Товарищеские игры
Спартак
vs
Ашдод
Ашдод, Израиль

Юрий Жирков: "Завершаю карьеру в сборной"

Полуфиналист Евро-2008 и четвертьфиналист ЧМ-2018 в интервью "СЭ" объявил об уходе из национальной команды. Их всего трое таких – Игорь Акинфеев, Сергей Игнашевич и он, Юрий Жирков. Два раза за всю свою историю сборная России выходила из группы на чемпионатах мира и Европы – и на этом не останавливалась, устраивая сенсации сначала с Голландией на Евро-2008, а затем с Испанией на ЧМ-2018. Кстати, и первый клубный европейский трофей нашего футбола, Кубок УЕФА-2005, в составе цска взяла эта же тройка. Тройка легенд – теперь этих слов уже можно не бояться. С одним из них мы беседуем накануне его отъезда в краткосрочный отпуск. Ни на какие не роскошные юга – в Калининград. На местном новом стадионе, кстати, Юрий еще не был – только мимо проезжал, когда тот еще строился. А во время чемпионата мира он был занят более важными делами – дважды в Москве, в Санкт-Петербурге, Самаре и Сочи. И как знать, может, его присутствия не в качестве болельщика, а в роли действующего игрока в четвертьфинале нам и не хватило…

– Это очень тяжело для футболиста – смотреть такие матчи с трибуны, – говорит Жирков. – Просто невозможно. Знаете, когда я наблюдал со скамейки за игрой с Хорватией и понимал, что ничем не могу помочь ребятам, то мелькала мысль: лучше вообще не смотреть. Узнавать об изменениях счета по интернету. Я же, когда Мариу Фернандес сравнял счет, забыл о травме, вскочил и рванул было с ребятами на поле. Но тут такая боль в ахилле пронзила, что добежать не смог. Еле дохромал назад. Как бы этим рывком не усугубил травму. Однако в такой момент обо всем забываешь. Мы настраивались дойти до конца турнира и порадовать болельщиков, но уступили в лотерее. Хотя выглядели, считаю, лучше.
Послематчевые пенальти – это вопрос везения. С испанцами – повезло, с хорватами – нет.
Мы знали, что Акинфеев минимум один пенальти точно вытащит. Я не сомневался в этом и потому, что сам в цска с ним долго играл, а потом за "Анжи" сам не забил ему в финале Кубка России. С Испанией взял два, с Хорватией – один, и был очень близок ко второму. Когда после удара Модрича мяч от руки Игоря попал в штангу, а потом по какой-то невероятной траектории залетел в ворота, первый раз появилась мысль, что это не наш день. В раздевалке некоторые ребята плакали...

– Сергей Игнашевич объявил об уходе из футбола, Александр Самедов – из сборной. Вы-то хоть останетесь?
– Тоже решил завершить выступления за национальную команду. Не хватает уже сил играть на таком уровне. Последняя травма – еще один намек. Не остается времени на семью, детей. Считайте, второе лето без отпуска. И после Кубка конфедераций и сейчас нужно возвращаться в "Зенит" и после 50 дней на базе опять улетать на сборы. Очень тяжело. Хотел бы поблагодарить всех, с кем играл, всех тренеров, наших болельщиков и, конечно, свою семью, которая уговорила меня остаться в команде и сыграть на чемпионате мира. Я горжусь тем, что мне посчастливилось представлять свою страну на двух чемпионатах мира и на чемпионате Европы.

– Вы переподписали контракт с "Зенитом" прямо перед ЧМ-2018. Этому поспособствовал приход Сергея Семака? Он с вами связывался?

– Разговора с ним пока не было. Просто от клуба поступило предложение продлить контракт, я подумал и согласился. Был еще один вариант, но я решил, что лучше остаться в "Зените".

– Из "Краснодара"?
– (После паузы.) Да.

– Следующий важнейший вопрос – как ваша нога? Через сколько времени можно вас ждать на поле?
– Врач сборной (Эдуард Безуглов. – Прим. "СЭ") сказал, что еще полторы-две недели нужно полечиться, потом уже приступать к тренировкам.

– Правильно ли понимаю, что эту травму вы получили в игре с Саудовской Аравией, а потом она усугублялась?
– Еще раньше. В контрольном матче с Турцией подвернул голеностоп. На ахилл все перешло позже. Голеностоп болел, я с этой болью играл, и в конце концов левая нога не выдержала и воспалился ахилл. От перегрузки, наверное. Причем это не тот ахилл, из-за которого я не поехал на Евро-2016. Тогда проблемы были с правым, теперь – с левым.

– Правда, что матч с Египтом вы провели на обезболивающих?
– Да. А когда ахилл уже совсем сильно заболел, пришлось замениться в конце игры. Матч с Уругваем пропустил, но это не помогло. В игре с Испанией, можно сказать, окончательно его добил. Надеялся, что смогу сыграть полностью, хотя уже пропускал много тренировок. Даже предыгровую провел не на сто процентов. Но что смог – то сделал. Хорватия – это уже было без шансов. Ходить не мог, все время хромал. Боль была сильная.

– К финалу или матчу за третье место, если бы Россия туда добралась, могли бы успеть восстановиться?
– Думаю, нет.

– Какой момент ЧМ-2018 для вас – самый трогательный?
– Когда мне жена сказала, как болел перед телевизором мой сын (Диме Жиркову в сентябре исполнится 10. – Прим. "СЭ"). Когда Аспас бил последний пенальти, он встал на колени, заплакал и попросил Бога, чтобы Акинфеев отбил. И когда Игорь вытащил, слезы у него полились ручьем и не могли остановиться. Когда тебе рассказывают о таких моментах – понимаешь, ради чего и команда играет, и ты сам. Ради своих детей, ради болельщиков.
Видишь, что творится на улицах, вспоминаешь, как раньше при виде автобуса со сборной нам нехорошие вещи показывали, а теперь большой палец тянут вверх и улыбаются... Все это дорогого стоит. Стоит того, чтобы продолжать играть в футбол. Несмотря ни на какие травмы.

Источник: www.sport-express.ru
+146
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.