28 апреля, 02:31 Футбол 13

Александр Егоров: один наш судья на пляже сунул "горчичник" немецкой бабушке. Та – в обморок!

В гостях у "СЭ" побывал известный российский арбитр Александр Егоров, в середине апреля назначенный исполняющим обязанности главы департамента судейства и инспектирования РФС (ДСИ).
 
С БУДОГОССКИМ РАССТАЛИСЬ ПО-ХОРОШЕМУ

– О смене судейского руководства было объявлено 17 апреля. Вы поговорили тогда с Андреем Будогосским, уволенным с поста главы ДСИ? Что он вам сказал, уходя из РФС?
– Мне сообщили о назначении ближе к вечеру. Я не стал звонить в тот же день Андрею Дмитриевичу. Пришел утром на работу, зашел к нему – поговорили. Ничего плохого о Будогосском сказать не могу. Большой промежуток времени, с июля 2017-го по апрель этого года работали вместе. Конечно, у нас случались разногласия, недопонимания, но мы делали одно дело. Андрей Дмитриевич давал мне жизненные уроки. Я человек эмоциональный, возможно, закипаю быстро. Он меня успокаивал, подсказывал, направлял. Расстались по-хорошему. Поблагодарил его за совместную работу.

– В свое время ответ Будогосского Евгению Гинеру стал хитом. Будете ли вы, как и он, жестко отвечать на претензии клубов и лиг?
– Конечно, я буду защищать судей. До конца. Но каждый случай единичный. Андрей Дмитриевич позволил себе так с Гинером общаться. Мне не хотелось бы слышать резкие высказывания в мой адрес со стороны клубов и не хотелось бы в таком же тоне им отвечать. Когда я курировал ФНЛ, у меня со всеми президентами и тренерами были отличные отношения. Такие же доверительные отношения хочу выстроить и в премьер-лиге. Постараюсь сделать так, чтобы мне верили. Тогда никаких проблем не возникнет.

– Вы понимаете, что заняли самое неустойчивое место, самое горячее, самое расстрельное? Понимаете, что вы взяли на себя огромную ответственность – перед клубами, перед болельщиками, каждый из которых уверен, что отлично разбирается в правилах игры? Зачем вам это?
– Интересная работа. Да, она трудная, взрывоопасная. Я был действующим арбитром, у меня есть опыт и знания. Готов ими поделиться. Надеюсь, у меня все получится. Для меня это новый вызов.

– Если посмотреть на сроки работы тех, кто возглавлял российский судейский корпус, можно заметить, что дольше всех продержался Сергей Зуев. Неконфликтный, мягкий, старался ни с кем не ссориться, на критику не отвечал.
– Нужны доверительные отношения со всеми – командами, руководителями клубов. Мы, арбитры, должны быть единой командой. Я пока исполняю обязанности руководителя. Если меня утвердят, тогда можно будет рассуждать про какие-то сроки работы. Сейчас же нужно сделать так, чтобы решения судей не повлияли в отрицательном смысле на распределение мест в таблице. Можно проработать год и сделать столько, сколько за десять лет ничегонеделания. Все относительно. Моя задача – выстроить систему так, чтобы и после меня она продолжала работать.

– Какие главные пожелания судьям?
– Есть слишком большой разброс по применению дисциплинарных санкций. Так нельзя. Показал карточку игроку одной команды, если схожий фол совершит игрок другой команды – наказывай и его. Понятно, что все судьи разные и ведут они себя по-разному. Но в одном конкретном матче арбитр обязан быть последовательным и одинаковым для обоих соперников.

– В интервью "СЭ" генеральный директор "Уфы" Шамиль Газизов рассказывал, как он просил Будогосского не назначать на матчи его команды Игоря Федотова. Но тот не прислушался к просьбе, и этот судья ошибся. Вы будете как-то учитывать просьбы команд и баланс встреч арбитров с командами при назначениях?
– Баланс встреч – конечно. Есть специальная сетка назначений. Допустим, во второй части чемпионата арбитр не может судить матчи одной и той же команды больше двух раз. А что касается просьб... Руководитель "Уфы" попросит не назначать одного судью, Юрий Павлович Семин – другого, при котором "Локомотив" чаще проигрывает, чем побеждает. И так далее. У нас 16 команд. Если тренер или президент каждой из них отведет по одному арбитру, у нас судей не хватит. Сейчас их 15. Тогда мне придется выходить на поле.
Была ситуация в ФНЛ. Перед матчем "Крыльев Советов" и "Енисея". Я приехал на игру красноярцев, подошел Дмитрий Анатольевич Аленичев: "Александр Анатольевич, у нас важный матч. Можно назначить опытного судью?" Это нормальная просьба? Да.

– Фамилию не назвал?
– Клянусь, нет. Потом встречаю Тихонова. Он спрашивает: "Кто нас будет судить?" Отвечаю: "Вас будет судить арбитр премьер-лиги".

– И кто судил?
– Кирилл Левников. Арбитр ФИФА.

ЛАПОЧКИН, СЫН И КРИЧАЛКА О СУДЬЯХ

– У Будогосского был свой кабинет. Вы его заняли?
– Нет. Сижу со всеми. На месте Роберто Розетти. (улыбается) Когда пришел в РФС, сфотографировался и отправил снимок ему. Он поначалу не понял, что это. Пришлось объяснять.

– Он общается с нашими судьями?
– Регулярно. У арбитров о Розетти добрая память. У меня с ним очень теплые отношения. Когда он приезжал в Санкт-Петербург на Кубок конфедераций, встречались, поужинали вместе, на катере прокатились.

– Как-то вы говорили, что не пускали одного из своих сыновей или обоих к телевизору или компьютеру. Мол, мог услышать что-то плохое об отце. Сейчас запретите им интернетом пользоваться?
– Старшему сыну тогда было лет 12. После одного из матчей сложилась неприятная ситуация, фанаты писали гадости – повесить, убить… Ребенок начал читать, что про папу говорят, и звонил мне потом всю ночь: "Ты там смотри, будь аккуратней, ничего с собой не сделай!" Тогда я и ввел запрет. Сейчас он уже взрослый, все прекрасно понимает. А младший играет в футбол. И сам покрикивает на судей. (смеется)
Он был в Москве на футболе. Кто играл, не помню. Судил Сергей Лапочкин. На трибунах запели нехорошее про судью. Ну, знаете эту обычную кричалку. Сын запомнил. И как-то после одного из своих матчей на турнире в Саранске, который его команда проиграла, шел и сказал то же самое про арбитра. "Да ты что? Где научился?" – спрашиваю. "Так про дядю Сережу это пели", – отвечает.

– И возраст, и здоровье позволяют вам работать арбитром премьер-лиги. Когда вы решили, что готовы уйти на руководящую работу?
– В июле прошлого года я приехал на сборы, сдал все нормативы. А затем состоялся разговор с Виталием Леонтьевичем (Мутко. – Прим. "СЭ"). Я посоветовался с семьей, взвесил все "за" и "против" и дал положительный ответ, завершив карьеру и придя в РФС. Сейчас очень приятно, когда игроки и тренеры подходят и говорят, сожалея, что рано закончил. Это же лучше, чем они задавались бы вопросом, когда же, наконец, уйду. Уходить нужно вовремя. Первое время было очень трудно. Подходил к полю – слезы накатывали. Постепенно привык. Но футбол по-прежнему смотрю, как арбитр. И оцениваю действия судьи.

– Матчи больше не судите – даже товарищеские?
– В сентябре играли команды прокуратур России и Италии.

– Хорошее знакомство, важное…
– (смеется) Меня приглашали на "Открытие Арену". Судил их матч.

– И кто победил?
– Конечно, Россия!

– Победный гол с пенальти?
– Нет. Разгром – 4:1.

– Игроки предъявляли претензии по ходу матча?
– Просили сфотографироваться вместе.

В КАСПИЙСКЕ БЕЗОПАСНО

– Прошли считанные дни, как вы возглавили судейский корпус. Но вам уже пришлось разбираться в конфликтной ситуации. В Каспийске после матча "Анжи" – "Урал" (0:1) возник скандал. Что там на самом деле произошло?
– Если в двух словах, то в конце игры забили гол. По мнению хозяев, было положение "вне игры". Они начали выражать бурное несогласие. А президент клуба Осман Кадиев – даже в нецензурной форме. Хочу сразу сказать, что в плане безопасности там было все нормально. Просто человек поддался эмоциям и выразил их в такой форме.

– Это случилось не впервые. Получается, что с безопасностью не все в порядке.
– В порядке. А вот что касается нецензурных выражений, то это уже второй случай.

– Вопрос о проведении следующего домашнего матча "Анжи" на нейтральном поле не поднимался?
– Насколько я знаю, в первый раз КДК оштрафовал клуб и применил условную дисквалификацию стадиона. Но апелляционный комитет эту дисквалификацию потом отменил. Сейчас все документы – рапорты судей и делегата – собраны и переданы Артуру Генриховичу Григорьянцу (председателю КДК. – Прим. "СЭ").

– В этом деле есть один нюанс – качество телетрансляции. Голевую атаку "Урала" так показали, что телезрители действительно могли предположить: Бикфалви был в офсайде. Не собираетесь поставить перед РФПЛ вопрос о низком качестве показа матчей, из-за которого страдают и судьи?
– А вот до этого, когда "Анжи" проводил домашний матч, был сложный момент с положением "вне игры". И трансляция позволила разобраться. Возможно, не хватает технических мощностей. Хочу сказать, что с помощью "СЭ" инцидент был исчерпан. Доказали правоту арбитров. Все нормально – гол засчитан правильно.

– На это ушло полдня, пока по разным каналам мы не получили стоп-кадр соответствующего качества.
– А немцы в перерыве одного из матчей бундеслиги ("Майнц" – "Фрайбург". – Прим. "СЭ") семь минут пробивали пенальти… Так что лучше позже, но правильно.

ВИДЕОАРБИТРЫ – НЕИЗБЕЖНОСТЬ, НО НЕ ПАНАЦЕЯ

– Кстати о немцах… Как вы относитесь к видеоарбитрам?
– Понимаю, что это неизбежность. С ней нужно смириться. Но у меня пока больше вопросов, чем ответов. Представляете, если вот такая же ситуация, как в Германии, возникнет на чемпионате мира?! Это же задержка трансляции, время, деньги… Хорошо, если справедливое решение принимается моментально. Но бывает иначе. Даже футболисты говорят: "Забиваем гол и не знаем, радоваться ли. Ждем пять минут, вдруг не засчитают".

– Из-за ошибки судьи Смолов, которого неправильно наказал предупреждением арбитр Чистяков, пропустил важнейший матч с цска. Этот резонансный случай не склонил чашу ваших весов в пользу видеоповторов?
– Вспомните финал Кубка конфедераций (Чили – Германия – 0:1. – Прим. "СЭ"). Разве нужны были повторы, когда футболист ударил соперника рукой (Хара ударил Вернера локтем в лицо. – Прим. "СЭ")?

– Когда Мажич не показал красную карточку?
– А ведь он посмотрел повтор. Представляете, что в такой же ситуации в матче цска – "Спартак" видеоарбитр или судья после просмотра повтора скажет, что это не красная карточка? Представляете, что тогда будет?

– То есть видеоповторы – не панацея? И тут человеческий фактор будет играть большую роль?
– Наверное.

– Мажич, судя по всему, не стал портить финал и сокращать состав одной из команд.
– Но правила игры одинаковы и для дворового футбола, и для финала чемпионата мира.

– Кто-то из руководителей клубов уже звонил вам, высказывался за скорейшее и обязательное введение видеоарбитров в чемпионате России?
– "Краснодар" не раз заявлял, что готов к введению видеоповторов на своем стадионе. Александр Александрович Алаев в специальном заявлении на сайте РФС тоже говорил, что нужно как можно быстрее внедрять видеоарбитров. Из руководителей клубов мне пока никто не звонил. Может, номер моего телефона еще не знают. (улыбается)

– Вернемся к матчу бундеслиги "Майнц" – "Фрайбург", о котором вы сказали. Арбитр побежал через все поле, чтобы посмотреть запись на мониторе, который стоял совсем рядом с трибуной. Некоторые болельщики начали что-то кричать судье, мешать ему и разве что не прыгали на него. Представляете, у нас в том же Каспийске или другом городе арбитр попытается в накаленной обстановке точно так же воспользоваться монитором.
– Представляю.

– И что будет?
– А вот это не представляю.

– Хотели ввести ВАР уже в июле этого года. Это реально?
– Не могу сказать со стопроцентной гарантией. Этим вопросом у нас занимается Леонид Сергеевич Калошин (специалист ДСИ). Судьи ездят на занятия в Краснодар – четыре или пять бригад уже тренировались. Возможно, если не на всех матчах, то хотя бы на центральных видеоповторы введут со следующего сезона. Но сегодня нельзя сказать, что у нас есть даже один готовый видеоарбитр.

– Немцы оборудовали рабочую комнату для ВАР в телецентре в Кельне. ФИФА во время чемпионата мира соберет всех ВАР в Москве. Как будет в чемпионате России – все видеоарбитры тоже станут работать в столице или им придется ездить по городам?
– Оптимальный вариант – Москва. У нас дефицит кадров. А каждый тур нам нужны восемь судей. Где найти еще столько же видеоарбитров?

– Тренеры и игроки, сидя на скамейке запасных, могут увидеть повторы спорных моментов на смартфонах. Бывало такое, что в перерыве вам показывали вашу ошибку?
– Был такой случай. В матче "Спартака" и "Зенита" (в апреле прошлого года, счет – 2:1. – Прим. "СЭ"), когда мы судили расширенной бригадой с дополнительными ассистентами, в ворота спартаковцев не назначили пенальти. Ошибся Володя Сельдяков – его момент был. Я когда шел на перерыв, Александр Спиридон, помощник Мирчи Луческу, мне сказал: "Вот, смотри!" Смотреть, конечно, не стал.

– Вы организовали судейский семинар. Вызваны только 15 из 20 рефери, включавшихся в список арбитров премьер-лиги. Почему не все?
– Приглашены только те, кто может реально получить назначения на игры трех оставшихся туров. Из отсутствующей пятерки кто-то набрал отрицательных оценок, кто-то, как Сельдяков, переведен в ФНЛ… Артем Чистяков отстранен до конца 2018 года. Собираю, чтобы поговорить, показать моменты, рассказать о своей стратегии на заключительную часть сезона.

– 15 судей достаточно на три тура?
– Я считаю, что в премьер-лиге должны быть 18 арбитров. Максимум – 20. А основная нагрузка обычно ложится на 10-12 человек, которые и тянут весь чемпионат.

РАД ВОЗВРАЩЕНИЮ ИВАНОВА

– Сейчас в руководстве объединены три человека с большим опытом, знаниями, амбициями. Вы возглавили ДСИ, Валентин Иванов – судейский комитет, Николай Левников – контрольно-квалификационную комиссию. Иванов и Левников раньше не один год возглавляли судей. Каждый из вас сам по себе – самостоятельный и независимый руководитель. Как вы сработаетесь?
– Мы отвечаем за разные участки. У меня оперативная работа – проведение соревнований. Я разговаривал и с Николаем Владиславовичем, и с Валентином Валентиновичем – оба готовы мне помочь. Не думаю, что мы начнем перетягивать одеяло.

– Казалось, когда Иванов уходил в октябре 2016-го, ему настолько все надоело, что он никогда не вернется в российский футбол. Удивлены его возвращению?
– Нет. Я рад. Он сильный методист. Не зря же столько лет работает инструктором ФИФА. Он живет футболом.

– Дай Бог, чтобы у вас все получилось. Если вы останетесь во главе департамента, предложите, чтобы с нового сезона КДК разрешили отменять желтые карточки в таких случаях, как у Смолова?
– У меня есть книжечка под названием "Правила игры". Руководствуюсь этими правилами. Все остальное – в регламенте. Примут решение изменить – пожалуйста.

– Но ваше мнение, наверное, тоже учтут. И работы у вас, наверняка, прибавится. Чаще придется экспертное мнение писать по просьбе КДК.
– Если это пойдет на пользу, то я двумя руками за изменение.

– У вас была похожая ситуация, когда вы не увидели фол Вернблума.
– Когда он ударил Санчеса.

– И его потом наказал КДК.
– Потому что я не видел момент удара. Физически не мог видеть. В том случае КДК имел право применить дисквалификацию.

– Что чувствует арбитр в такой ситуации, когда после игры смотрит запись и понимает, что ошибся?
– Я еще на поле понял – что-то не так. Подбегаю и вижу, что у игрока есть кровь. Но не мог удалить, не видя, что на самом деле произошло. А после игры и смотреть ничего не нужно. Приходишь – а у тебя в телефоне десятки смсок…

– От видеоарбитров…
– Да. (улыбается)

– Как относитесь к словам Смолова, который сказал, что, если его предупреждение не отменят, с чемпионатом ему все понятно. Был намек, что все неспроста.
– Наверное, будет правильно задать этот вопрос Федору и спросить у него, что он имел в виду. Журналисты с ним разговаривали после игры, он ответил на эмоциях. Каждый из нас может ляпнуть что-то лишнее. Конечно, он хотел сыграть за команду, за город, за себя. Безусловно, ему обидно. Мне тяжело комментировать его слова. Конечно, Артем Чистяков ошибся. Но никакого "заказа" – просто человеческий фактор.

ПЕРЕД ГОНЧАРЕНКО ИЗВИНИЛСЯ

– Прошлой весной у вас была перепалка с Виктором Гончаренко после матча цска – "Зенит" (0:0). Конфликт исчерпан?
– Я поддался эмоциям. Часто такое бывает: отсудил игру, кажется, что все здорово, крылья за спиной вырастают (показывает), полетать можно. И тут такое. Конечно, я неправильно поступил.

– Не нужно было отвечать?
– Да. И когда закончил карьеру, в одном из интервью сказал: "Прошу прощения у тех, кого обидел". С Гончаренко мы поговорили, я извинился. А он в ответ: "Я даже и не помню". В общем, все нормально. Футбол для меня – это полтора часа. Там – на поле, на стадионе. Остальное – жизнь. И что произошло на поле, нужно оставлять на поле. Поскандалили, вышли – нужно жить нормально. Живем-то лишь раз.

– С кем из тренеров было сложнее всего? Были такие, кто надоедал весь матч?
– Нет.

– А Петреску?
– Познакомились, когда он работал в "Кубани". Петреску с командой прошли первый дивизион на одной ноге. Судил их раза три – все матчи выиграли. Конечно, я для него хороший. Перешел Дан в "Динамо", проиграл один раз. Ага, значит, Егоров уже не очень хороший. Проиграл снова – Егоров плохой. Петреску эмоциональный. Но ненависти, вражды не было.

– Часто отвечали игрокам матом?
– Нет. Нет. Серьезно. Всегда стараюсь… (понимает, что оговорился) старался улыбаться, разговаривать на "вы".

– А с иностранцами?
– Один португалец, игравший в Саранске, научил нескольким ругательствам. Халк к тому времени обрусел, никому проходу не давал, все время к судьям апеллировал. Сказал ему как-то на португальском: "Отвали". Только пожестче. Он опешил: "Это ты мне?"

– Сколько раз за карьеру удаляли игроков, когда они вас оскорбляли?
– Однажды в меня плюнул игрок. Кисенков. Матч "Терек" – "Томь" (2:0, в декабре 2013-го). Показал ему вторую желтую за срыв атаки, а он, уходя, плюнул. Я как раз в этот момент повернулся и увидел. Может, удалял кого-то за мат во второй лиге. Но сейчас уже не помню.

ТОЖЕ УДАЛИЛ БЫ БУФФОНА

– А вы понимаете, за что английский судья Майкл Оливер удалил Буффона? Что вратарь ему сказал?
– В Европе все намного легче и проще. Игрок выразил в подобной форме несогласие – арбитру такого агрессивного поведения достаточно для удаления. Можно сколько угодно до хрипоты спорить, был пенальти или нет. Формально – это 11-метровый удар. Но все понимают, что в матче такого уровня пенальти на 90-й минуте должен быть железобетонный. Я понимаю Буффона. Понимаю его эмоции. Не знаю, как себя повел бы. Но дело футболиста – играть в футбол, а судьи – оценивать эти эпизоды. Оливера никто не накажет за его решения, он поступил в соответствии с рекомендациями.

– Президент "Ювентуса" Андреа Аньелли заявил, что тут помог бы видеоарбитр. А чем? Ведь даже после многочисленных просмотров единого мнения нет.
– И с видеорефери споры не прекратились бы. В таких моментах они всегда будут.

– А вы удалили бы Буффона?
– Да.

– А что скажете о единоборстве Гранквиста и Витинью, в котором краснодарский защитник ударил соперника ногой в лицо. Говорят, ВАР тут не должен вмешиваться, потому что судья уже дал оценку случившемуся, продолжив игру.
– Насколько я знаю, так и есть. Арбитр видел ситуацию и оценил ее.

– Получается, и тут ВАР – не спасение? Раз он не вправе вмешиваться.
– Возможно, появятся новые инструкции для ВАР.

– И снова о Вернблуме. Складывается ощущение, что судьи его боятся и не наказывают – ни за споры, ни за что.
– Не соглашусь. Я его удалял. Два раза (улыбается) Посмотрите статистику, когда он только приехал, чуть ли не в каждой игре ему давали желтую карточку. Он жестко шел в борьбу и получал предупреждения. Вернблум – боец, он не делал подлостей, шел лицо в лицо. Потому и в том моменте, о котором мы уже говорили, я сначала не поверил, что он ударил Санчеса рукой. И на заседании КДК сказал, что не ожидал от него такого.

– Был момент в игре "Локомотива" с цска, когда произошел конфликт между Вернблумом и Денисовым. Железнодорожники просили дать оценку действиям армейца и ждали, что того дисквалифицируют. Но этого не произошло.
– Эпизод в моем матче, эпизод с Денисовым, был еще один момент… Наверное, что-то поменялось в Вернблуме, раз он стал так себя вести. Раньше ничего за ним не замечал. Футболисты один хлеб едят. Сегодня они в разных командах, а завтра – в одной. Конечно, так себя нельзя вести.

СТРАУСИНЫЙ БЕГ

– У вас была оригинальная манера передвижения по полю. Откуда это?
– Бегал так?

– Да. Как бы сказать…
– Говорите, как есть. Я не легкоатлет.

– Как страус.
– Голову прятал в песок? (смеется)

– Движение ног необычное.
– Я же в прошлом пловец! Возможно, из-за этого.

– Саранск получил право принять матчи чемпионата мира. А зачем городу такой стадион? Что будет с ним дальше?
– Я люблю свою родину. Очень рад, что в Саранске будут игры чемпионата мира. Город вышел на другой уровень. Это все останется нашим детям. Раньше негде было тренироваться. Сейчас же построили много площадок, полей, три тренировочные базы, открыли футбольно-легкоатлетический манеж… После турнира вместимость стадиона уменьшат. Заключен договор с управляющей компанией. Помимо футбольных матчей там станут проводить концерты.

– А где теперь "Мордовия"? Былой команды нет.
– Насколько я знаю, поставлена задача выхода в ФНЛ. А дальше все зависит от желания руководства.

– Оно есть?
– Точно не могу ответить. Целый год фактически дома не живу. Знаю, что все долги погасили. Команда идет на первом месте.

– А где вы живете?
– В Москве. Снимаю квартиру. Живем вместе со старшим сыном. Он учится на втором курсе университета имени Плеханова.

– Говорите, что давно дома не были. Назвали себя эмоциональным человеком. Правда, что раза три вы срывались, уезжали из Москвы в Саранск и говорили, что больше не вернетесь?
– Ну, не три. Раз или два. Тяжело без семьи, когда маленький ребенок в другом городе, когда на работе проблемы. Зимой мог чаще ездить в Саранск. А сейчас вообще не выбраться.

– Виталий Леонтьевич Мутко как-то говорили, что зарплата спортивного директора РФС – 140 тысяч рублей. А сколько вы зарабатываете?
– Не буду озвучивать.

– Больше или меньше?
– Мне хватает.

ГЛАВНОЕ, ЧТО АРБИТРУ СКАЖЕТ ЭТОТ ЕГОРОВ, А НЕ КРАСНОЯРСКИЙ

– Некоторые ваши коллеги нашли отличную работу. Ваш однофамилец Игорь Егоров в "Енисее", Станислав Сухина проявляет блестящие организаторские способности в "Локомотиве". Почему вы не хотите зарабатывать больше и не идете в футбольный клуб?
– Начнем с того, что когда я судил, работать в клубе не имел права. Потом получил предложение прийти в РФС – согласился, дал слово и работаю на своем месте. А из команд меня никто не звал. Потому там и не оказался. Всех денег не заработаешь.

– Болельщики об этом говорят, в футбольных кулуарах ходят разговоры на эту тему – тему Игоря Егорова и Сухины. Что они занимаются выстраиванием отношений с арбитрами. Как вы относитесь к таким заявлениям?
– Отрицательно. Это просто недоказуемо. Уверен, и Сухине, и Егорову есть чем заняться. У них своя работа, у нас – своя. Допустим, я отправляю арбитра судить матч "Енисея". Что ему может сказать Егоров? Судье важно, что скажет вот этот Егоров. (показывает на себя) Потому что этот Егоров оценивает качество его судейства и дает ему дальнейшие назначения. А тот Егоров ни на что повлиять не может. Разве что хлебом и солью встретит, накормит.

– Не возникала идея обязать судей сдавать декларацию о доходах?
– Если появится необходимость… Хотя, а как обязать? Мы же не на государственной службе. Если только будет регламентирующий документ, обязывающий представлять справки при заключении договора c РФС.

– Тогда было бы видно, соответствуют ли расходы судей их доходам. Много лет назад был один арбитр, который приехал на турнир памяти Николая Латышева на иномарке стоимостью, явно превышавшей его официальные судейские заработки.
– В свое время у Игоря Егорова был очень большой бизнес в Нижнем Новгороде. Судейство для него тогда считалось как хобби. Зарабатывал он тогда совсем в другом месте. Наверное, и не знал, сколько арбитр за матч получал. И у других арбитров есть свой бизнес.

– Сейчас достаточно платят в премьер-лиге?
– Раньше платили около трех тысяч долларов за матч (90 тысяч рублей). По старому курсу. Сейчас 115 тысяч рублей. И ежемесячная зарплата в 30 тысяч.

– Не намерены поменять эту систему?
– Собираюсь выйти с предложением, чтобы гонорар за матч был единым. Без бонусной части. Потому что сейчас, если судья получил низкую оценку, его наказывают дважды – он лишается бонуса в 50 тысяч рублей и остается без назначений на один или несколько следующих туров.

– Но ведь потому эти деньги и называют бонусом. Своего рода награда за хорошую работу. Стимул.
– Стимул никогда не пропадет. Отработал хорошо – получаешь назначение. Опять судишь – опять зарабатываешь. Ошибся – пропустишь одну-две игры и будешь судить в ФНЛ, где зарплата ниже.
СПЕЦИАЛЬНЫЙ ФОНД ПОМОЩИ

– Много лет ходили разговоры, что судей сделают профессионалами, что у них будет пенсия.
– Такие мысли витают. Но как это будет реализовано, не знаю. Пока у нас так красиво уходят на пенсию космонавты и балерины.

– Вы, допустим, завершили карьеру и стали чиновником. А куда, к примеру, идти Алексею Николаеву? Что делать арбитру, когда он перестанет судить?
– Алексей пойдет ко мне заместителем или на мое место. (смеется)

– Он ревностно отнесся к вашему приходу в РФС. У вас с ним потом наладились отношения?
– Он принял решение продолжить судейскую карьеру. Уволился и стал судить.

– Сейчас вы общаетесь?
– Конечно.

– Семье погибшего Владимира Петтая арбитры помогают?
– Да. У действующих арбитров есть свой специальный фонд. И Диме Белозерову, который разбился в автокатастрофе, помогают.

– В разговоре вы используете слово "крайний" вместо "последний". Вы суеверны?
– Я работал в мотоклубе, а мотогонщики не любят слово "последний". Мне в первый же день сказали: "В нашей среде таких слов нет. Ты собрался умирать, хочешь разбиться?" С тех пор так не говорю.

– Не тянет на ту работу – в мотогонки? Или в баскетбол? Вы же и в баскетбольном клубе работали?
– В Саранске мотоспорт погиб. А отношения у меня сохранились – и с русскими ребятами, и с иностранцами. Несколько лет подряд ездил к своему приятелю Гюнтеру Бауэру. Зимой на лыжах вместе катались.

– А можно подробнее? Что вас связывает?
– Когда я работал директором в саранском мотоклубе, он один год по контракту выступал за нас гонщиком. Занимал второе место на чемпионате мира. Созваниваемся с ним, встречаемся. Зимой езжу к нему.

– Когда вы похудели, стали похожи на героя Смоктуновского из фильма "Берегись автомобиля". "Люба, я вернулся". Сейчас же значительно прибавили в весе, раздобрели.
– Физиология. У меня всегда была склонность к полноте. Сейчас движения достаточно. Но проблема в питании. Раньше около полугода питался по специальной программе. Потом резко перестал. Бывает, на работе вечером сидишь, гамбургер закинешь – он до утра переваривается. Нет времени кашеварить. Дома утром проснулся – жена кашу сварила. Потренировался, возвращаешься – курица отварена. Нужно нормальное питание, тогда вес придет в норму.
В феврале полетели на Кипр на сбор судей ФНЛ. Распланировал, как буду сам тренироваться. Купил беговую обувь со специальной подошвой. Присмотрел дорожку.
21 день. К морю подошел в последний день, когда все уже уехали. И просто искупался. А так, каждый день с 9 утра до 9 вечера смотрел на стадионе по четыре игры. В итоге эту специальную обувь даже из пакета не достал.
ТРЕНИРОВКИ НА ДЕРЕВЬЯХ

– Отметили уже ваш необычный бег на футбольном поле. А как вы учились показывать желтую карточку, свистеть? У каждого арбитра ведь своя манера – строгая, мягкая, театральная или какая-то иная. На родных тренировались?
– Нет. (улыбается) Перед зеркалом. Когда начинал в Саранске, судил много детских турниров. Там это отрабатывал.

– Над одним судьей, он уже закончил карьеру, посмеивались. Он карточки в лесу показывал – деревьям.
– Это при мне было. А как-то мы бежали по пляжу, рядом шли полусонные немцы. Он подбежал к одной бабушке, как дал ей карточку в лицо! Та – брык и в обморок. Откачивали ее. (смеется)

– У вас есть враги?
– Надеюсь, нет.

– Потому что только недавно возглавили департамент.
– Может быть. Но и быть действующим арбитром – тоже не сахар.

– Жена – тоже живой человек. Читает прессу, смотрит телевизор. Как она перенесла все те годы, пока вы работали судьей?
– Я старался весь негатив оставлять вне дома, не приносить его домой. Бывали ситуации, когда я на нее срывался. Тогда срабатывало женское чутье – промолчит, уйдет. Потом я, конечно, остывал, понимал, что ее-то вины нет. Она понимает меня, поддерживает во всем. И сейчас, когда я живу на два города.

Источник: www.sport-express.ru
–72
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.