День в истории сборной — 31 мая

Центральным событием 1970 года был, безусловно, чемпионат мира в Мексике. Турнир открылся 31 мая на стадионе "Ацтека" в Мехико красочной церемонией и матчем мексиканской и советской сборных. Зрелищной игра не получилась. Матчи открытия — особенные, психологически сложные, груз ответственности сковывает, закрепощает футболистов. В четырех подряд — ЧМ-66, ЧМ-70, ЧМ-74, ЧМ-78 — ни одного забитого мяча! Трудным, необычайно трудным был этот матч, шестнадцатый по счету для сборной СССР в финальных турнирах чемпионатов мира. При этом нашим ребятам было труднее вдвойне. На поле противостояли им решительно настроенные на выигрыш футболисты-хозяева, на трибунах — более ста тысяч сверх меры темпераментных, экзальтированных, жаждущих победы фанатов. Нестерпимый полуденный зной, высота, нехватка кислорода… Надо было выстоять. В этой ситуации психологическая акклиматизация куда важнее высокогорной. Но сдюжили, выстояли..
Вот что писал о матче открытия обозреватель еженедельника "Футбол-Хоккей" (№23, 1970) Лев Филатов:
"Внешне игра не была богата событиями. Когда я на следующее утро просматривал в разных газетах десятки снимков, то вратари, обычно главные герои фотографов, на них практически отсутствовали. И это не случайно: им мало пришлось встречаться с мячом. Свободная игра получалась на середине поля, где постоянно были видны наши Мунтян и Асатиани и мексиканцы Гусман и Пулидо. Но возле штрафных площадей свобода исчезала, и форварды обеих команд попадали под стражу. И также не случайно тренеры после матча назвали лучшими у соперников — Качалин — Пенью, Карденас — Шестернёва — центральных защитников.

Но у этого матча был, кроме чисто игрового, и другой смысл. Признаться, более всего страшило: выдержат ли наши и этот солнцепек, и грозное давление чужих стен, не забоятся ли, не спасуют ли перед отчаянным натиском нацеленных на выигрыш мексиканцев. Любопытно, что на следующий день один из обозревателей писал так: „Создалось впечатление, что советская команда лучше акклиматизировалась в Мехико, чем мексиканская“. Если в первом тайме хозяева поля двигались больше и быстрее, то после перерыва все переменилось, и тем самым были поставлены под сомнение предсказания о жалкой участи европейцев на высокогорье. Конечно, другим командам еще предстоит проверка высотой, и спешить с выводами не стоит. Но картина первого матча в этом смысле не выглядела обескураживающе.


Пресс-конференция тренеров напоминала киносъемку. Они по очереди взбирались на ярко освещенный помост, кругом щелкали фотоаппараты, гудели кинокамеры. Карденас в белой кофте с широким воротником, загорелый, коротко остриженный, с мохнатыми бровями и резкими морщинами был похож на бывалого матроса. Он очень старался быть невозмутимым, но досаду скрыть не мог. Видимо, и он, как болельщики и репортеры, рассчитывал на легкую победу. Отвечал он коротко, резко, даже раздраженно:

Качалин был покладист, шутил, улыбался. „Мексиканская команда была так же сильна, как и раньше, и это неудивительно, она же выступает в привычных условиях… Я избегаю обсуждать действия судей. Для Ченчера матч был не из легких… Меня устроило, что наша команда лучше выглядела во втором тайме…“.

Волею жребия советской сборной пришлось не только принять на себя честь и ответственность участия в матче открытия в первом поединке мирового чемпионата, она еще и первой проверяла, каковы возможности большого футбола в мексиканских условиях. Пусть матч был невысокого класса, пусть выявились некоторые пробелы и у защиты, и, главным образом, у нападения, но в самообладании, в выносливости, в стойкости нашим футболистам не откажешь".

Надо заметить, что на мексиканском чемпионате мира было много нововведений. Во-первых — это использование арбитрами красных и желтых карточек, и первым футболистом в истории футбола, которому была предъявлена желтая карточка, стал Кахи Асатиани. Во-вторых, по ходу матчей разрешили замены и первым, вышедшим на замену, был Анатолий Пузач. В-третьих, ввели правило "четырех секунд" для вратарей, и как раз случилось так, что в матче с мексиканцами Анзор Кавазашвили простоял с мячом несколько "лишних" секунд в поисках адресата. Судья, посчитав, что голкипер затягивает время, наказал нашу команду свободным ударом из пределов штрафной площадки.

ПРОТОКОЛ МАТЧА

Мексика - СССР - 0:0
31 мая 1970 г. Матч группового турнира чемпионата мира-70. Мехико. Стадион "Ацтека". 107160 зрителей.
Судья: Курт Ченчер (ФРГ).
Мексика: Игнасио Кальдерон, Хосе Вантолра, Густаво Пенья (к), Хавьер Гусман, Марио Перес, Марио Веларде (Антонио Мунгия, 70), Эктор Пулидо, Гильермо Эрнандес, Хавьер Валдивиа, Хавьер Фрагосо, Орасьо Лопес.
Тренер: Рауль Карденас.

СССР: Анзор Кавазашвили, Геннадий Логофет, Альберт Шестернёв (к), Владимир Капличный, Евгений Ловчев, Виктор Серебряников (Анатолий Пузач, 46), Кахи Асатиани, Владимир Мунтян, Гиви Нодия (Виталий Хмельницкий, 68), Анатолий Бышовец, Геннадий Еврюжихин.
Тренер: Гавриил Качалин.
Предупреждения: Асатиани (31), Нодия (32), Ловчев (35), Пенья (60), Логофет (72).

***
31 мая родился Борис Поздняков (1962). Защитник. За сборную СССР сыграл 7 матчей.

Источник: www.rfs.ru
+31
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.