24 декабря 2017, 06:45 ХК Спартак 1

Мелаксен, дикоросы и местная кухня. Как игроки КХЛ летают на Дальний Восток

Обозреватель «Советского спорта» поинтересовался у хоккеистов, как сменить несколько часовых поясов, а потом выйти на матч. Даже если бы в КХЛ не было иностранных клубов, хоккейные матчи все равно охватывали бы страну от Санкт-Петербурга до Владивостока. Но в рядах лиги значатся еще и клубы из Китая и Словакии, что лишь увеличивает расстояния, преодолеваемые игроками во время сезона.
Тяжело даже СКА
У игроков сборной России, выступающих в КХЛ за СКА, в середине ноября выдался непростой отрезок. Еще в воскресенье многие принимали участие в матчах в Германии или Финляндии, а уже во вторник вышли на лед во Владивостоке.
На результатах команды это никак не сказалось. СКА одержал победы в основное время во всех трех матчах поездки, а затем обыграл еще и «Югру» по возвращении обратно в Санкт-Петербург. Хотя преимущество лидера лиги над одним из аутсайдеров было не таким уж и подавляющим.
– Думаю, немножко силенок нам не хватило после такого переезда на Дальний Восток, – прокомментировал результат этой игры Олег Знарок. – До конца не восстановились, назад летели почти 14 часов с посадкой. Ошибки в третьем периоде, конечно, были – усталость сказалась, удаления были ненужные. 

На Дальний Восток летают все команды, но так вышло, что СКА с большой обоймой сборников самый западный из российских клубов лиги. И вот какое расстояние армейцы преодолели во время своего путешествия на восток и обратно.

Выезд из Санкт-Петербурга на Дальний Восток
ОТПРАВЛЕНИЕ ПРИБЫТИЕ РАССТОЯНИЕ РЕЗУЛЬТАТ

Санкт-Петербург Владивосток 6542 км Адмирал – СКА – 0:2

Владивосток Хабаровск 647 км Амур – СКА – 2:3

Хабаровск Шанхай 2237 км Куньлунь РС – СКА – 1:8

Шанхай Санкт-Петербург 7108 км СКА – Югра – 4:3 Общее расстояние – 16534 км

«Спартак»: мелаксен и местная кухня
В эти дни на дальневосточный выезд отправился московский «Спартак». План всей поездки разработан еще до начала сезона.
– Мы летим так, чтобы были в запасе сутки на адаптацию, – говорит клубный врачОлег Бубырь. – Обычно существует два варианта. Первый – прилететь и сразу играть. Мы же прилетаем, ночуем, потом один день тренируемся, еще раз ночуем и потом уже играем. А дальше уже находимся в режиме местного времени.

В прошлом году мы прилетели сразу в день игры. Подразумевалось, что время полета будет временем отдыха, но в итоге мы в трех играх не взяли ни одного очка, поэтому в этом году было решено прилетать за две ночи до матча.

– Используете ли вы специальные фармакологические средства во время такой поездки?
– Вся команда, и тренерский штаб, и персонал принимает мелаксен. Это разрешенный препарат, который считается адаптогеном и влияет на суточный ритм человека.

– Это снотворное?
– Нет. Мелаксен это синтетический аналог мелатонина, гормона, который вырабатывается у любого человека. Если на улице светло и глаз видит свет, этот гормон не вырабатывается. Когда на улице темно, начинается выработка гормона, и организм начинает настраиваться на сон. То есть сам препарат мелаксен не является снотворным, это адаптоген. Он продается в любой аптеке спортивного питания. Мы начинаем его выдавать за двое суток до полета и все дни во время нахождения на Дальнем Востоке.

– Меняется ли во время поездки рацион питания?
– Мы увеличиваем в рационе количество витаминов, количество зелени. И стараемся добавлять что-то вкусное и легкоусвояемое, например, йогурты или пирожные, потому что во время перелета снижается аппетит.

– Включаете морепродукты на Дальнем Востоке?
– Мы в любом городе стараемся добавлять элементы местной кухни. В Казани или Астане можем добавить баранину или конину. А на Дальнем Востоке – салат из морепродуктов.

– В Китае местную еду употребляете?
– Нет. Нам это крайне не рекомендовали. У каких-то команд, по-моему, даже были проблемы из-за нее. Мы в Китае стараемся по возможности готовить нашу кухню.

– Вы летаете чартерными рейсами. А есть ли какие-то конкретные требования к самолетам?
– Если мы летим больше трех часов, мы требуем, чтобы каждый игрок имел три свободных места с поднимающимися подлокотниками. Чтобы игрок мог их поднять, положить подушку и лечь. Если летим час или два, то это особо не важно. То же касается и питания в самолете. Если мы летим час, то это чай, кофе, бутерброд, яблоко. Если же летим дольше, то заказываем полноценный обед.

«Амур»: эксклюзив на дикоросы
Если для большинства команд КХЛ выезд на Дальний Восток это действительно тяжелая, но только одна неделя за сезон, то «Куньлунь Ред Стар», «Адмирал» и «Амур» постоянно летают туда и обратно. Соответственно игрокам этих команд приходится перестраиваться с одного часового пояса на другой на регулярной основе.

Особенностями такого режима делится врач хабаровского «Амура», ранее проработавший несколько сезонов в «Адмирале», Евгений Харченко:
– Мы стараемся жить по среднесибирскому времени, то есть как живут Новосибирск, Омск. Как правило, наши спортсмены ложатся спать в 1-2 ночи. Здесь главное правило – лечь до 4 часов, чтобы к 10-11 утра можно было выспаться. Тренируемся мы в 16-17 часов. Это время, приближенное к игровому, и вместе с этим оно не такое позднее, то есть еще сохраняется концентрация внимания. Такой режим нам помогает и на выезде. Нам надо перестроиться не на 7-8 часов, а только на 3-4.

– Медикаменты у вас те же, что и у команд с Запада, прилетающих к вам?
– Мы пользуемся природными адаптогенами. У нас есть эксклюзивные поставки от производителя, занимающегося дальневосточными дикоросами. Дикоросы – это препараты растительного происхождения, специальные настои из заманихи, аралии, серпухи. Они помогают лучше настраиваться на разные часовые пояса и сглаживают особенности климатических условий.

У нас в Хабаровске зима как в центральной полосе России, нам в этом плане проще, а во Владивостоке зима гораздо мягче. И прилетая зимой с Урала во Владивосток, организм очень тяжело реагирует. «Адмиралу» и «Куньлуню» еще сложнее, чем нам, они ведь меняют не только часовые пояса, но и очень серьезно меняют климат. На каждые 10 градусов северной широты нужны дополнительные сутки для акклиматизации. Дикоросы как раз и нужны для того, чтобы легче такие перемены перенести.
Препаратами, помогающими уснуть, мы стараемся пользоваться после матчей или во время ночных перелетов домой. То есть когда игрокам спать еще не хочется, но надо действительно быстро уснуть и выспаться. Мы стараемся пользоваться этим редко, но иногда все же приходится. Это неизбежно.

– Почему, когда вы из Хабаровска летите, например, в Братиславу, вы пересаживаетесь из одного самолета в другой?
– В центральную полосу России мы летим прямым беспосадочным чартером. А когда надо лететь за границу, проходить таможню, удобнее и быстрее получается добираться через Москву.

Мы летим до Москвы регулярным рейсом, но классами бизнес и комфорт. В таких самолетах большие салоны, в которых около 30 мест бизнес-класса и около 50 мест класса комфорт. То есть все могут нормально вытянуть ноги и отдохнуть. В Москве хоккеисты обедают и дальше пересаживаются на чартер.

– Насколько сложным выглядит для вас календарь матчей?
– В этом году в календаре скомпонованы поездки на 4-5 городов и для дальневосточных команд это является положительным моментом. Полностью адаптационный цикл занимает 10 дней, из которых самое критическое время с 4-го по 7-й день. Когда команда выезжает на 4 и более матчей, мы проводим в западном часовом поясе полный адаптационный цикл. И когда возвращаемся домой, у нас не происходит наслоения одной адаптации на другую.

Источник: www.sovsport.ru
+33
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.