16 мая, 11:30 Экс-игроки 12

«Позвонили Дмитрию Парфенову вместе с его супругой и накричали в трубку поздравления!» Интервью с Юрием Ковтуном

Пройти его было почти невозможно. Он получил рекордное количество желтых и красных карточек, из которых подавляющая часть была из-за сильного желания борьбы и неуступчивости на каждом кусочке поля. Сейчас именно такого защитника не хватает сборной перед домашним Чемпионатом Мира. Интервью с трехкратным чемпионом России в составе московского «Спартака», двукратным обладателем Кубка России, бывшим защитником сборной России, победителем первенства ФНЛ в качестве тренера московского «Динамо» и просто открытым, добрым, веселым человеком – Юрием Ковтуном..

- Юра, начну с комплимента! В свои 48 лет ты совсем не изменился, ни грамма лишнего веса! Кажется, что ты без проблем можешь помочь сборной России на домашнем мундиале остановить Салаха и Суареса. В чем секрет?
(смеется) Спасибо! Ну диет тут, однозначно, никаких нет. Это просто конституция тела такая. Если говорить о каких-то специальных упражнениях, то таких также нет. Играем с ветеранами, собираемся друзьями, не более. Когда тренировал в «Динамо», то выходил на тренировках на поле с игроками. Вот полтора года в «Динамо так и провел. Понятное дело, что не всю тренировку проводил на поле в активном движении, а только часть. Очень редко на сборах случалось такое, что кого-то надо было заменить. В еде ни в чем не отказываю себе. Очень люблю и мучное, и сладкое (смеется). Сейчас, если раз в неделю выберусь подвигаться, то уже хорошо. Недавно вот в Турции был турнир, Кубок Легенд зимой. Подытоживая – никаких секретов! (смеется)

- Ты родился в городе Азов и в 18 лет начал карьеру игрока в местном клубе под названием «Луч». Расскажи, как это произошло, и каким образом ты встал на тропу футболиста?
- Это решение, конечно, было мое. Азов – футбольный город. Начал заниматься я в СДЮСШОР №3 города Азов, в которой уже тогда было очень много талантливых и перспективных ребят. Школа эта была у всех на виду. Тренировки были утром и вечером. Плюс, отец меня поддерживал в этом деле. Насильно никто не толкал и не заставлял. После этой школы многие, как я, переходили в ростовский спортивный интернат и двигались дальше. Я туда перешел в восьмом классе и пробыл там три года. Вот как-то так, если вкратце. И, кстати, из этого спортинтерната вышли такие футболисты, как Вагиз Хидиятуллин и Валерий Глушаков. Тренеры в интернате были очень сильными.

- Год спустя ты перешел в ростовский «СКА» и выступал за клуб два сезона с 1989 по 1990 год. Этот период в ростовском СКА был достаточно скандальным. Весной 1989 года четыре футболиста ростовского клуба поведали «Комсомольской правде», как наставник команды Павел Пантелеевич Гусев склонял их к играм, результаты которых были загодя расписаны. Знал ли ты тогда об этом?
- Это была моя служба в спортивной роте при клубе. Попал я в невероятное поколение игроков: Степушкин, Воробьев и остальные игроки, которые прошли через «жернова» советского чемпионата. Школу я прошел, конечно, великолепную в «СКА». Про скандал могу сказать следующее: я был молодым и перспективным игроком, которого в такие дела не посвящали. Да, тема такая была, но подробности я не знаю. Понимаешь, главная моя задача была – это не «спалиться» за два года (смеется), нормально отслужить и отыграть. Я старался просто ловить момент опыта игры с такими футболистами, которые выступали за «СКА».

- Ещё через два года ты перешел в «Ростсельмаш», в котором футболистам могли платить не деньгами, а «живым» товаром. С тобой такая история тоже случалась?
- Всё правильно!  Этот период в моей карьере футболиста был очень интересным! Я уже был с супругой Людмилой. Мне дали однушку от завода, к которому была прикреплена команда «Ростсельмаш». Что касается «живого» товара, то не то, чтобы давали товар вместо денег, а просто можно было купить что-нибудь по очень хорошей цене. Иногда и просто давали нам какие-то вещи: к примеру, мне дали видеодвоечку. Были интересные случаи, когда, например, у кого-то несколько вещей и он может их по дружбе продать товарищу по команде. Для чего, к примеру, Сереге Балахнину или Юре Ключникову третий холодильник (смеется). Вот и продавали!

- «Ростсельмашу» ты помог занять восьмое место в первом российском чемпионате. После этого тебя заметили столичные клубы, и перед тобой встал выбор: «Динамо» или «Спартак». Каким образом ты выбирал и почему выбор пал на московское «Динамо»?
- Первым, всё-таки, было приглашение в «Спартак». На меня вышел вице-президент «Спартака» Григорий Есауленко после сезона, проведенного за «Ростсельмаш». Я приехал в Москву пока основная команда уехала на сборы. Это был январь. Потом основная команда приехала, потренировался ещё и с ними. Уже даже с супругой Людмилой переехали в Тарасовку и жили там. Но в кабинетах, видимо, президенты не договорились между собой о финансовой составляющей трансфера, и я вернулся в Ростов. Мы начали новый сезон и у нас в календаре были подряд игры с московскими клубами. Эти игры «Ростсельмаш» провел на очень высоком уровне. Последняя игра была с «Динамо», после которой мне и поступило предложение перейти в московский клуб. В это время, кстати, ещё была игра со «Спартаком» в Ростове на гололеде…

…когда шипы крутили, Юр?
(смеется). Слушай, ну была там такая история, да! (в прессу просочилась информация, что игроки ростовского клуба, понимая, что в бутсах с обычными шипами будут кататься, как на коньках, начали самостоятельно выкручивать металлические шурупы из дверей и шкафов и вкручивать их в шипы на бутсах. Главный арбитр матча оставил этот момент без внимания – Прим.ред.). Ростов всегда славился своей креативностью в этом плане! Ну вот я и перешел в «Динамо» к Валерию Георгиевичу Газзаеву.

- В московском «Динамо» тебе удалось поработать с молодым Валерием Георгиевичем Газзаевым, с Константином Ивановичем Бесковым и Георгием Александровичем Ярцевым. Расскажи про отличительные черты мэтров российского тренерского цеха. Кто и что тебе дал, как игроку?
- Выделить мне кого-то действительно очень сложно! Каждый обладал своей отличительной чертой. Ты ещё забыл про культовую фигуру тренера, которого звали Адамас Соломонович Голодец! Про него вообще отдельно нужно говорить! Естественно, так как я был молодым игроком, и «Динамо» был моим первым большим клубом, то Валерий Георгиевич оставил сильное первое впечатление. У него были всегда четкие и строгие требования. А, так как я уже прошел ростовскую школу футбола с матерыми мужиками, то привык соответствовать требованиям, если на тебя рассчитывают. Плюс, конечно, мне повезло с великолепными партнерами по команде! Вот тогда-то я и начал закаляться, понял, что люблю борьбу, иногда жесткую, и не хочу уступать. Если Газзаев видел, что ты стараешься и не подводишь его, то он всячески тебя поддерживал. Но разгромное поражение от «Айнтрахта» в Кубе УЕФА сильно ударило по его самолюбию, и он подал в отставку. После этого наступило время перемен. Начали меняться тренеры. Не могу ещё раз не сказать про Адамаса Соломоновича, который был помощником и исполняющим обязанности. Это человек, который поиграл со многими великими советскими игроками и был очень просто в общении. Требования его были простыми: если ты защитник, то будь добр – отрабатывай в защите. Дальше уже есть, к примеру, Кобелев и Симутенков, которые и без нас разберутся. Это, конечно, отложило на мне отпечаток, как на жестком и неуступчивом защитнике. Про Бескова Константина Ивановича могу сказать только одно: я благодарен судьбе, что мне удалось не просто побыть рядом с этим человеком, но ещё и потренироваться под его руководством! Именно в этот период меня первый раз пригласили в главную сборную страны. Бесков дал мне понимание футбола и какие-то технические навыки, которые полезны не только при игре в защите.

- Правда ли, что ты конспектировал всё, что видел и слышал на тренировках, ещё будучи футболистом?
- Это правда, но начал я конспектировать только при Романцеве Олеге Ивановиче. Записывал всё в тетрадку от руки. Можно уже в музей сдавать мои записи (смеется). Хотя, раньше я, конечно, не думал об этом, сам понимаешь. Думал только о том, что сколько ещё времени пройдет, когда мне могут понадобиться эти записи. А вот уже и наступило это время…

- После московского «Динамо» ты всё же оказался в московском «Спартаке», с которым у тебя связаны самые громкие успехи в футбольной карьере. Каким образом состоялся твой переход, и сыграл ли в нем ключевую роль Александр Шикунов (бывший спортивный директор «Спартака» – Прим.ред.), с которым ты выступал ещё за ростовский «СКА»?
- Разговоры о моем возможном уходе в «Спартак» из «Динамо» начались ещё при Ярцеве, это 1999 год. Я с ним провел немного матчей, но могу сказать, что он здорово встряхнул игроков. Команда в то время весела «на волоске» от вылета. Ну и, если возвращаться к вопросу о переходе, то, конечно, я Шикунова знал очень хорошо, мы жили с ним вместе во время выступлений за «СКА». Но приглашал меня, в первую очередь, Олег Иванович Романцев. И сам понимаешь, что я не мог не согласиться на этот переход. Насколько я знаю, сделка была своего рода, обменом игроков: Писарев – в «Динамо», я – в «Спартак».

 

- Сильно ли Олег Иванович Романцев отличался от тех тренеров, с кем тебе доводилось работать прежде?
- Конечно! Начнем хотя бы с того, что я переходил в чемпионский «Спартак», в самый сильный клуб в стране. Естественно, что и требования у Олега Ивановича были очень жесткими. Почувствовал я это с самых первых тренировок. Олег Иванович очень много времени уделял квадратам, удержанию мяча. Все упражнения отрабатывались на максимуме. Плюс, уделялось внимание стелющимся передачам. Также он требовал от защитников точно и грамотно отдать первую передачу при атаке. Олег Иванович доверял мне, и я не имел права не выкладываться максимально на тренировке.

 
- С Олегом Ивановичем до сих пор дружите семьями?
- Так сложилась судьба, что у нас в поселке участки рядом. Но Олег Иванович сейчас в Подмосковье не живет. Когда был игроком, то никогда не придавал особого значения тому, как это общение будет проходить дальше, так как казалось, что этот момент ещё очень и очень далеко. Но вот он уже наступил. Поздравляю Олега Ивановича с днём рождения каждый год. С игроками «Спартака» каждый год собираемся на ветеранские матчи или просто встречаемся. Бывает даже, что и Олег Иванович выходит поиграть, но ему хватает и пяти минут побегать (смеется). Мы, все те, кто выступал за «Спартак», очень ценим те минуты, когда можно собраться вместе!

 
- С кем-нибудь из бывших партнеров по «Спартаку» поддерживаешь связь?
- Интересно то, что самые теплые и тесные связи у меня остались от первого приглашения в «Спартак». Это связи с Витей Онопко, Юрой Никифоровым, Илюхой Цымбаларем, царство ему небесное, Игорем Ледяховым. Больше всего общаюсь с Витей Онопко. Мы с ним кумовья. Из поколения, с которым непосредственно играл, общаюсь близко с Димой Парфеновым. Во время финала Кубка России сидели как раз с женой его Натальей у нас дома, смотрели финал. После финального свистка позвонили ему, накричали в трубку победные поздравления! Будем надеяться и следить за тем, как решиться вопрос с тем, чтобы «Тосно», всё-таки, выступил в еврокубках.

- Когда ты понял, что больше не нужен «Спартаку», а на твое место пришли, по большей части, второсортные легионеры, было грустно или ты воспринял это, как данность?
- Ситуация сложилась так, что, когда пришел Невио Скала, то я уже был старожилом команды. Понятное дело, что я не играл каждую игру, а выходил, в основном, в местных и европейских кубковых матчах. Он видел на тренировках старания каждого футболиста и не оставлял это без внимания. Да, приходили иностранцы, освежали состав. Это было более или менее спокойное время. Но, когда пришел уже Александр Старков, то иностранцев стало ещё больше. Не имею право оценивать их уровень. Что касается меня, то я продолжал тренироваться в свою силу, но чувствовал, что на меня уже не рассчитывают вообще.  Выходить на пятнадцать – двадцать минут – это не мое. Я лучше просто уйду из команды, которая рассчитывает на меня в таком формате. Пообщались на эту тем с Сергеем Шавло, который тогда в «Спартаке» занимался вопросами селекции, и я ушел в «Аланию» за интересным предложением.


- Юра, не могу не спросить про твой незабываемый автогол в ворота нынешнего тренера сборной России – Станислава Черчесова. Помнишь его в деталях? Партнеры по сборной устроили разборки в раздевалке?
- Тот период для меня действительно складывался очень сложно и неоднозначно. Как раз, пришел Анатолий Федорович Бышовец в сборную, при котором мы не выиграли ни один из пяти матчей. После матча с исландцами его и уволили. При встречах он мне каждый раз напоминает об этом в шуточной форме, мол, из-за тебя уволили (смеется). Есть приятные и неприятные моменты в жизни футболиста, которые со временем стираются. Этот момент не стерся сейчас и не сотрется никогда. Помню матч и автогол в деталях: небольшое поле, ветер и никакой игры, одно мучение. Передачу эту с фланга помню, как сейчас: низкая, неудобная. Понимаю, что достать ногой мяч не смогу и выбрал решение выпрыгнуть и выбить мяч по направлению его движения. И получился нереальный «чирк». Мяч от моей головы залетает в ворота. Поднимаюсь, вижу это, смотрю на Стаса Черчесова, он смотрит на меня и просто опустошение… А там уже до окончания матча оставалось всего ничего. Это осадок на всю жизнь. Было тяжело. Что касается раздевалки, то просто все зашли убитые результатом. Разборок никаких не было. Сильная травля началась в прессе после следующего уже клубного матча. Если помнишь, то следующий матч у меня был за «Динамо». Играли мы против «Реала Сосьедада» на домашнем стадионе. И там после углового получился «кикс» от моей головы. После таких моментов надо просто выходить и играть дальше, не слушать, что творится вокруг тебя и что говорят, пишут в прессе.
Загрузка...


Кстати, что можешь сказать о работе Черчесова в сборной и о перспективах самой сборной на домашнем Чемпионате Мира?
- Черчесов уже, конечно, достаточное количество времени руководит сборной. Сборная провела порядочное количество товарищеских матчей. И могу сказать только то, что сборная России показывала игру, которую хотел видеть Черчесов, только тогда, когда это позволяла сборная соперника. В защиту сборной России могу сказать, что соперники по товарищеским играм у нас были не слабые. Видно, что Черчесов ищет оптимальные варианты состава. Он придал уверенность и определенную тактическую грамотность игрокам. Это очень важно, если у тебя далеко не самый сильный состав по исполнителям.

- В начале интервью мы пошутили про Салаха и Суареса. А, если серьезно, способны ли защитники сборной России удержать этих звездных нападающих?
- Понятно, что индивидуально и Салах, и Суарес сильнее, чем наши защитники, поэтому остановить их получится у сборной России только при помощи грамотных тактических построений и взаимоподстраховки. Вообще, если говорить в целом про топовых защитников в современном футболе, то, на мой взгляд, они индивидуально слабее тех топовых защитников, которые были раньше. Это связано с тем, что очень редко, кто сейчас играет один в один, персонально с нападающим команды соперника. Тренеры уделяют больше внимания тактическим построениям и схемам. Это касается и защитников сборной России. Тот же Салах «рвет» индивидуально всех защитников английской Премьер-лиги. Только командой мы сможем его остановить.

- Заканчивая тему твоих голов: был ещё и шикарный гол, только уже в ворота Югославии. Спустя столько лет, скажи: ты бил по воротам или отдавал передачу?
(смеется) Смотри, идет диагональная передача мне на фланг. Надо либо останавливать мяч, либо делать в касание передачу в штрафную. Времени на размышление очень мало, поэтому здесь больше не в голове мысль, а в том, как поведут себя ноги. Правильно «поставил щеку», немного везенья и красавец-мяч в воротах.

- Юра, ты, наряду с Дейвидасом Шемберасом, являешься рекордсменом российского футбола по количеству полученных за карьеру желтых и красных карточек – 141 и 14 соответственно. Ходили даже шутки о том, что если сделать из твоих карточек флажки, то можно украсить город к празднику. Откуда такая манера игры?
(смеется) Шутка классная!Никто меня так и не догнал?! Не зря играл получается! (смеется). Такая манера игры моя закладывалась в начале карьеры, когда закончилась школа в Азове, и пошел взрослый серьезный футбол. Тут и от характера зависит. Видел, как играли мужики в «СКА», бились, зарабатывали себе на жизнь. Если бы был слабее, то затоптали бы. Никогда не был сторонником игры исподтишка, как многие сейчас в современном футболе. Такое количество желтых и красных карточек было исключительно из-за большого желания борьбы, из-за желания быть первым. Ну и от судей многое зависело. Кто-то давал играть жестко, а кто-то пресекал это сразу. Больше всего не любил меня и такой стиль игры Лом-Али Ибрагимов (смеется). Постоянно мне карточки показывал! А любил – Иванов!

- Юра, фирменным твоим жестом после совершения каких-либо противоправных действий, в отношении поверженного на газон соперника, были характерно разведённые в разные стороны руки, а также крайне удивлённое выражение лица, обращённое к арбитру. Ты, правда, искренне верил, что не трогал соперника?
(смеется) Типа, сыграл в мяч! Это меня Егор Титов постоянно подтрунивал. Слушай, ну я действительно так думал, когда свистели спорный момент. Всегда играл на грани, это да. Но, когда понимал, что виноват, сам это признавал! Всегда вёл себя искренне на поле!


- Юра, давай теперь поговорим о твоей тренерской карьере. Какая у тебя сейчас тренерская категория?
- На данный момент у меня сейчас категория «А». Планы сдать на «PRO» постоянно срываются. Вот сейчас работал, к примеру, в «Динамо», продлил себе категорию «A» на три года и думал пойти сдавать на «PRO», но сам знаешь, что из «Динамо» уволили, и все планы сорвались. Почти всегда за категорию платит клуб, это стандартно. Иначе, получается так, что ты учишься на категорию, сдаешь на нее и сидишь без работы. Это не дело.

- Тренерскую карьеру ты начал в команде «МВД» главным тренером. И начал очень удачно: в 2007 году команда заняла четвертое место на чемпионате Мира среди полицейских в Праге и в 2008 году вышла в первый дивизион. Расскажи, как ты попал в этот клуб и что произошло потом, после столь удачного начала?
- Этот клуб был проектом моего друга, Виктора Иващенко, с которым мы вместе учились в ростовском интернате. Он очень любил футбол, но сейчас от футбольных дел уже отошел. Что касается турнира полицейских, то суть была в том, что, максимум, в клубе-участнике могло быть три профессиональных футболиста, а остальные должны были быть полицейскими. Выступили мы очень достойно. Потом уже заявились во Вторую лигу чемпионата России по футболу. Мы выступили удачно во Второй лиге и вышли в Первую. Базировались в Домодедово. Клуб только начинал свою профессиональную жизнь. Хоккейный клуб уже был к тому времени, поэтому надо было развивать и футбольный. Финансово нас, конечно, почти не поддерживали. Всё держалось только на одном человеке, про которого я начал говорить в начале ответа на этот вопрос. В составе «МВД» были очень хорошие игроки: Денис Клюев, Ансар Аюпов, Кирилл Котов и другие. Но в Первой лиге надо было усилиться. Мы сыграли одиннадцать игр, по-моему, и почти все вничью. В руководство клуба пришли новые люди и решили поменять весь тренерский штаб во главе со мной. Назначили Эштрекова, а потом начались волнения в клубе по поводу финансирования клуба. В подробности вдаваться не буду. Но ещё раз хочу сказать спасибо Виктору Иващенко, который помог мне начать мою тренерскую карьеру.

- Далее, в твоей тренерской карьере был белгородский «Салют» в 2010 году, в котором полоса неудач после «МВД» продолжилась. Что произошло там?
- Я шел туда работать с Мирославом Ромащенко. Мы никогда не пересекались толком до этого, но поступило приглашение в клуб поработать его помощником. Руководство в нас верило, давало работать. Мой уход был неоднозначным для меня, потому что по словам руководства я тем или иным образом влияю на главного тренера своими какими-то действиями и решениями. Это ерунда! Я сам по себе не такой и никогда не буду вести себя так, являясь помощником главного тренера. Решение директоров было уволить меня. А Ромащенко дали два матча на исправление, но в итоге руководство и сним попрощалось . Не знаю почему Ромащенко ничего не сказал в мою пользу, когда меня увольняли, но при личных встречах у нас не было возможности это обсудить.

- Спустя три года ты помогал Юрию Калитвинцеву в нижегородской «Волге». В твоей карьере была история, о которой ты редко, когда рассказываешь: ты выступал за московское «Динамо». Тебе лично позвонил Валерий Васильевич Лобановский и сказал, что ждёт тебя в киевском «Динамо». Юрий Калитвинцев уже выступал в это время за киевлян, и ты позвонил ему, чтобы посоветоваться по поводу перехода. В нижегородскую «Волгу» тебя позвал Юрий Калитвинцев?
- У нас с Юрием Николаевичем ещё сложились отношения, когда я пришел в «Динамо» в качестве игрока. С этого момента и начали дружить. В момент моего возможного перехода в киевское «Динамо» мне ещё лично звонил Григорий Суркис. После этого я советовался с Константином Ивановичем Бесковым, который сказал, что, если я уеду в Киев, то возвратиться играть в Москву будет тяжело. Потом я позвонил Юрию Николаевичу просто поговорить о киевском «Динамо», о жизни. В итоге принял решение не переходить в киевское «Динамо». Калитвинцев, конечно, высказал Лобановскому свое мнение про меня тем более, что тогда Юрий Николаевич был капитаном команды. Решение далось мне, конечно, очень тяжело. Но отношения теплые с Юрием Николаевичем у меня остались до сих пор. Работа работой, а дружба – дружбой.


- Правда ли, что в «Волге» финансирование клуба было настолько слабым, что игроки занимали деньги друг у друга и даже у тренера? Юрий Калитвинцев и ты этого просто не выдержали?
- Финансирование, конечно, у клуба было очень слабым. Хоккейному клубу уделялось гораздо больше времени и внимания, чем футбольному. Исходило, наверное, это от губернатора Нижнего Новгорода Валерия Шанцева. Это и влекло за собой проблемы с выплатами денег игрокам. Но Юрий Николаевич выстроил настолько сплоченный коллектив, что даже в такое тяжелое для клуба время все держались очень сплоченно и выходили играть. Но в итоге стало настолько тяжело, что мы не могли дальше держаться на морально-волевых. Пообщались с руководством и всё поняли. Скорее всего, к моменту разговора с руководством, Юрий Николаевич для себя уже всё решил по поводу ухода из клуба. А мы с Геннадием Литовченко, как тренерский штаб Калитвинцева, ушли вместе с ним.

- После нижегородской «Волги» ты вместе с Дмитриев Парфеновым возглавил «Тосно». Как это получилось?
- После «Волги» мы временно оставались без работы и поступил звонок от Дмитрия Владимировича Парфенова. Я принял его предложение работать в тренерском штабе.


- Почему ты покинул «Тосно»?
- Ну сложилась, примерно, такая же ситуация, как была с белгородским «Салютом». Пришел Парфенов, сказал, что у руководства клуба возникли вопросы по моей персоне. Я сказал, что раз возникли вопросы, значит, мне больше нечего делать в клубе. Парфенов пообещал меня «отбить», но в итоге я покинул клуб. И судьба сложилась так, что пока я увольнялся из «Тосно», мне поступило предложение из «Динамо» снова стать частью тренерского штаба Юрий Николаевича Калитвинцева. Естественно, что принятие этого решения даже не обсуждалось.

- Данный период твоей тренерской карьеры был очень неоднозначным. В одном из интервью ты даже сам сказал, что вокруг «Динамо» шла двойная игра. Что это значит?
- В нас изначально, естественно, были заинтересованы. Я про руководство клуба. Мы вывели «Динамо» в Премьер-лигу. После ряда неудачных результатов в Премьер-лиге уже пошли разговоры о том, что мы должны уходить из «Динамо». Возможно, кого-то мы начали не устраивать в руководстве. Даже ещё до начала сезона в Премьер-лиге шли разговоры о том, что, мол, мы, итак, задержались в «Динамо», и сезон должен начинать другой тренерский штаб. Неприятно это было, конечно, всё. Всегда тяжело работать под давлением, сам понимаешь.


- Юра, что дальше?
- Карьера тренера у меня, конечно, складывается непросто. И в «Волге» прошли через многое. С «Динамо» окунулись в Первую лигу. Много всего было. Когда ты долгое время находишься без работы – это, конечно, откладывает свой отпечаток на мыслях о том, что делать и что будет дальше. Но я никогда не спешил и не спешу до сих пор с выводами. Хотелось бы, конечно, чтобы этот период не затягивался надолго. Мы с Юрием Николаевичем продолжаем оставаться на связи и ждать интересных предложений. А пока ловлю момент и уделяю время жене и двум дочкам.

- Юра, ты никогда не думал о том, чтобы организовать в родном Азове турнир твоего имени? Ведь, ты – единственный представитель азовского футбола, достигший таких высот.
- Вопрос очень в тему. Мы провели года два назад с товарищем турнир в Ростове. Прошел он очень удачно. И вот, буквально, на днях общались снова с ним на эту тему. Он мне сказал, что в августе и в сентябре будем проводить турнир в Азове. Посмотрим!

- Юра, спасибо огромное за интервью!
- Спасибо тебе за интересные вопросы!

Источник: www.sports.ru
+64
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.