пожалуй, да. Тем более что более "футбольную" группу – с таким названием, с таким количеством футбольных и миротворческих песен – на нашей эстраде не найти. Кстати, наша песня "Москва – Нева" мирит "Спартак" и "Зенит": мне многие говорили, что это чуть ли не единственная точка соприкосновения двух клубов. Другое дело, что музыкальные вопросы, особенно такого уровня, у нас обычно решаются в кулуарах, и выигрывает не тот, кто напишет хорошую песню, а кто-нибудь из "своих". Поэтому зачастую спортивные гимны у нас поют люди, слабо отличающие мяч от шайбы.

– Тогда, если все это опять будет решено кулуарно, не написать ли тебе неофициальную песню чемпионата мира?
– (После паузы.) Я думаю, что-то неофициальное, наверное, напишу. Вряд ли чисто футбольное: про футбол сложно написать хорошую песню, как и снять хороший фильм. По крайней мере, я никогда не слышал хороших футбольных песен и не могу смотреть кино, где пытаются показать футбол. Мягко выражаясь, они не соответствуют моим представлениям о прекрасном. И это проблема не моя, а всего мирового искусства (смеется). Потому что футбол по драматургии подчас выше любого искусства. А вот что-то по касательной, объединяющее футбол с большим праздником, который пройдет в нашей стране… У меня на днях выходит клип "Новый гимн России". Это моя альтернативная версия гимна. Почему бы не написать альтернативный футбольный гимн? Хорошая идея, спасибо! Я пожалуй ею воспользуюсь.

– Ты много лет болел за "Зенит", но приветствуешь чемпионство "Спартака". Нет здесь противоречия?
– Та-а-ак. Сейчас надо расставить все точки над "и". Я болею за "Урал", до этого – за "Уралмаш". С 1997-го по 2013-й – семнадцать лет – команда играла в низших лигах. Я ходил на матчи, видел такое, чего не пожелаешь болельщикам "Спартака" и "Зенита" – например, "Нефтяник" из Похвистнево. А "Зениту" я стал симпатизировать еще в середине девяностых. Как сказано в гениальном одностишии Владимира Вишневского, "я дзю-до любил и до". В Екатеринбурге в нашей кабельной сети показывал "5 канал", и я смотрел на нем, во-первых, чемпионат Италии (и с тех пор вынужден любить серию А больше всех других чемпионатов), а во-вторых, первую лигу, в которой тогда играл "Зенит". Вот так и начал за него переживать, и очень радовался, когда "Зенит" поднялся в высшую. На матч "Зенита" впервые попал в 2000 году. Это была прощальная игра Александра Панова, против "Факела". Они выиграли 5:0, Панов забил пятый гол – получилось прямо голливудское прощание. Но мне нравился и семинский "Локомотив", который прервал гегемонию "Спартака", а Марат Измайлов был одним из любимых футболистов.

Открою один секрет. Когда появился первый футбольный симулятор (ФИФА-98, кажется), в нем не было нашей лиги, а была американская из 16 команд и можно было редактировать составы. Вот я и переделал вручную американскую лигу в российскую. Открыл свежий номер "Спорт-Экспресса" с обзором очередного тура и всех игроков, которые там были обозначены, – неважно, основные они или случайно раз в жизни попали в заявку, – вписал в игру. Причем даже навыки им ставил, исходя из оценок "СЭ". Потом они там у меня много лет так и играли. А "Спорт-Экспресс" я читал с десяти лет, как только его стали продавать на Урале. Было три точки "на районе": в самой дальней он был всегда, в самой ближней к половине девятого утра его уже раскупали. Самым большим желанием с утра было увидеть, что написано в шапке "СЭ". Например, после матча Франция – Россия. Придешь, а газеты уже нет. И бежишь к дальнему ларьку, на соседнюю остановку, опаздывая на урок.

А родная команда, возвращаясь к вопросу, у меня одна – "Урал". И "официально" я болею только за него. Летал в Сочи на финал Кубка России. Нисколько, кстати, не огорчился поражению, потому что сам по себе выход в финал – уже большая победа для всего свердловского футбола.

– Что же, любовь к "Зениту" совсем прошла?
– Оставались какие-то симпатии, но в этом сезоне исчезли последние, и пока я не понимаю, как он в своем нынешнем виде может их вызывать. Особенно после нашумевшего матча "Зенит" – "Урал". Той команды, какая мне нравилась – в девяностые, в "нулевые" – давно уже нет. А самой интересной командой в прошлом сезоне, нельзя этого не признать, был "Спартак". Временами он напоминал мне тот могучий клуб из 90-х, за который я болел в еврокубках. Поэтому я порадовался его чемпионству. Получилось так, что начало чего-то хорошего в "Спартаке" совпало с окончанием чего-то хорошего в "Зените".

ПЕНАЛЬТИ В СТИЛЕ БАДЖО
– Любовь к футболу у тебя наверняка от деда, известного уральского тренера.
– И от деда, и от папы с дядей. Я вырос в футбольном окружении. Мой дедушка, Анатолий Луговых, сорок пять лет отработал в структуре футбольных клубов "Уралмаш" и "Урал". На всех позициях – от главного тренера до руководителя детско-юношеской школы. Заслуженный тренер России. Какое-то время, в начале семидесятых, был даже вторым тренером юношеской сборной РСФСР. Рассказывал, что в той команде играли совсем еще юные Олег Романцев и Александр Тарханов. Дедушка и сейчас жив-здоров, на днях ему исполнилось 77 лет. Уважаемый человек. "Урал" даже проводит турнир его имени – это большая честь и большая гордость.

– Но ты все-таки пошел не по футбольной линии.
– У меня в детстве было две мечты – стать футболистом и музыкантом. И футболом, и сочинением песен я занимался с первого класса. Потом, уже, понимая, что футболистом, скорей всего, не стану, я мечтал работать футбольным комментатором. Но жизнь в итоге связала меня с музыкой, и благодаря ей я попал в команду "Старко", где такие сумасшедшие люди, как я, находят свой причал. Мы играем в футбол, а потом выступаем со сцены – идеальная формула, которую я себе даже представить не мог. Еще когда учился в школе, живя в Екатеринбурге, читал про "Старко", и даже не думал, что смогу в нее попасть. А теперь в ней играю.

– Благодаря "Старко" ты тоже сыграл за сборную России на чемпионате мира – среди артистов.
– На самом деле, на поле быстро забываешь о том, что это сборная, чемпионат мира… А до игры у нас каждый раз есть возможность почувствовать, что мы представляем страну. Однажды перед матчем не заиграл гимн, и мы – артисты, певцы, есть даже два оперных – спели его сами. Так с тех пор и поем, это уже ритуал. И когда напротив стоит, скажем, сборная Англии, что-то такое внутри, конечно, происходит, вот эти мурашки имперские по спине пробегают. А еще помню историю в Словении. Мы сыграли днем, а вечером отправились посмотреть матч молодежных сборных. Была не самая интересная игра, счет 0:0, и за пять минут до конца наш руководитель Юрий Давыдов предложил поддержать ребят. Мы прямо в ложе встали и запели гимн России. Весь стадион нам аплодировал, а наши игроки встрепенулись – было видно, что они не ожидали такой поддержки, – и на последней минуте забили гол. На следующий день, когда улетали в Москву, в аэропорту встретились с нашей молодежкой. Обнялись со всеми, и Николай Писарев признался: "Вы нас вчера очень взбодрили, считайте, что это ваша победа".

– Чемпионами мира вы так пока и не стали. Есть у тебя такая мечта?
– Я бы не сказал. У меня нет спортивных амбиций. У других ребят, конечно, есть, – в этом плане мы с ними расходимся во взглядах. Но получилось так, что я, как Роберто Баджо, не забил последний пенальти, и тоже ударил выше ворот. Только при счете 4:5 и в матче за третье место. Очень переживал, что подвел всю команду. Это был настоящий "черный день".

– Это в одной из злополучных серий с Израилем?
– Да-да, мы три года подряд проигрывали ему по пенальти. На всех стадиях – в полуфинале, в финале и за третье место. Больше его не приглашаем.

Источник: www.sport-express.ru
–71
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.