25 июня, 08:30 ФК Спартак 23

Мы побывали в академии, где выросли Дзагоев, Зобнин и Кутепов. Ее надо спасать

Корреспонденты «Советского спорта» съездили в Тольятти и увидели, как живет футбольная академия имени Юрия Коноплева.
САМАРА ФУТБОЛЬНАЯ
Когда идешь по Самаре, вопросов о «футбольности» этого города не возникает. Буквально в каждом дворе мальчишки гоняют мяч по старой синтетике не лучшего качества: рубятся в мини-турнирах на вылет, играют в «навес», «американку» или ставят рекорды в чеканке. На двух матчах чемпионата мира с не самыми топовыми вывесками: Коста-Рика – Сербия и Дания – Австралия «Самара Арена» была забита практически под завязку. О футболе говорит весь город, а 25 июня свой матч против Уругвая здесь сыграет сборная России, в составе которой три воспитанника крупнейшего футбольного центра за пределами Москвы и Санкт-Петербурга – тольяттинской Академии имени Юрия Коноплева.

Свои первые шаги в футболе в ней делали Алан Дзагоев, Илья Кутепов и Роман Зобнин. Но не только они. 18 воспитанников этой академии играют в РФПЛ, еще почти три десятка рассредоточились по другим лигам.

Для нашей футбольной реальности небывалая продуктивность. Тольяттинский бизнесмен Юрий Коноплев создал свой центр подготовки футболистов в 2003 году. На месте бывшего автосалона он построил корпуса, постелил поля, начал привлекать лучших тренеров из регионов и набирать мальчишек со всей страны. Он был одержим футболом. Мечтал создать профессиональный клуб, в составе которого будут играть только воспитанники его академии.

Это было дело всей его жизни, которая трагически оборвалась в 2006-м году. К счастью, академию подхватил Роман Абрамович и фонд «Национальная академия футбола». Владелец «Челси» вкладывал в этот проект серьезные деньги, надеясь отбить их на продаже перспективных игроков, которые росли в практически идеальных условиях.

Что-то получалось, что-то нет. Но академия начала давать плоды достаточно быстро. Шесть воспитанников из Тольятти стали чемпионами Европы U-17 в составе сборной Игоря Колыванова в 2006-м. Алан Дзагоев и Дмитрий Рыжов перешли за хорошие деньги в цска, Роман Емельянов - в «Шахтер», Артур Юсупов – в «Динамо».

В статусе лучшего регионального футбольного центра академия имени Коноплева пребывала до 2012 года. Тогда в РФС сменилось руководство, а Роман Абрамович перестал интересоваться футбольным делами в России и свернул поддержку проекта. Школа оказалась на грани исчезновения. На помощь пришло руководство Самарской области, взяв финансирование на себя.

Мы поехали в Тольятти, чтобы посмотреть, что стало с возможно лучшим футбольным проектом России до появления «Краснодара» Сергея Галицкого.

«ЗИМОЙ ДЕТИ МЕРЗЛИ»

Дорога из Самары до академии Коноплева занимает почти два часа. Достаточно долго приходится ехать через огромный Тольятти, который в ближайшие годы должен стать миллионником.

Поселок Приморский, где базируется футбольная школа, находится в полутора километрах от города. Здания академии выделяются в местном ландшафте. Их окружают частные дома, мелкие магазинчики, палатки и пустырь, забитый строительной техникой. Дорога разбитая, хорошо, что долго ехать по ней не приходится.

На парковке нас встречает главный тренер Игорь Кечаев. Для тольяттинского футбола почти легендарная личность. На протяжении семи лет он тренировал местную «Ладу», а до этого возглавлял дубль. В 2017 году пришел в академию Коноплева - сначала заместителем директора по спорту, позже стал главным тренером. На этой должности он работает с 2018-го.

Школа была хорошо знакома Кечаеву. Так или иначе, по работе он находился в постоянном контакте с ее руководством и тренерским составом, начиная с 2007 года, когда Абрамович только начинал вкладывать деньги в проект.

Инвестиции олигарха позволили обзавестись одной из лучших материально-технических баз в стране. Вместе с тем увеличились затраты на содержание. С того момента прошло больше десяти лет, но в академии ни разу не производился даже косметический ремонт. Все потому, что в 2012-м бюджет был серьезно урезан.

- В этом году наш бюджет составляет 118 миллионов, - начинает свой рассказ Кечаев. – Самая главная проблема в том, что академии срочно нужен ремонт. Многие объекты находятся в аварийном состоянии. Вот, например, автобусы. Нам по закону, который вступает в силу в 2019 году, запрещено перевозить детей на автобусах старше десяти лет. Этим уже больше. И как нам быть? Один раз ехали, дверь не закрывалась, водителю пришлось ее как-то привязывать, чтобы продолжить движение. Да и вообще, они постоянно ломаются, - сказал тренер, указывая два ПАЗика унылого вида, припаркованных возле главного корпуса.

На первый взгляд здания академии выглядят вполне современными и ухоженными. Но, если присматриваться к мелочам, замечаешь влияние времени. Плитка на ступеньках главного входа отваливается, буквы, установленные на крыше, облезают. Впрочем, это мелочи, по сравнению с тем, о чем продолжил рассказывать Кечаев.

- У нас котельная в предаварийном состоянии. Котлы нужно срочно менять, ведь мы не можем нормально отапливать помещения! Зимой дети мерзли, нам приходилось покупать обогреватели, ставить их в номерах, а это опасно. Это же дети. Мы просили тренеров по 2-3 раза в день совершать обход номеров. Помню, захожу как-то в одну из комнат, а там на работающем обогревателе ребята носки сушат. Я аж затрясся, ведь все это могло вспыхнуть в любой момент, - рассказал тренер.

Все проблемы из-за того, что академия не газифицирована. Отопительная система работает от нескольких дизельных генераторов. Стоимость топлива растет с каждым годом, а бюджет академии не позволяет полноценно функционировать в таких условиях.

- Из-за проблем с отоплением и дороговизной топлива мы не включаем подогрев поля. У нас осталось два рабочих котла: один на 50% в аварийном состоянии, другой – на 30%. Инженер говорит, что их опасно включать на полную мощность, иначе могут совсем сломаться. Поэтому дети зимой часто болеют. А это дополнительные траты на медикаменты, и вред здоровью ребят, - продолжает Кечаев.

Когда речь заходит о примерных затратах на ремонт, главный тренер академии уверенно называет сумму – 89 миллионов рублей - почти что годовой бюджет. Необходимо провести косметический ремонт в здании интерната и комнатах, где живут дети, поменять систему отопления, перестелить поля, закупить автобусы.

ОСТАТКИ БЫЛОЙ РОСКОШИ

Мы заходим в здание главного корпуса. Чистые полы, аккуратный стенд с кубками, на стенах майки воспитанников. Трудно поверить, что академия испытывает какие-то проблемы. Большинство региональных спортивных школ выглядит хуже. Но в академии Коноплева стараются поддерживать высокие стандарты во всем, даже несмотря на недостаток финансирования.

- То, что вы видите - остатки былой роскоши, – сказал Кечаев, поднимаясь на второй этаж. - Ремонт был сделан в 2007 году, тогда это был высший пилотаж по материалам отделки, по бытовой технике, по всему. Все осталось с того времени, мы стараемся поддерживать базу в хорошем состоянии, но это трудно. Тем не менее, у нас отличная столовая. А раньше была еще лучше. Помню, к нам приезжали на обмен опытом голландцы, они восхищались нашим питанием, говорили, что даже в Европе так не кормят. Сейчас меню менее разнообразное, но повара у нас отличные, все очень вкусно.

На втором-четвёртом этажах живут воспитанники интерната. Здесь начинаешь понимать, о чем говорил главный тренер в начале экскурсии. Кое-где отваливаются обои, у номеров разбиты двери, местами отсутствуют защитные решетки освещения. Ковролин при этом чистый, но Кечаев жалуется на покрытие – говорит, что за десять лет он вобрал в себя кучу микробов и пыли, которая ничем не вычищается, и у некоторых ребят из-за этого аллергия.

Он открывает один из номеров – внутри довольно просторно. Три кровати, тумбочки, телевизор, рабочий стол, полки для книг, ванна, туалет – все на месте. Время и не самые аккуратные дети не пощадили обои, светильники и деревянные вставки на стенах. На одной из них кнопкой приколота карточка Зобнина с автографом. Но, опять же, чувства разрухи нет и близко. Гостинице необходимо обновление, реконструкция совсем не обязательна.

«НАТУРАЛЬНЫЙ ГАЗОН – СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ»

В 10 часов утра на запасном поле начинаются занятия у ребят 2008-го и 2009-го годов. Газон натуральный, но трава неоднородная. У академии нет денег на агронома, поэтому сотрудники пытаются поддерживать поле в хорошем состоянии самостоятельно. Это очень трудно, однако в Тольятти справляются. Поле ровное, без кочек, поэтому за мальчишек можно не бояться – травму на таком они не получат.

- В жару натуральный газон для нас как спасательный круг, - продолжает экскурсию Кечаев. У нас есть еще два искусственных поля плюс манеж, который выручает зимой. Денег на их содержание у нас нет, справляемся своими силами. Однако в прошлом году нам помогли «Крылья Советов». С их помощью нам удалось поменять покрытие в манеже. Когда сняли старое, были в шоке от того количества плесени, которое увидели. Откуда она там взялась? В манеже нет дренажа, но поле в жару поливали, а отвода никакого не было, - поясняет Кечаев.

При этом раньше воспитанники академии имели возможность заниматься на большем количестве площадок. Где-то в километре от главного корпуса было еще четыре частных поля: два искусственных и два натуральных. Но сейчас дети из академии не могут там тренироваться, потому что денег на их аренду нет.

Это ужасно, ведь искусственные поля, принадлежащие школе, находятся в плачевном состоянии. По-хорошему, их нужно было менять еще лет пять назад. Укладка нового поля будет стоить минимум 15-17 миллионов рублей – таких денег в свободном доступе у академии просто нет.

Поэтому дети занимаются на утоптанных полях, в которых практически не осталось набивки, а в некоторых местах уже отваливается разметка. Главное поле постоянно ремонтируют – подклеивают, меняют куски, которые износились больше всего (зоны во вратарской площадке). Но газон как был, так и остается жестким и травмоопасным. От занятий на таком покрытии особенно страдают позвоночник, голеностопы и колени.

- Мы бы поменяли покрытие и сдавали поля в аренду, но земля принадлежит государству. Мы не можем зарабатывать на ней деньги, хотя спрос на аренду полей в Тольятти существует. Мы бы могли устраивать лагеря и зарабатывать, но, увы, - сетует Кечаев.

ОТТОК ВОСПИТАННИКОВ

Сейчас в академии обучается 260 детей. Хочется подчеркнуть – абсолютно бесплатно. Плюс идет регулярная подпитка талантливыми ребятами в возрасте от пяти до девяти лет из соседней частной футбольной секции. С 12 лет дети могут учиться в общеобразовательной школе на территории академии. Это особенная гордость местного руководства.

- Мы отличаемся от многих академий тем, что у нас все вместе: и тренировки и занятия. Учителя договариваются с тренерами о начале уроков, комбинировании процесса. Это очень важно. Все дети занимаются бесплатно, в интернате у нас живет 100 иногородних мальчишек (а может разместиться до 130) в комнатах по два-четыре человека, - Кечаев прав, такие условия в России мало где могут предложить. Но оценить это способны не все. Одной из самых больших проблем академии в последние годы является массовый отток воспитанников.

- После того, как Абрамович прекратил финансирование, наступило безвременье. У нас столько детей убежало! Их забирали в другие академии: в «Рубин», «Краснодар», «Спартак», «Динамо», «Локомотив». Совсем недавно, после одного из турниров, нашего центрального защитника, очень координированного парня с ростом 202 см, забрал «Спартак». Вышли на родителей, по ушам проехали, и мальчишка отправился в Москву.

В 2017 году после того как команда 2003-го года рождения заняла второе место на Кубке РФС, трех наших воспитанников вызвали в сборную, а потом они моментально уехали в «Динамо» и «Чертаново». Это зло, которое не победить без решений сверху. Самое страшное, что страдают ребята. Ребенок с ранних лет начинает бежать туда, где больше предложат. На выходе мы получаем человека с психологией «дайте мне денег, и я пойду куда угодно». Личность страдает, - констатирует тренер.

Не согласиться с ним тяжело. Примерно так же, как и удержать талантливых парней в Тольятти. Здесь они растут, получают футбольное образование, но не видят будущего. У академии нет профессионального клуба, хотя раньше местные воспитанники после выпуска попадали во второй дивизион и выступали за «Крылья Советов-СОК» - клуб, который позже был переименован в «Академию». Там они учились играть в мужской футбол, их развитие шло планомерно, поэтому многие дорастали до больших клубов.

Сейчас выпускники академии Коноплева отправляются в дубль самарских «Крыльев Советов». Но агенты все равно пачками забирают из Тольятти самых талантливых детей и распихивают их по академиям клубов премьер-лиги, надеясь, что кто-то выстрелит. Из-за этого мы теряем много талантов, ведь не все выдерживают конкуренцию в больших школах, и виной тому, чаще всего, блат.

- Все дети развиваются по-разному. Надо понимать, что из одного возраста на высокий уровень пробивается максимум один-два игрока. Но всех остальных мы должны воспитать хорошими людьми с нормальными жизненными ценностями, - объясняет Кечаев.

И такое отношение ценят многие известные воспитанники академии имени Коноплева. Особенно те, кто родился в Тольятти или Самарской области: Станислав Крицюк (голкипер «Краснодара»), Артур Юсупов (полузащитник «Ростова») и Тимофей Маргасов (защитник «Локомотива»). Они регулярно покупают игровую форму, мячи, а также участвуют в различных мероприятиях, которые организует академия. Трио из сборной: Дзагоев, Кутепов и Зобнин тоже помнят о своих корнях. Все парни регулярно помогают родной школе, покупая, форму, мячи и оплачивая участие в некоторых турнирах. Благодаря этому последние несколько лет школа не тратит деньги на экипировку для детей. Но, тем не менее, затраты на одного ребенка внушительны. В год на одного парня школа тратит по 150-200 тысяч рублей.

МЫ ЗАБЫЛИ О СИЛЕ РЕГИОНОВ

При всех проблемах материально-техническая база в Тольятти блестящая. Здесь есть все, чтобы выращивать топовых игроков. Помимо жилых корпусов, полей и манежа есть бассейн, хамам, баня, гимнастический зал, великолепно оборудованная тренажерка, медицинский кабинет и даже свой музей. За здоровьем детей трепетно следят, помогают с реабилитацией в случае травм, предоставляя все необходимое: специалистов, медикаменты, тренажеры.

У академии есть своя философия. Когда Кечаев говорит о воспитанниках, их обучении и тренировочном процессе, то делает акцент на индивидуальном развитии личности, как на поле, так и в жизни. Поэтому детей на поле учат не просто бегать, а думать. С ними очень много работают индивидуально, а в основе тренировочных программ лежит развитие техники.

В истории тольяттинской академии было время, когда главным тренером там был голландец Луи Кулен. В том числе его опыт помог разработать новую методическую базу, в которой было совмещено все лучшее от голландской и российской методик. При этом тренеры тогда регулярно ездили на стажировки в лучшие клубы Англии, Италии, Германии.

Сейчас на повышение квалификации тренерского состава нет денег. Обходятся своими силами. Кечаев организует семинары, на которые приезжают преподаватели из Высшей школы тренеров (ВШТ), так что движение вперед сохраняется – методики дорабатываются каждый год.

- При Абрамовиче в академии тренерами были голландцы. Самый главный – Луи Кулен – зарабатывал по 600-800 тысяч в месяц. Сейчас у нас зарплаты такие: главный тренер команды получает 40 тысяч рублей «чистыми», второй тренер – 30 тысяч, тренер-стажер – 20 тысяч. Есть тренеры вратарей, они у нас топовые, их постоянно пытаются переманить в другие академии, поэтому им платят чуть больше – 60 тысяч, - рассказывает Кечаев.

В других крупных школах платят больше, поэтому иногда тренеры уезжают из Тольятти. Так, бывший главный тренер академии Коноплева Игорь Осинькин, после того как Абрамович свернул финансирование, ушел в систему краснодарской «Кубани», где проработал три года и даже некоторое время исполнял обязанности в главной команде, а сейчас возглавляет клуб «Чертаново», который вышел из второго дивизиона в ФНЛ.

- Вот «Чертаново» все правильно делает. Они создали профессиональную команду, прошли КФК и второй дивизион, а теперь будут играть в ФНЛ. И ведь в составе у них только свои воспитанники! Парни проходят все уровни футбола, постепенно привыкают к возрастающему уровню давления и прогрессируют. Они доучиваются, работают над недостатками, их никто никуда не дергает. А вы посмотрите на Илью Кутепова. У него ведь есть пробелы, это значит, что мы не успели его доучить. Но в стране он считается одним из лучших на своей позиции. Все из-за нашей футбольной системы, а точнее ее отсутствия, - сетует Кечаев.

Но даже с учетом всех проблем академии Коноплева удавалось регулярно давать нашему футболу качественных футболистов. Да и сейчас в этой школе занимается много талантливых ребят. На одном из турниров команда 2001-го года тольяттинской академии заняла третье место. Парни уступили только более благополучным «Краснодару» и «Рубину», но обошли, например, сильное «Динамо».

- Когда академию спонсировал Абрамович, он выделял по 250-300 миллионов рублей ежегодно и это при курсе 25-30 рублей за доллар. Сейчас мы на такие деньги даже не рассчитываем. Чтобы стабильно работать на хорошем уровне, нам будет достаточно 130 миллионов в год, - говорит главный тренер академии.

То есть тольяттинской школе не хватает совсем не много, чтобы достойно существовать. Сейчас она, скорее, выживает. А так быть не должно. Будь в середине 2000-х в нашей стране хотя бы три-четыре академии такого уровня, проблем с кандидатами в сборную было бы меньше. Ведь в то время материально-техническая база школ даже московских клубов заметно проигрывала академии Коноплева. Люди в Тольятти умело доказывали, что Россия сильна в том числе регионами. Так почему сейчас об этом забыли?

Источник: www.sovsport.ru
+76
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.