09 сентября 2017, 19:00, Чемпионат России 2017/2018, 9-й тур
1 : 0
ФК Рубин
06 сентября, 19:28 ФК Спартак 29

Джорджо Д’Урбано: Каррера и Конте похожи, но Антонио более сумасшедший

Тренер московского «Спартака» по физподготовке Джорджо Д’Урбано рассказал 8news о времени работы с Массимо Каррерой в бытность того футболистом, вспомнил, как дважды не попал на работу в «Милан», а также выразил восхищение спартаковскими болельщиками.
Читал в СМИ, что лыжник будет тренировать «Спартак»
— Вы приступили к работе с командой с самого начала летних сборов. Довольны ли вы тем, как они прошли?
— Да. Мы отлично поработали. И именно благодаря этому выиграли Суперкубок. Никаких проблем не было. Единственный нюанс — мы поздновато начали работать с ребятами, выступавшими за сборную России. Но когда они прибыли в расположение клуба, мы решили этот вопрос..
— Помимо вас физподготовкой в команде занимается Хавьер Нойя Сальсес. Как выстроены ваши отношения, учитывая возраст и опыт каждого?
— Массимо донес до футболистов, что я и Аттила Мальфатти летом приехали сюда, чтобы поделиться своим опытом. И наша задача — помочь тем специалистам, что работали в «Спартаке» до нас. Опыт у меня, действительно, большой: за 15 лет работы в футболе мои команды трижды выигрывали различные чемпионаты, а в одном из сезонов коллеги признали меня лучшим в своем амплуа. И этот опыт я намерен добавить к работе Хавьера на благо всей команды.

— В чем именно ваша задача — объясните, пожалуйста, тем, кто не слишком глубоко погружен в подготовку команды.
— Тренер по физподготовке отвечает за атлетическую готовность спортсменов. А нашем случае — футболистов. В любой команде высокого уровня есть минимум два тренера по физподготовке. У топовых клубов, нацеленных на индивидуальную подготовку каждого игрока, у клубов, ставящих перед собой самые высокие задачи, работают по шесть-семь подобных специалистов. Я имею в виду «Ювентус» или «Милан» — такие команды. Один отвечает за нагрузки, другой может заниматься растяжкой, третий — беговой работой... Каждый отвечает за определенный процесс. И Хави просто сложно было бы делать все в одиночку. В команде много игроков — невозможно уследить за всеми.
— То есть, вы разделили обязанности?
— Мы сотрудничаем. Я больше занимаюсь нагрузками — работаю в зале, а Хавьер — на поле. Но мы всегда обсуждаем тренировочный процесс, различные аспекты работы. А потом мы собираемся со всеми тренерами вот за этим столом, за которым сидим с вами, и решаем, что нужно для команды. Решения принимаем совместно. Весь тренировочный процесс отслеживается с помощью датчиков, данные с которых мы постоянно обрабатываем.
Слышал разговоры по поводу итальянцев, приехавших в «Спартак»... Читал, что лыжник теперь будет тренировать футболистов. Мне сложно принять эти слухи, потому что все это фальшь. Повторю, я 15 лет работаю в футболе с самыми разными тренерами, среди которых были Альберто Малезани и Антонио Конте.
В этом году нам много забивали в концовке матчей, знаю, что все думают, что это потому, что команда не бегает — стоит на поле. Я поговорил об этом с Хави. Работа, которую спортсмены выполняют в этом сезоне совершенно такая же, что и в прошлом. В среднем в первом круге прошлого сезона игроки «Спартака» пробегали 111 км за матч. Это вся команда. Если мы возьмем любой матч нынешнего сезона, получится не меньше. Возьмем, к примеру, недавний матч с цска.

Д’Урбано достает из шкафа одну из многочисленных папок и ищет данные по матчу с армейцами.
Вот смотрите: общий пробег команды 115 км. Мы проиграли игру, но пробежали больше, чем соперник. Превзошли их по числу ускорений. Возможно, кто-то из футболистов пока не достиг максимальной планки своей формы. Но мы работаем над тем, чтобы это случилось. И это произойдет в самое ближайшее время. Но команда в целом работает не меньше и даже больше, чем в прошлом сезоне.
— Многое ли вы поменяли в работе над физической готовностью игроков, придя в «Спартак»?
— В общем-то нет. Почти все осталось, как и было в прошлом сезоне. Стало проще, потому что зал у нас, например, разделен на два этажа. И год назад, когда Хави работал с ребятами на одном, на втором все занимались с программками. Теперь мы можем контролировать всех сразу и подсказывать что-то ребятам. То же самое на поле — если Хави проводит разминку, я занимаюсь восстановлением других: тех, кто играл накануне, ребятами из «Спартака-2» или сборниками. Или, как было с Конте, мы вместе изучаем какое-то упражнение и обсуждаем, применять его или нет, продолжать внедрять или нет.

— Правильно ли понимаю, что оценка вашей работы — это тот самый километраж, который команда пробегает за матч?
— Именно так.
— Вы работали в циклических видах спорта. Там спортсмены выходят на пик формы к определенным соревнованиям. В футболе так же, или пик формы в футболе — миф?
— Я работал в лыжных гонках и волейболе. Мои спортсмены брали медали на летних и зимних Олимпиадах. В лыжах идеальные кондиции существуют. Там все проще — все решает хронометр. Он показывает, быстрее сегодня один конкретный спортсмен или нет. Итак, в лыжах нужно вывести одного человека на пик формы к какому-то старту.
В волейболе играют шесть человек. И нужно вывести их на максимальный уровень физической готовности к конкретным соревнованиям, потому что там они играют каждый день. В волейболе шесть человек должны быть на пике формы к каким-то соревнованиям.
В футболе же уже 11 человек, они должны находиться в отличных кондициях и не иметь риска повреждений. У них есть и нагрузка, и беговая работа. Лыжник должен быть сильным, волейболист — высоко прыгать. А у футболиста должно быть все. Он бегает, прыгает, физическая сила тоже нужна. Ну и, конечно, есть мяч... Потому что, если мы бьем 32 раза по воротам, как это было в Хабаровске, но не забиваем, что тут сказать. Это футбол.
В футболе все определяет команда. Это очень важно. Мы можем стремиться привести игроков в их оптимальные кондиции. Но нельзя всех и сразу вывести на 100% одновременно. Тем, кто немного отстает, должны помогать партнеры.

Зашел в спортзал, будто зашел в церковь
— В прошлом сезоне «Спартак» был семьей. Это видели и чувствовали все. Сейчас такого, во всяком случае, со стороны, не заметно. Вы чувствуете какое-то напряжение среди футболистов?
— Я слышал об этом, поскольку не работал здесь в прошлом сезоне. Но сейчас никакого напряжения не ощущаю. Хотя, сравнивать не могу. Скажу только, что командой-чемпионом управлять гораздо сложнее, чем проигравшей. Порой достаточно самой малости, чтобы потерять какую-то искру, успокоиться. Но это можно вернуть.
Еще один важный момент: победа притягивает победу. Возможно, выиграй мы у «Динамо», настрой и результат в дальнейших матчах был бы другим. Также скажу, что уже трижды мы играли по два матча за неделю. Нужно давать восстанавливаться тем, кто играет часто. Сложно находить баланс. В прошлом сезоне работа на поле была проще, поскольку играли реже. Сейчас больше ответственности, больше игр — много различных маленьких факторов, влияющих на результат.
— Скоро «Спартаку» играть в еще более сложном ритме: добавятся Лига чемпионов и Кубок России. Команда готова к этому?
— Думаю, команда готова к такому ритму. Но нужно учитывать тот факт, что у нас не так много игроков, чтобы свободно производить ротацию.

— Проводите ли вы индивидуальные беседы с игроками?
— Постоянно. И так было со всеми моими спортсменами. Считаю это совершенно естественным. Спортсмен может задать какие-то вопросы. Например, почему в определенный момент времени идет такая интенсивная нагрузка. Конечно, футболисты стремятся больше работать с мячом, это нормально.
— На тренировках заметно, как вальяжно ведут себя бразильцы. В зале они такие же?
— Нет. Мы даже убрали музыку во время тренировок. Парни должны работать. Я люблю, чтобы меня слышали, когда что-то говорю. Футболисты должны концентрироваться на том, что делают. Мое мнение: когда игрок входит в зал, это, как если бы он вошел в церковь. Никаких отвлекающих факторов. Вы же не можете писать заметки в ночном клубе или на дискотеке, так?

— Кто в команде самый сильный физически? У кого лучшие результаты?
— Сложный вопрос. Здесь мы говорим о мышечной силе — о мощи, которая измеряется в ваттах. В «Спартаке» по этому показателю лучший Кутепов. За ним идет Зе Луиш. На поле же одни из лучших всегда Глушаков и Комбаров. А согласно последним тестам, которые мы проводили победил вообще Боккетти. Эти парни — Глушаков, Комбаров, Промес, Зе Луиш — каждый матч пробегают более 11 км. Супербегуны!
— Есть мнение, что российский чемпионат очень медленный. Вы согласны с ним?
— Российский футбол не медленный. Игроки хорошо бегают. Он другой. Я выскажу свое мнение. В Италии играют, чтобы не пропустить голов. Потому матчи часто заканчиваются со счетом 1:0 или 1:1. Футбол, возможно, более техничный, потому что мало бегают. В России же мы бегаем-бегаем-бегаем... Постоянно идут контратаки, длинные передачи. Сама игра другая. Здесь играют, чтобы забить, а не чтобы не пропустить.
В матче с «Динамо» мы вели 2:0, но не смогли удержать победу. Происходи такое в Италии, все на последних минутах встали бы в ворота, вратарь начал бы тянуть время — у него вдруг свело бы ноги. И так далее... (смеется)

— Обидно, что в матчах с цска и «Локомотивом» «Спартак», ведя в счете, проиграл?
— С «Локомотивом» мы не только вели 2:0. Только мы и играли в том матче до перерыва. Соперник вообще ничего не сделал — ничего не показал. Проиграть так — это невозможно... После удаления как будто что-то выключилось в нашей команде. Возможно, думали, что сможем вести игру. Сложно поверить, что мы проиграли цска и «Локомотиву», что не смогли забить в Хабаровске.
— Таким как в этих дерби «Спартак» был в прошлые годы: команда могла вдруг развалиться и проиграть, даже ведя в счете.
— Мне рассказывали об этом. Мы обсуждаем все то, что случилось, с тренерским штабом и игроками. Всегда случаются неудачи. Но каждый должен быть более ответственным за выполнение своей задачи на поле. Мы занимаемся этим. К примеру, на последних занятиях у игроков было много индивидуальной работы на их позициях. Уверен, несколько побед подряд вернут команде необходимый настрой и уверенность.

Капелло позвал в «Милан», но тут его уволили
— После работы в различных видах спорта определились, где вам нравится более всего?
— Я люблю менять сферу деятельности, переходя из одного вида спорта в другой. На высоком уровне интересно все. Футбол прекрасен тем, что здесь совмещено большое количество различных задач. И постоянно идет коммуникация. Это похоже на работу в крупной компании. Группа людей работает вместе для выполнения одной цели.
— «Милан» очень хотел, чтобы вы работали у них. Почему этого не случилось?
— Да, это так. Дважды я должен был приходить в «Милан». В первый меня звал Фабио Капелло, но тут его уволили. Буквально за два дня до моего прихода. А второй раз был, когда «Милан» собирался реализовать огромный проект по созданию некоего футбольного университета. Но этого так и не произошло, потому что Сильвио Берлускони вернулся в политику, охладев к клубу.
«Не выдумывай ничего. Говори правду» — шутит вошедший в комнату Массимо Каррера.

— Почему именно в Италии на таком высочайшем уровне находится работа по подготовке игроков?
— Какого-то победного рецепта нет. Мы стараемся хорошо делать свою работу и получать хороших специалистов во всех секторах. Потому что только так можно готовить хороших спортсменов. В Италии для каждого сектора есть специальная школа. К примеру, я должен иметь сертификат для работы именно с футболистами, чтобы прийти в какой-то клуб. То же самое с медиками — они обязаны входить в ассоциацию именно футбольных врачей. Есть своя организация для футбольных нутриционистов, один из которых сейчас появился в «Спартаке».
— Коллега рассказывал, что в российских командах уже были нутриционисты. Они заставляли футболистов питаться одной зеленью, а те потом шли в Макдоналдс... Сильно ли Сара Фабрис поменяла питание в «Спартаке»?
— Ее задача правильно выстроить питание. Потому что принимать какую-то пищу, которая долго усваивается организмом, перед играми или тренировками — неверно. Разумеется, в рацион входят не только зелень или салаты. Нутриционист создает некую оптимальную композицию белков, жиров и углеводов. Это помогает футболистам правильно питаться, правильно переваривать пищу. К тренировкам и играм они подходят без избытка или недостатка каких-то элементов или жидкости.
С нашей стороны это также и воспитание правильно питаться, когда игроки находятся на базе. Ведь мы питаемся вместе с ними и едим то же самое. Но если после того, как мы им все объяснили и показали, они хотят поехать в Макдоналдс и что-то съесть там, тогда нам нужно подключить еще одного специалиста — из КГБ. (смеется)

— Игроки довольны рационом?
— Да. Они питаются правильно, питаются хорошо.
— Знаменитый тарасовский борщ остался в меню?
— Конечно. Супы мы оставили. Они никуда не делись. Осталось кое-что из типичной русской кухни. Борщ, еще вот такие круглые штуки...
«Сырники», — добавляет Каррера.
Увидели перформанс в поддержку Карреры, и челюсть отвисла

— Что поразило вас в Москве более всего?
— Москву назову одновременно прекрасным и ужасным городом. Приведу такой пример: когда заходишь в банк, вокруг нет ни одного охранника. В Италии все иначе. Там заходишь в дверь, она за тобой закрывается, а передняя не откроется, если ты несешь оружие или что-то еще...
И еще один момент, который меня поразил, — это болельщики «Спартака». Они великолепны! Мы прилетели в Хабаровск, а они уже ждали нас на выходе из аэропорта. Про Санкт-Петербург вообще не говорю, но тут расстояние поближе. В Италии тоже ездят за своими командами, но она не такая большая. Даже если ехать из Милана в Палермо. У итальянских фанатов, едущих на выезда, нет такой страсти, как у русских.
— Что хотели бы сказать болельщикам, которые очень остро переживают неудачи команды на старте сезона?
— Хочу поблагодарить их за их энтузиазм и корректность. Когда мы увидели перформанс в поддержку Массимо, у всех нас просто отвисла челюсть. Каррера тоже был очень впечатлен. Нам, как и им, очень жаль, что у команды не все получается. По тому, как команда двигается, как играет, сколько создает моментов, мы должны иметь больше очков. И мы все работаем над тем, чтобы исправить ситуацию.

— Читал в прошлом году, что Массимо Каррера, не представляя себе российские расстояния, прилетел в Хабаровск перед самой игрой. И проиграл. Но в этом году команда вновь не отправилась на Дальний Восток заранее. Почему?
— Давайте, я отвечу, — говорит Каррера. — Не зная таких нюансов, я предоставил принимать решение российским докторам, которые разбираются в этом лучше. Так было и в прошлом году, и в этом. Я хотел лететь в Хабаровск за два дня до игры, но меня отговорили. В Томск мы летели за два дня, да, но это гораздо ближе. Меньше часовых поясов.
— С Хабаровском может быть два варианта, — добавляет Д’Урбано. — Либо летишь туда за 10 дней до игры — по одному на каждый часовой пояс. Либо прилетаешь за день до матча, оставаясь на московском времени, и не спишь в самолете. С нами вместе летел молодежный состав, у которого матч был уже через пару часов после прилета. Они его выиграли.
— Как проводите свое свободное время, если оно вообще есть?
— Процентов 90 времени мы изучаем данные с тренировок. То есть, работаем. Живем на базе, и потому почти всегда находимся здесь. Изредка выезжаем в Москву. Конечно же, Большой Театр, Красную площадь, другие достопримечательности посмотрели — как можно этого не сделать.
Работая с Конте сложно чему-то не научиться

— Хочу задать вам несколько вопросов о Массимо Каррере, которого вы давно и хорошо знаете. Может ли в сегодняшнем «Спартаке» кто-то сравниться с ним в пору его игровой карьеры?
— Никто! (смеется)
«Сейчас я натренируюсь, и снова начну играть», — уходя из комнаты, говорит Каррера.
— Массимо настоящий профессионал. Он очень внимательно относился к своей подготовке, следил за своим телом. Он играл до 44 лет, а это о чем-то да говорит. В его 42 я работал с ним в «Про Верчелли». Он играл, но уже, будучи опытным футболистом, давал какие-то советы. А в «Аталанте» мы работали, когда я только начинал свой путь в футболе.
— Вы работали с Антонио Конте, теперь работаете с Каррерой. Обоих мы знаем как очень эмоциональных тренеров. Кто из них более взрывной, более по-хорошему сумасшедший?
— Конечно, Конте. Они похожи по темпераменту, да. Но Антонио гораздо более сумасшедший. Самый безумный его поступок, наверное, эпизод в финале Кубка лиги с «Арсеналом», когда он взял за шиворот Анджело Алессио и толкнул его, желая донести свою мысль до игроков. Я знаком с Анджело. Это тихий спокойный человек, но таков уж Антонио — его не остановить.

— Каррера работал с Конте в «Ювентусе». Вы видите, что Массимо перенял у своего коллеги?
— Разумеется. Работая с Конте, невозможно не научиться чему-то. Я тоже что-то от него взял за год в «Сиене». Он верит в свои идеи, убежден в них, и идет к поставленной цели. На мой взгляд, Конте один из лучших тренеров в мире. Массимо другой — у них разные характеры. Но он так же верит в свои идеи, в свой путь.
— «Спартак» собрал большой штаб специалистов в различных сферах деятельности команды. Можно ли сравнить его с лучшими образцами европейских клубов?
— Сравнивать с европейским клубами сложно. Если мы хотим быть максимально конкурентоспособными, нам нужно больше серьезных сильных игроков. Но касаемо нашей работы скажу одно: все выкладываются и работают с максимальной отдачей. Я даже не хочу представить такую ситуацию, что «Спартак» не разгонится и не вернется в лидеры турнирной таблицы.

Источник: 8news.ru
+216
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.