30 января, 13:54 ХК Спартак 1

Артём Подшендялов: Если надо подраться - не вопрос

У Артёма Подшендялова, перешедшего в начале октября в «Спартак» из московского «Динамо», открытый и доброжелательный характер. Поучаствовать в «Усабре»? Пожалуйста. Сфотографиро-ваться для ретро-матча? Нет проблем. Большое интервью - всегда рад. Для пресс-службы такие хоккеисты - настоящая находка. Впрочем, форвард оказался крайне полезен и на льду - его звено с Александром Хохлачёвым и Александром Дергачёвым успело провести уже много ярких матчей.

- Вы ведь родились в Якутске?
- Да, все верно. Мой отец родом из Омска, мама - из Майкопа. Отец поехал на север за-рабатывать деньги - там они встретились с мамой, после чего у них родилась моя стар-шая сестра Настя, а потом и я.

- Якутск ассоциируется с жутким холодом. Какие морозы были сильнейшими на ва-шей памяти?
- Уже и не помню - уехал в Омск в 8-9 лет. Помню, да, было холодно, но ведь там нет ветра. В Омске и в той же Москве, например, при морозе в минус 20 может быть страш-ный ветер, и ощущается, будто на улице минус 40. А в Якутке этого нет: да, порой бывало и минус 45, но ветра нет, поэтому переносилось нормально, терпимо.

- Из-за морозов занятия в школе отменяли?
- Да, помню пару раз отменяли - было так холодно, что даже машины не заводились.

- Чем занимались в те годы ваши родители?
- У папы свой бизнес, мама занималась домашним хозяйством.

- Хоккеем вы впервые начали заниматься в Якутске?
- Да. Но начинал с тхэквондо. Любил подраться в детстве - папа увидел, что у меня по-шла такая наклонность, и решил отдать меня обратно в хоккей. После чего полностью со-средоточился на хоккее, занимался им в Якутске до 9 лет, а затем мы переехали в Омск.

- Как долго вы занимались тхэквондо?
- С первого по шестой класс. Занимался параллельно с хоккеем.

- Если сейчас по телевизору показывают тхэквондо, смотрите?
- Смеюсь просто. Это ведь детство было - всё было интересно. Например, подраться во дворе - все ведь пацаны дрались… У меня было маленькое преимущество, что я зани-мался и знал, что делать в случае драки.

- Из Омска вы перебрались уже в Электросталь?
- На полгода уехал в аренду, потом меня хотели забрать в Мытищи, но для этого нужно было выкупать на меня права - папа и агент подключились, и я уехал в Мытищи.

- Не страшно было переезжать в Москву?
- Нет. С 9 лет я жил в Омске с маминой сестрой Наташей - родители были в Якутске, но через полтора года перебрались ко мне. В принципе, рядом всегда был кто-то старше меня, поэтому боязни не было. Тоже самое и с Москвой, просто город побольше.

- Из Якутска есть еще хоккеисты, играющие на высоком уровне?
- У моего тренера Александра Григорьевича Кузьменко сын сейчас играет в цска - Ан-дрей Кузьменко. Я помню его еще маленьким. Они тоже со временем переехали в Москву, а Александр Григорьевич и по сей день работает тренером, но уже в столице.



- На что вы потратили первую в хоккее зарплату?
- Даже и не помню. Деньги начал получать еще в Омске - кажется, в районе 3000 рублей. Тратил на всякие мелочи.

- На «Макдональдс»?
- Его в то время еще не было, в Омске «Макдональдс» совсем недавно открыли - года три назад.

- Что вы помните о своем первом появлении в «Спартаке»?
- Помню, мне было 16 лет, и я играл в мытищинском «Химике», в Суперлиге. Проводил свой первый матч - это была игра против Ярославля, и мы выиграли 7:1. Агент сидел в тот день на трибуне и после матча сказал, что меня хочет забрать «Спартак» - на матче присутствовал Валерий Брагин. После этой игры я получил травму - пять месяцев отле-живался дома, лечился. В это время меня и выкупил «Спартак». Я тогда пропустил пред-сезонные сборы с первой командой - был с фарм-клубом, набирал форму.

- Кто был для вас самым ярким игроком в том «Спартаке»?
- Михаил Иванов. У этого форварда был колоссальный опыт и фантастические руки. Да и человек он был хороший, добрый, жизнерадостный. Я много всего спрашивал у него - он подсказывал, помогал. Огромное спасибо ему за это.

- Знали, что он был очень религиозным человеком?
- Узнал позже. Он даже книгу мне подарил на эту тему. У каждого своя жизнь, свой путь, правильно? В этом нет ничего плохого, наоборот, хорошо. Значит, он посчитал это нуж-ным для себя, для своего будущего.

- С кем еще из фантастических ветеранов хоккея вам удалось поиграть вместе?
- Вадим Хомицкий - пересекались с ним в Мытищах. Хотя тогда он еще ветераном не счи-тался. Сейчас вот с Димой Калининым играю (смеется).

- С Милошем Ржигой вы поработали совсем чуть-чуть?
- Год.

- Каким он вам запомнился?
- Нормальный позитивный человек. Своеобразный, конечно. Но всегда бился за команду.

- Когда он ругался с судьями, как вы на это реагировали?
- Было смешно. Он говорил с ними то по-русски, то по-чешски - вперемешку. Было за-бавно смотреть со стороны, как он с ними разговаривает. Еще Милош всё время краснел.

- Вы ведь в «Спартаке» застали и вратаря Евгения Конобрия. Спартаковские бо-лельщики очень любят его за те шоу, которые он устраивал после матчей.
- Конечно. Мы с ним как раз недавно встречались, когда я играл еще в другом клубе. Да и сейчас он приезжал на наш выездной матч против СКА. Женька - нормальный жизнера-достный парень, у него сейчас всё хорошо: играет в любительской лиге.



- Как вы решились на переезд в Америку?
- Получилось так, что я приехал в Балашиху на просмотр, тренером там в то время был Олег Знарок. Приехал как раз после «Спартака», через полтора месяца после окончания сезона. Меня там оставили, сказали, всё нормально. Уехал в Омск, начал готовиться. А там уж не знаю, что произошло: то ли агенты намудрили, то ли еще что. В общем, гово-рят, поиграй еще годик в Высшей лиге. Мы с отцом посидели-подумали - он был зол на происходящее. Был вариант уехать в Америку через знакомых, и мы решили не играть в «вышке»: ведь если туда залезешь, вылезти будет сложно. Поняли, что мне стоит уехать в Америку и вернуться обратно уже более готовым.

- Чему Америка вас научила?
- Там другой хоккей, другие площадки, быстрее поднимаешь голову, потому что иначе её сносят. В общем, начинаешь быстрее мыслить на льду. Бывает, доли секунды, и ты мо-жешь закончить с хоккеем. Наверное, это главное, чему меня научила Америка.

- Денег там заработать было нельзя?
- Тогда было такое время, что я об этом не думал. Главное заиграть, проявить себя, чтобы потом было легче попасть во взрослую команду. Поэтому моей главной целью было набрать много очков, хорошо отыграть сезон и доказать в первую очередь самому себе, что я могу спокойно играть в Суперлиге. Могу играть, забивать, помогать команде. В общем, надо было заработать хорошую статистику и вернуться в Россию.

- Драться там приходилось?
- Пару раз было, да. Однажды попал на тафгая, но наш тафгай тоже выскочил с лавки. Мне повезло, иначе получил бы люлей.

- У вас никогда не было страха получить по физиономии?
- Нет. Я же в детстве всегда дрался, поэтому меня это не пугало. Тем более мы в школе занимались тхэквондо, и когда старшеклассники пытались нас задеть, приходилось драться. Так что, если надо подраться, - могу, не вопрос.

- Вспомните свой самый тяжелый день в Америке.
- Наверно, когда уезжал обратно. Жена забеременела, и она не знала английский. Ей было там тяжело. У нас было очень много игр, и меня постоянно не было дома. Накопи-лась усталость, супруга хотела возвращаться домой. Ей был 21 год, она впервые уехала так далеко от своей семьи. Поэтому решили, что нужно уезжать обратно. Тем более, что появился вариант с Омском.

- Что-то необычное с вами в Америке происходило?
- Был один случай. В первый день, как клуб арендовал мне машину, я поехал в Subway – там в Штатах очень вкусные сэндвичи. Жена была дома. В Америке же как: когда поли-цейская машина перегораживает две полосы (становится не как у нас за автомобилем, а как бы наискось) - все транспортные средства должны тормозить и вставать справа на обочину. А я еду и думаю: что это все стоят? Ну и поехал по третьей полосе. Полицей-ский тут же бросил тот автомобиль, который остановил до этого, и погнал с мигалками за мной. Кричит в рупор: «Тормози, тормози!». Я остановился - не понимаю, что происходит. Он спрашивает: «Куда ты поехал? Не видишь, я ведь перегородил обе полосы». Объяс-нил ему, что не знаю правила. Он мне: «Откуда ты такой приехал с русскими-то пра-вами?». Говорю, мол, хоккеист. Он забрал мои права, проверил данные, возвращается и говорит: «Ставь машину, ты плохой водитель» (смеется). После этого случая я больше не попадался, правила не нарушал - всё выучил. Но тогда это было скорее не смешно, а страшно: вышел такой здоровый двухметровый дядька, орал на меня, будто я кого-то за-давил.

- Вы ведь и в «Адмирале» поиграли. У тех, кто выступал за этот клуб, принято спра-шивать о перелетах. Как вы их переносили?
- Не буду говорить за всех, но мне было нормально. Кто-то из ребят летал «под снотвор-ным» - это понятно, всё-таки перелеты действительно сложные. Я же таблетки за сезон не принимал ни разу - у меня нет таких проблем. В самолёт сажусь и сразу засыпаю. Об-ратно вот тяжело лететь, возвращаться во Владивосток и перестраиваться на местное время. Это нелегко физически. Но в целом, всё было нормально. Сезон прошел неплохо.

- «Адмиралу» и хабаровскому «Амуру» из-за таких перелётов сложнее набирать очки?
- Думаю, нет. Когда они прилетают на запад - живут по местному, московскому времени. А если по возвращении у них есть пауза 2-3 дня, то легко перестраиваются к местному. Вот если паузы нет, то тяжело. Представляете, ты не перестроился, утро, а тебе играть. Утром, мне кажется, играть тяжелее.



- Был у вас в команде человек, кто боялся летать?
- Думаю, такой человек есть в каждой команде. Я сам стал очень бояться летать.

- После трагедии в Ярославле?
- Да. После нее начинаешь о многом задумываться.

- У вас были друзья в том самолете?
- Были хорошие знакомые, с кем играл в Мытищах.

- За время, проведённое во Владивостоке, научились разбираться в морепродук-тах?
- А же из Якутска - и так всё, в принципе, знал (смеется). У меня отец это дело очень любит.

- Самая вкусная для вас рыба?
- Мне нравится тёша. У отца в Якутске промыслом занимаются друзья, делают делика-тесы из нее - такие маленькие вкусные дольки. Рыба не соленая, но очень вкусная. Потом как-нибудь угощу вас.

- Икру любите?
- Да, красную. Она самая вкусная. Вкус чёрной не понимаю. Мне кажется, не надо столько денег за неё отдавать.

- Супруга у вас - сестра футболиста, верно?
- Да. Сестра Владимира Дядюна.

- Значит ли это, что для вас футбол - не посторонний вид спорта?
- Летом всегда в него играю. Я вообще в тёплое время года больше гоняю мяч, чем ката-юсь на льду. За целый год, после стольких игр хочется немного отдохнуть. Бегаем 2-3 раза в неделю, играем. Хороший вид спорта, мне нравится. Тем более, в детстве год за-нимался футболом, ходил в спортивную школу.

- Какой-нибудь европейский чемпионат вам интересен?
- Смотрю за «Барселоной», за «Реалом». Думаю, в этих командах играют лучшие футбо-листы в мире: Месси, Криштиану, Неймар. За ними интересно наблюдать.

- А за карьерой Дядюна следите?
- Конечно, смотрю его игры. Мы, бывает, переписываемся. Желаем друг другу удачи, по-больше голов. Можем поздравить друг друга с победой.

- На матчах футбольного «Спартака» были?
- В детстве, да. А сейчас - нет, не был. Времени мало: приезжаем - домашняя серия, и сразу улетаем. Как будет время, обязательно пойду на стадион - хочу взять жену и сходить вдвоем на футбол. Я ждал, когда Вовка приедет, будет играть со «Спартаком» - по-смотрел бы игру с удовольствием.

- Вы в «Спартаке» уже несколько месяцев,. Хотя бы раз за это время пожалели, что все сложилось именно так?
- Нет, наоборот. Всё, что ни делается - к лучшему. У нас собрался такой замечательный коллектив! Да, было несколько неудачных игр, но мы вернём ту игру, что у нас была. У нас классная команда. Ни разу не пожалел, что перешел в «Спартак». У меня и семья очень рада: жена знала, что я играл здесь раньше, что мой первый серьезный хоккейный опыт был именно в «Спартаке». И дочка довольна. Все довольны.



Интервью опубликовано в официальной программе №9 (декабрь 2017)

Источник: spartak.ru
+71
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.