26 декабря 2017, 15:58 Футбол 11

«Можно дойти хоть до Европейского суда, но заслуженных денег не получишь». Скандал в детском футболе

20 декабря РФС официально разрешил не платить школам поощрительные выплаты тренерам, которые воспитали футболистов. Теперь директор каждой школы может ссылаться на это решение и посылать тренеров.

Краткий ликбез. После окончания школы футболист становится активом. Его первый профессиональный контракт должен принести школе деньги, которые перечислит клуб. Юридически это называется «компенсационная выплата за подготовку футболиста». За каждый последующий трансфер игрока школа будет получать процент – это «механизм солидарности», который недавно предлагал реформировать Леонид Федун.

Важно, однако, то, что компенсацию должны получить не только юридические, но и физические лица, растившие игрока. Вот что гласит регламент РФС по статусу и переходам: «Статья 22, п. 7. Спортивная школа выделяет не менее 50% (пятидесяти процентов) от суммы компенсации за подготовку, выплаченной первым профессиональным футбольным клубом футболиста, на поощрение тренеров, принявших участие в обучении и подготовке футболиста».

Сумма высчитывается в зависимости от уровня школы (1-я, 2-я или 3-я категория), статуса первого клуба (РФПЛ, ФНЛ, ПФЛ), а также количества лет, которые игрок провел в школе. Компенсационная выплата может составлять 300 тысяч, полмиллиона, миллион и даже больше. Проблема в том, что не все тренеры знают об этом. Они не представляют, что могут получить половину перечисленных клубом денег. А в защите их интересов мало кто заинтересован.
Позиция школ: «Мы платим тренеру зарплату, а он еще и 50 процентов компенсации получит. Столько же, сколько клуб. Безобразие». На практике необходимость выплаты подчас замалчивается, а тренеру, поднявшему этот вопрос, могут пригрозить увольнением.

РФС не занимается юридическим просвещением детских тренеров – это слишком незначительная проблема для организации. РФС вообще не очень стремится упростить механизм компенсационных выплат, заставить его работать нормально. Почему? Ответ дает регламент. Если школа не может подтвердить документально (что тренировала игрока), не участвует в турнирах под эгидой РФС, прекратила существование или просто не обозначила свои притязания на выплаты, то клуб должен перечислить деньги в РФС.

Естественно, «на цели развития молодёжного футбола». Ага.

Первый тренер Александра Головина, Александр Плясунов:
– Вы знали, что по регламенту вам и вашей школе полагается компенсация от цска, с которым Головин заключил профессиональный контракт?
– Нет, я, честно признаюсь, в финансовом смысле не боец. Благодарен, что меня взяли на работу и всегда боялся выглядеть как побирушка, который выпрашивает какие-то деньги. Главное, что работаю и вижу плоды своего труда. Платят – хорошо, не платят – бог с ним. Конечно, не отказался бы от этих денег, но сам хлопотать не умею, да и не хочу.


В такой ситуации несложно представить, что детские тренеры не готовы идти в суд и отстаивать свои права. Зачастую они попросту не в курсе, что им положено получить премию всей жизни. Легко поверить и в то, что честный, достойный, но маленький человек не хочет выглядеть попрошайкой, ябедой, нытиком и т. д.

Но бывает и иначе. Когда тренер приходит к директору школы с разговором о законных 50 процентах, ему говорят: «Ты совсем, что ли? Школа все это время платила тебе зарплату, а ты хочешь забрать половину прибыли? Мы на них собираемся подогрев поля сделать. Давай я тебе выпишу премию – 5 тысяч и не буду увольнять. Согласен?» И он согласен – куда денешься. А подогрев у поля в итоге так и не появляется.

Но самое поразительное, что без денег остаются и несогласные. Те, кто готов решительно отстаивать свои права.

Алексей Стукалов несколько лет работал в школе «Химок», потом – с молодежной и главной командой клуба. Подготовил для профессионального футбола пять молодых и ушел работать со взрослыми. Сейчас Стукалов возглавляет саратовский «Сокол».

– С командой 1998 года «Химок» я отработал 5 лет. Потом меня перевели в молодежную команду, где работал как раз с большинством своих воспитанников. С двумя «Химки» заключили контракт, двое перешли в «Орехово-Зуево». Обратился к руководству школы насчет получения 50 процентов компенсационной выплаты. Ответ был таков: «Вы уже не являетесь сотрудником школы, нам нет смысла выплачивать вам премию».
Обратился в палату по разрешению споров, подал заявление с помощью знакомого юриста. На слушании присутствовал мой представитель (сам не мог, в «Соколе» шел сезон), а школу представлял директор Александр Киселев. Палата, сославшись на регламент, затребовала от «Химок» предоставить бухгалтерию.

В бумагах было подтверждение: клуб получил выплаты за футболистов. Мои воспитанники в письменном виде подтвердили, что я работал с ними, это же было указано в паспортах футболистов и заявочных листах. В общем, были представлены все доказательства того, что «Химки» обязаны выплатить мне поощрительную выплату в соответствии с регламентом. Естественно, палата вынесла решение в мою пользу. Но директор школы сказал: никаких выплат не будет. Решение палаты не стало для него достаточным основанием, он подал жалобу в комитет по статусу игроков.


Я не один год готовил футболистов для «Химок». Они создают имидж школе, приносят ей заработок. Не планировал работать в детском футболе всю жизнь, поэтому ушел из школы во взрослый футбол. Это же не значит, что я не имею права получить премию за воспитание футболистов?! Директор говорит, что платил мне зарплату. Но я ведь и работал все это время, отрабатывая оклад!

Создается ситуация, при которой школа может не платить тренеру положенное, и ей за это ничего не будет. Что дальше? Идти в гражданские суды? Я не уверен, что есть смысл судиться в Химках с «Химками». Можно дойти хоть до ЕСПЧ, но не проще ли внести в регламент поправки и сделать так, чтобы тренеры получали заслуженные деньги?

«Химки» должны Алексею Стукалову за его воспитанников около 220 тысяч рублей. Эта сумма сложилась из количества лет под руководством тренера, категории школы («Химки» – 1-я категория) и статуса клуба (РФПЛ, ФНЛ и ПФЛ), с которым футболист заключил первый контракт. Точнее, футболисты.

Максим Пичугин, «Химки» (ФНЛ)
Камран Алиев, «Химки» (ФНЛ)
Руслан Старцев, «Орехово-Зуево» (ПФЛ)
Владимир Победимов, «Орехово-Зуево» (ПФЛ)

Возможен вопрос: почему клуб «Химки» должен платить школе «Химки» компенсацию за игроков? Ответ удивит: юридически они никак не связаны. Един источник финансирования – бюджет муниципалитета, но юридические лица разные: ФК «Химки» (клуб) и МАУ СШОР (школа). Затраты на школу большие, клубы не могут их потянуть и потому выводят школы за рамки своего бюджета. Это распространенная практика. И она подразумевает компенсацию.

Я не планировал выпускать эту историю сейчас, проблема поощрительных выплат тренерам должна была стать частью большого проекта, но 20 декабря РФС вынес странное решение. Комитет по статусу игроков (туда подал жалобу директор школы) отменил решение палаты по разрешению споров.

Тезисно:
– школа не должна Стукалову ни копейки;
– дело закрыто;
– взнос за рассмотрение дела в размере 25 000 рублей возложить на Стукалова.

Идентичное решение было принято по делу детского тренера Георгия Шебаршина, который подготовил для «Химок» двух футболистов. Ему должны около 70 тысяч рублей.

Это очень опасный прецедент. Зафиксируем: 20 декабря 2017 года РФС официально разрешил не платить школам поощрительные выплаты тренерам, которые воспитали футболистов. Теперь директор каждой школы может ссылаться на это решение и посылать тренеров.

Важный момент. Если в состав палаты по разрешению споров (там встали на сторону Стукалова и здравого смысла) входят в одинаковой пропорции представители игроков (профсоюз), лиг и клубов, то в состав Комитета по статусу игроков входят исключительно представители клубов и лиг. Интересы игроков/тренеров в нем никто не представляет. Формально никто и ничто не мешает Комитету принимать решения в пользу одной стороны. В данном случае – клубов, которые не хотят платить и этого особо не скрывают.

Решение по делу Стукалова принимали 5 человек:
Иван Шабанов – исполнительный директор ФНЛ
Борис Ларин – юрист РФПЛ
Владислав Ляликов – руководитель юридического отдела «Спартака»
Олег Задубровский – начальник юридического отдела «Зенита»
Ксения Машкова – начальник управления международного сотрудничества МГЮА


Напоследок еще немного абсурда. Комитет по статусу не предоставляет мотивировочную часть решения, только – резолютивную. То есть не объясняет решение, а лишь констатирует. Чтобы получить мотивировочную (без нее нельзя подать апелляцию в CAS в Лозанне) нужно заплатить еще 10 тысяч рублей.

Да, подать апелляцию можно только в Спортивный арбитражный суд, который находится в Швейцарии. Стоимость подачи заявления устанавливает CAS. Если там сочтут, что вердикт может вынести один арбитр без присутствия сторон, то расходы составят порядка 7-8 тысяч франков. Это примерно полмиллиона рублей. Если потребуется коллегия и личное присутствие, счет может достигать 20-30 тысяч франков. Многие могут позволить себе такой процесс?

Расходы предлагают оплатить обеим сторонам: заявителю (Стукалов/Шебаршин) и ответчику (РФС и «Химки»). В случае отказа ответчика (очевидно, он последует) все расходы ложатся на заявителя. Если он не заплатит, дело рассматриваться не будет.

Какие могут быть претензии к детским тренерам, если система лишает их финансового стимула растить игроков? Копеечная зарплата перепадает независимо от попадания воспитанника в профессиональный футбол. На компенсационный куш тренеры, выходит, больше могут не рассчитывать. Либо они вовсе не знают о его существовании.

За что там еще можно отхватить премию? Правильно. За результат. Главное – выиграть. Это можно, это легче. Примеры имеются. Да и РФС поощряет.

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников; Эдгар Брещанов / Василий Пономарёв / Sportbox; ФК «Химки»

Источник: matchtv.ru
–70
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.