07 мая, 12:50 МХК Спартак 0

Spartak.ru: Сергей Соловьёв: Вот седьмая игра, вот «Красная Армия», и назад пути нет

Защитник «золотого» состава МХК «Спартак» еще два года назад выходил на лёд в составе красноярского «Сокола», но затем пропал из виду. Этой весной совершенно неожиданно мы обнаружили его на тренерской скамейке «Спартака-2007», где Сергей Соловьёв помогает в работе с 11-летними хоккеистами Алексею Калинцеву, одному из самых опытных тренеров в спартаковской школе. Пройти мимо такого события мы точно не могли.


- Накануне интервью вы сказали, что у вас тренировка в 7 утра. Тренируетесь сами?
- Нет, это тренировка у хоккеистов «Спартака» 2007 года рождения. Тренировка начинается в 7 утра - в это время ребятам уже нужно быть на льду. 

- Раньше бывает?
- Нет, но и в семь утра, согласитесь, очень рано.

- Какими дети приходят?
- Веселыми. Точно выглядят веселее, чем взрослые. Глаза открыты, бегут, радуются. Для них это всё интересно.

- Когда вы стали тренером?
- Получилось так, что в моей профессиональной карьере пока возникла пауза. Вот и решил попробовать себя в качестве тренера. После Нового года подошел к Виктору Николаевичу Пачкалину, директору спартаковской школы, попросил устроиться в тренеры. Так как Алексей Валентинович тренировал меня в детстве, знал, что он до сих пор работает, пошел к нему целенаправленно.

- Вам интересно то, чем вы сейчас занимаетесь?
- Конечно. Детей надо развивать, надо передавать им опыт - не так давно я и сам играл. Мне кажется, им очень интересно общаться с молодыми хоккеистами.

- Вы с командой были в Сочи на «Кубке Газпром нефти». Хороший турнир получился?
- Для детей это очень значимое событие. Такой крупный турнир в детском возрасте бывает только раз в жизни. Организация была очень хорошая, команды сильные. Единственное, для подготовки у нас было очень мало льда - приходилось отдельно его искать. Но, считаю, подготовились и выступили очень неплохо.

- Алексей Калинцев после завершения турнира, где «Спартак» впервые пробился в четвёрку сильнейших, высказал немало претензий игрокам. Он всегда был таким категоричным?
- Конечно. Хвалить нельзя, иначе мальчишки расслабятся. Их надо ругать, чтобы они были в тонусе. Не постоянно, конечно, но надо. 

- Помните себя в 11 лет?
- Так же и меня ругали. Ездили на турниры в Канаду, а вот «Кубка Газпром нефти» у нас не было.

- Верите, что еще выйдете на лёд в качестве игрока?
- Хотелось бы верить, играть-то хочется. Просто не было момента, чтобы кто-то посмотрел на меня и предложил контракт.

- Когда вы после «Спартака» отправились играть в Красноярск, на ваш взгляд, не было это ошибкой?
- Наверное, это была ошибка со стороны моего агента: он настоял на этом решении, а потом сам тактично пропал. Получилось так, что и из «Спартака» я ушел, и агент исчез.

- На тот момент вариант с «Соколом» был единственным из возможных?
- Нет. У меня было квалификационное предложение на двусторонний контракт, я мог отправиться в «Химик», а агент настоял на переезде в Красноярск. Можно было остаться в системе родного клуба - думаю, здесь я бы в профессиональном плане развился куда интереснее.

- Значит, есть о чём жалеть?
- Жалеть, наверное, нельзя: всё складывается как должно, но, конечно, думаешь, анализируешь какие-то моменты.

- Каким вспоминаете год, проведённый в Красноярске?
- По условиям там всё было прекрасно: команда, наверное, одна из лучших в плане организации, финансирования. Правда, играть давали мало: в команду постоянно приезжали ребята из «Адмирала», они и играли. А я, получается, был запасным. 

- Что должно произойти, чтобы вы вернулись на лёд в качестве игрока?
- Кто-то должен взять меня в команду (смеется). Я-то готов: тренирую детей и параллельно тренируюсь сам. Сейчас лето, снова буду искать варианты. Попробую вернуться. 

- Самостоятельно подготовиться очень сложно.
- Сложно, но что делать, когда нет выбора? Закончить совсем? И чем заниматься? Работать за копейки или еще поиграть в хоккей? У меня много сил и желания.

- Какие эмоции возникают у вас, когда видите по телевизору своего бывшего партнера по команде Артёма Батрака?
- Мы всегда общались достаточно близко. Я рад за него, он - молодец, развивается.

- Батрак закончил с карьерой игрока достаточно безболезненно.
- У каждого хоккеиста это происходит по-разному. Мне кажется, он выбрал для себя намного более интересный путь.

- Вы бы так смогли?
- Нет, я больше люблю молчать (смеется).


- Если посмотреть ваш профиль на одном из популярных хоккейных ресурсов, первой профессиональной лигой в вашей карьере стала американская Metropolitan. Как вы там оказались?
- Когда я играл в детской школе «Динамо», мы вышли в финал чемпионата России и поехали в Тюмень. Там ко мне подошёл один из агентов и сказал, что американский клуб во мне заинтересован. Спросил, не хочу ли я попробовать свои силы там. Я согласился.

- Опасения были?
- Нет. Язык выучил быстро. Отыграл там для того времени неплохо. Это юниорская лига, по уровню хоккея похожая на то, что сейчас из себя представляет МХЛ-Б. Такая «автобусная лига», где ты играешь для себя, для своего развития.

- Сколько километров был самый дальний выезд?
- В районе трех часов на автобусе. Для них это космическое расстояние. Они всегда очень тщательно собираются, берут костюмы на вешалках и выезжают. В России такой выезд и выездом-то особо не считается - как в Ярославль съездить. А для них это целое приключение.

- Сколько долларов в неделю вы там получали?
- Как таковой зарплаты у нас там не было. Выдавали суточные - 40 долларов на выезд, на этом всё и ограничивалось. На тот момент было нормально. Сейчас же смотришь на это с улыбкой.

- Где вы жили?
- Город называется Уолпол, это под Бостоном. Нам предоставляли жилье, питание. Жил в общем корпусе, специально построенном для игроков - что-то типа клубной базы. Внизу был спортивный зал, а на последующих этажах жили игроки.

- Чем вы занимались, когда у вас не было хоккея?
- Куда-то ездили, старались что-то увидеть. Были в Бостоне, в Нью-Йорке - туда я ездил к друзьям. В Америке, в принципе, очень интересно.

- На матчи НХЛ выбирались?
- Да, ходили на «Бостон». Сейчас КХЛ стремится взять всё лучшее из НХЛ, но всё равно: до той любви к хоккею, которая есть у них, нам еще далеко.

- Какие-то страшные арены вам в той лиге попадались?
- Есть система «дутых» катков, когда ледовые площадки располагаются под надувной крышей. Необычно, но что делать?! Прикольно.

- Вы были единственным русским игроком в команде?
- В первый год - один, потом еще двое подъехали. 

- Как к вам относились?
- Прекрасно, очень позитивно. Учили языку, во всём помогали. Куда-то отвезти?Без проблем.

- Как быстро вы научились, например, самостоятельно делать заказ в кафе?
- Я сидел за компьютером и целыми днями учил слова - понимал, что я здесь один, и мне никто не поможет. Месяца через два мог спокойно выразить свою мысль.

- По чему вы скучали больше всего?
- Даже не знаю. Некоторые плачут по родителям, а я, наоборот, был рад, что стал самостоятелен, развиваюсь. Созванивался с ними в Skype, но чтобы убийственно скучать по семье - такого не было.

- Из этой лиги реально пробиться в высший дивизион?
- Конечно. Есть команда Junior Ray, затем идет команда NAHL, куда я поехал после. Ну а дальше можно пробиться еще выше.

- У вас не было желания задержаться в Америке подольше?
- Получилось, что я отыграл там третий сезон, и мне позвонил Игорь Сергеевич Хохлачёв, который на тот момент был генеральным менеджером «Спартака»: «Приезжай». Я решил: почему бы не попробовать поиграть за команду в МХЛ?

- Это был тяжелый выбор?
- Нет. Я уже наигрался в Америке - хотелось попробовать себя в России: до этого я играл тут только по школе. 


- Вы ведь застали отличные годы в МХК «Спартак». В 2013 году команда стала второй, проиграв драматичный финал «Омским Ястребам». Что помните о седьмом матче?
- В том матче я играл не очень много - больше наблюдал с лавки. Переживал, было очень нервно. Был у нас отличный шанс выиграть на последних секундах - тогда Саша Денежкин попал в штангу. Забей он - и кубок увезли бы в Москву на год раньше.

- Это дикое расстройство - проиграть в седьмом матче?
- Конечно. Опустошение, огорчение, потому что столько работы проделано! Обидно.

- В сезоне 2014/15 вы стали капитаном МХК «Спартак». Кто выбирал: тренеры или игроки?
- Тренеры. Они проявили инициативу и назначили меня капитаном.

- Для вас это не было проблемой? Многие отказываются от роли капитана, считая, что это лишняя эмоциональная нагрузка.
- Я больше люблю быть ассистентом: и слово имею, и сильно никуда не лезу. Я больше по игровой части.

- Выступали в раздевалке?
- Просили выступать, говорили: скажи свое слово. Честно говоря, не особо люблю, но выступал, было дело.

- Известно, что в чемпионском сезоне «Спартак» испытывал серьезные финансовые проблемы. Был момент, когда лично у вас совсем закончились деньги?
- В начале сезона как закончилось, так больше и не появились (смеётся). 

- Как вы жили?
- Где-то родители помогали, где-то - сам выкручивался, тогда это не было проблемой.

- С трудом верится. 
- Зарплаты были небольшие, да и родители, повторюсь, помогали - понимали, что мы хорошо выступали.

- Болельщики в тот год собирали деньги «Спартаку». Как это было? 
- Это решилось на высшем уровне: они пришли к кому-то из руководства, сказали, что готовы помочь ребятам клюшками, необходимой экипировкой. Это было здорово и придавало нам сил - понимали, что мы действительно играем для людей, которые к нам неравнодушны.

- Клюшки были в дефиците?
- Да. Покупали сами - лично я, помню, просил родителей. Играть же чем-то нужно. Клюшки - расходный материал, но достаточно дорогой.

- Болельщики ведь организовали и призовой фонд?
- Да. За победу каждому выплатили премиальные, которые собрали болельщики. Тренеры разделили их между нами как посчитали нужным. 

- Кто был, на ваш взгляд, самым талантливым игроков в «золотом» составе «Спартака»?
- Очень много ребят играет и сейчас, поэтому скажу, что все были талантливыми. Не могу сказать, что кто-то был особенно уникальным. Все пацаны - работяги, играли друг за друга.

- Вы хорошо спали перед седьмой игрой?
- Прекрасно. Может из-за нервной усталости, скопившейся к седьмому матчу. Понимал, что если не посплю, не смогу играть на том уровне, на котором необходимо.

- Неужели внутри ничего не кипело?
- Конечно, кипело. Это непередаваемые ощущения, когда понимаешь, что вот она седьмая игра, вот «Красная Армия», и назад пути нет - второй раз брать серебро никому не хотелось. Играли по большей части для себя, ради своего будущего, за клуб. 

- На трибунах в ЛДС цска творилось что-то невероятное.
- Это точно. Сейчас смотришь игры на этом же стадионе в КХЛ, и там не столько болельщиков собирается, сколько пришло тогда на нас. Огромная благодарность всем, кто за нас переживал. Мурашки шли по коже, когда болельщики начинали заряжать кричалки.

- Как вы провели ночь с 29 на 30 апреля?
- После победы? Как все её проводят (смеётся): гуляли, отдыхали, праздновали.

- Наверное, вам тогда казалось, что весь мир у ваших ног.
- В первую очередь, мы были довольный собой. Мы шли к этому успеху, старались, и в итоге получили то, к чему стремились.

- По возрасту вы еще могли год играть в МХЛ, но на Кубок мира среди молодежных команд уже не поехали.
- Не прошёл по возрасту. А вот в «Спартаке» еще мог играть. У клуба не было команды в КХЛ, и несколько «взрослых» хоккеистов могли выступать в МХЛ. Из «золотой» молодежки были я, Володя Пешехонов, Серёга Алексеев.

- Вы успели поработать с Вадимом Епанчинцевым. 
- Классные, только положительные воспоминания. Вадим Сергеевич и взбодрит, и «пистон» где-то вставит, если накосячишь.

- С кем вы сейчас больше всего общаетесь из того, «золотого», состава?
- С Алексеевым созваниваемся частенько, с Аркашей Кучерковым - он был в победном составе, но так потом нигде и не заиграл. В принципе, я со всеми стараюсь поддерживать связь.



- Если у вас вдруг не найдется вариантов продолжения карьеры игрока, готовы и дальше работать тренером?
- Да, мне очень нравится работать с Алексеем Валентиновичем. Это великий тренер, таких осталось очень мало. Для меня за счастье поработать с таким специалистом, как он.

- Нынешние дети, какие они?
- Наверное, из-за того, что сейчас появилось больше возможностей для развлечений, дети стали очень разбалованными: их балуют родители, у них нет никаких запретов, нет «стоп-крана». Поэтому приходится где-то жёстко к ним обратиться, где-то одернуть, ведь они зачастую не чувствуют субординации.

- Многих из них родители насильно заставляют заниматься хоккеем?
- Думаю, это просто поколение такое. Всё больше соблазнов, и у детей нет понимания того, что нужно работать для того, чтобы чего-то добиться. Родители ведь могут дать им всё сразу и без работы. От этого и наши проблемы: у ребят нет стимула, нет должной мотивации.

- То, что сейчас спартаковская школа не принадлежит клубу, проблема?
- Большая проблема. Если взять топовые команды - «Динамо», цска, СКА - это совсем другой уровень. У них больше льда, совсем другая подготовка, другая селекция, есть и интернат, куда набираются приезжие игроки. Люди идут в эти клубы. А у нас в неделю четыре льда по одному часу, один час зала - что можно сделать за это время? Вспоминаю свои годы, когда я тренировался, сравниваю это время, что есть у наших ребят сейчас, - это просто ни о чём. Ты выходишь на лёд, у тебя 15 минут на разминку, 2-3 упражнения и заминка - чему можно научить детей? Если бы «Спартак» взял под крыло детскую школу, ситуация бы в корне изменилась. Надеюсь, в самое ближайшее время так и произойдёт.

- Вы следите за «Спартаком» в КХЛ?
- Конечно. На матчи, правда, не хожу, сам не знаю, почему. Знакомые ребята в команде есть: Кулик, Провольнев, Сорокин… Много, с кем играл вместе. Верю, что еще могу с ними пересечься на льду.

Источник: spartak.ru
+42
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.