05 июня 2018, 19:00, Товарищеские игры
1 : 1
Турция

Что, кроме прессинга? Ничего...

Матч против Турции должен был окончательно показать, что именно тренерский штаб наработал за эти два года, как его информацию усвоили и применяют на поле футболисты, какие у команды сильные стороны, как она будет пытаться маскировать слабые. Выводы неутешительны: ни в качестве, ни в уровне организации по сравнению с Кубком конфедераций наша сборная вперед ни на шаг не продвинулась.

ПРЕССИНГ – ОСНОВНАЯ ИДЕЯ. И ЕДИНСТВЕННАЯ
Начнем с хорошего, а заодно – и самого банального момента, который все уже отметили. С первого дня работы Черчесов стал делать ставку на агрессивный коллективный прессинг, начинающийся прямо у чужой штрафной и при идеальных раскладах дарящий возможность провести быструю атаку усилиями двух-трех человек. Освоила данный компонент сборная России неплохо и успешно применяет его, когда хватает сил и уровня движения. Последнюю фразу стоит особенно подчеркнуть. Потому что хватать, очень вероятно, будет не всегда.

Если упрощать, то в оборонительной фазе команда действует по двум сценариям. Первый: когда мяч все еще на половине поля соперника, два нападающих (во вторник – Смолов и оттянутый Дзагоев), а также опорник и один из крайних хавбеков атакуют защитников и вратаря, заставляют их быстрее принимать решение и провоцируют ошибки.

Второй случай – если соперники уже на нашей половине, то команда выстраивает средний оборонительный блок, а Смолов должен занимать место возле не чужих центральных защитников, а рядом с опорником, чтобы не сильно растягивать построения и заодно мешать спокойно разыгрывать мяч. В первом тайме Федор часто располагался выше, и именно это постоянно не нравилось Черчесову.

Успешность первого сценария все могли во вторник прекрасно оценить: в первом тайме прессинг несколько раз приводил к отборам и перехватам непосредственно вблизи ворот турок (особенно крут был Головин, который отнимал мяч трижды) и перспективным подходом. И именно благодя коллективной работе Россия забила гол: Самедов включился на рывке из глубины поля, поддавил синхронно с Дзагоевым и Смоловым, и втроем они вынудили Чаглара отдать плохую передачу.



Но очень смущает, что прессинг – не просто основная атакующая идея, а единственная. Больше из коллективного у нашей команды нет ничего: ни качественного выхода из обороны через центр, ни перенасыщения флангов, ни создания изоляций для того же Головина. На скорости по перестраивающемуся сопернику мы кое-как еще ударить можем. В статике, где требуется куда больше интеллекта, испытываем проблемы.

А ведь классные команды из-под прессинга запросто выйдут. Они не будут доводить дело до рискованных розыгрышей мяча у своей штрафной, а просто станут использовать длинные диагонали и нырять за спины нашим защитникам. Как, кстати, случилось при пропущенном во втором тайме голе.

У Самедова после игры спросили: "Против Саудовской Аравии придется действовать первым номером. Как собираетесь атаковать?"

– Будем прессинговать, – смущенно ответил Александр. – Постараемся активно накрывать соперников.

ПРИМИТИВНЫЙ И МЕДЛЕННЫЙ ЦЕНТР
Одна из главных причин проблем с выходом из обороны – плохая игра центральных полузащитников в начальной стадии атаки. Причем смена исполнителей почти не меняет картины. В матче с Бразилией нижним опорником был Глушаков, с Францией – Головин, с Австрией – Зобнин. Во вторник средняя линия опять обновилась, вместо Кузяева вышел Газинский, который действовал с Зобниным примерно на одной линии.

С функциями разыгрывающего ни тот, ни другой не справились. Да и справиться, наверное, не могли, поскольку в своих клубах всегда добросовестно выполняли вспомогательную, а не организаторскую работу. Оба плохо открывались, прятались за спинами соперников, а Газинский еще и постоянно терял мяч под давлением и отдавал неточные передачи (длинный перевод на Смолова перед заменой – исключение из правил). У центральных защитников в первой стадии атаки попросту не было вариантов – и мяч от них следовал либо на фланг, либо сразу к чужой штрафной, где приходилось бороться и цепляться за отскоки. Или прессинговать. От этого слова, наверное, болельщикам скоро станет плохо.



Самое грустное же – то, что пути улучшения ситуации не видно, поскольку все кадровые варианты уже перепробованы. Из четырех озвученных матчей лучшим в плане продвижения мяча вперед стала игра против Франции, когда за разгон атаки отвечал Головин. Но неординарные скоростные действия армейского хавбека полезнее у чужой штрафной – и не факт, что Черчесов решится снова его опустить в глубину.

ИНТЕНСИВНОСТЬ ГОЛОВИНА – ЛУЧШЕЕ, ЧТО У НАС ЕСТЬ
Игра Головина заслуживает отдельных абзацев, поскольку, похоже, лишь на него (помимо прессинга, само собой) мы сейчас и вправе надеяться. В игре с Турцией Черчесов придумал Александру новую для сборной роль. Номинально он вышел на левой бровке, но по факту два фланга получились несимметричными. Если Самедов справа действительно действовал достаточно широко, то Головин часто смещался в полуфланг или даже центр, освобождая зону для длинных рывков Жиркова.

Армейский полузащитник стал лучшим в составе нашей команды, а особенно его превосходство в интенсивности движения бросалось в глаза в первом тайме. Он постоянно двигался, находил свободные зоны, включался в отборы, несколько раз классно снабжал передачами Смолова на подходе к штрафную. На этой позиции, кстати, менее фатальны для команды его недостатки, связанные с периодической потерей концентрации при оборонительных действиях.

СМОЛОВ СЫГРАЛ АКТИВНЕЕ, НО ВСЕ РАВНО ВЫПАДАЛ
Еще одной свежей атакующей идеей Черчесова стали необычные функции Дзагоева. "Алан был освобожден: мог опускаться в опорную зону, мог подниматься выше", – объяснил после матча Зобнин. Поэтому схему можно называть как угодно: 4-4-1-1, 4-4-2, 4-2-3-1, а суть от этого не изменится: Черчесов в расчете на интеллект опытного полузащитника попросил помочь его Смолову в передней линии, но при этом немного расширил полномочия.

Нельзя сказать, что решение оказалось очень удачным, поскольку Дзагоев получал мяч не так уж и часто, а во втором тайме вообще потерялся и вскоре после пропущенного гола был заменен. Но появление Алана хотя бы немного облегчило жизнь Смолову. Если против Австрии Федор вообще жил отдельной от команды жизнью, то во вторник раз в 10-15 минут попадал в центр внимания, открываясь не только на острие атаки, но и ближе к левому флангу.

Однако снова бросилось в глаза, как медленно Федор принимает решение в финальной стадии. В первом тайме он трижды получал мяч непосредственно на подходе к штрафной, но соображал медленно и атаки безжалостно губил. В концовке, после заброса Газинского через все поле, Смолов снова слишком долго перекладывал себе мяч под правую ногу для удара и ситуацию сам же для себя усложнил.



Моментов на чемпионате мира у нашей команды определенно не будет много. И хотя бы в тех, что все-таки наскребем, хотелось бы более быстрых, четких действий и бережной реализации.

КУТЕПОВ ВИНОВАТ. СМОЛЬНИКОВ – ТОЖЕ
На чемпионате мира в Бразилии у сборной России тоже не было слаженной коллективной атакующей игры, но тогда Капелло хотя бы выстроил приличную оборонительную систему, снижающую до минимума количество опасных моментов у собственных ворот. Сейчас, к сожалению, нет и этого. Мы даже предположить не можем, какие "чудеса" способна вытворить линия защиты, да и вообще – кто в ней в следующий раз выйдет играть.

Гол Турции, свалившийся словно с неба, стал олицетворением этого мрачного предчувствия. Он получился одновременно глупым и детским – соперник попросту запулил мяч вперед, а наши защитники пропустили мяч за спины. Ошибки, на мой взгляд, были допущены вовсе не одним игроком.

Во-первых, наша команда находилась в фазе прессинга, и защитная линия мало того, что располагалась высоко, так еще в момент выноса вратаря турок попыталась организовать офсайд, сделав несколько шагов к центральной линии. Видимо, по команде Игнашевича. Но потом тот же Игнашевич оценил обстановку, передумал и развернулся.



Во-вторых, Кутепов нарушил главный принцип обороны – если рядом с тобой несколько соперников, то в первую очередь играть нужно по тому, кто представляет наибольшую угрозу. Илья же, бросив изначальную зону, принялся вдруг действовать по Огузхану, который находился перед ним и даже не двигался в сторону ворот, а не по Юнусу Малли, забегавшему за спину правее. В момент полета мяча (а летел он от вратаря через все поле больше секунды) защитник "Спартака" мог бы сориентироваться и перегруппироваться, но и этого делать не стал. В итоге и верховой мяч он не снял, и назад не успел вернуться, чтобы хотя бы атаковать забивавшего Юнуса Малли со спины.



В-третьих, игроком, который сломал линию офсайда, стал Смольников. Если бы Игорь вышел синхронно вместе с партнерами, соперник оказался бы в положении "вне игры".

В-четвертых, вся наша линия обороны оказалась смещена метров на пять левее (потому что пару секунд назад мяч был именно на левом фланге) и не успела перегруппироваться, что в очередной раз говорит о не лучшем коллективном движении.

Так что ругать кого-то персонально большого смысла нет. В Австрии ошибался Гранат и Кудряшов, сейчас – Кутепов и Смольников, а суть в том, что строительство обороны как находилось в начальной стадии, так там и застыло. И надеяться мы можем лишь на счастливый случай.

ЧТО ДАЛЬШЕ?
Прогресс в игре сборной России возможен, но если он и случится, то носить будет не системный характер, а локальный. Вероятно, к первому матчу чемпионата мира улучшится движение – и еще сильнее повысится эффективность прессинга. Возможно, Черчесов найдет одно-два удачных частных кадровых решения. Или Головин выдаст матч жизни, а Смолов начнет быстрее работать с мячом при завершении. Или Самедов вдруг все-таки вырежет классную подачу со "стандарта". Всего этого теоретически, при идеальных раскладах, может хватить для побед над Саудовской Аравией и Египтом.

Остается верить только в это. Потому что сбалансированной и умной коллективной игры у нашей команды как не было, так и нет. Более того, по сравнению с Кубком конфедераций по качеству мы сделали шаг назад.

Источник: www.sport-express.ru
+31
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.