26 января 2013, 16:56 ХК Спартак 9

Гены вроде и ни при чем

В продолжение затронутой вчера темы спортивного долголетия предлагаем вашему вниманию интервью, которое журналу «Горячий лед» дали игроки КХЛ, давно перешагнувшие рубеж, по традиции называемый «ветеранским».
Ответил на вопросы редакции спартаковец Олег Петров

— Какова мотивация вашего спортивного долголетия?
Семья (она живет в Монреале) для меня превыше всего. Жена отпустила меня в КХЛ и в этом сезоне. Деньги для семейного бюджета лишними не бывают, но это не главное.Все-таки я ни одного сезона не был без работы, не покупал дорогих машин, не посещал казино и честно упорно работал, потому кое-что накопил; есть небольшой строительный бизнес — партнеры его ведут, пока я в КХЛ играю. А каждый матч — это же кайф! Не приедается. Но с каждым годом готовиться к сезону становится все тяжелее.

— Есть ли в хоккее долгожители, которые являются образцово-показательными примерами для вас?
Игорь Ларионов, конечно. Преподал мастер-класс для желающих подольше поиграть. Сергей Федоров. Яромир Ягр. Да немало таких игроков в НХЛ. И здесь, в КХЛ, появляются.

— Каковы основные факторы вашего хоккейного долголетия?
Тренировочная работа в межсезонье, ей придаю колоссальное значение. Еще для меня важен сон — достаточно крепкий и продолжительный. Без этого я, можно сказать, не вполне трудоспособен. Разумеется, круглогодично. Условно 70% по важности. Что еще? Питание, витамины, телосложение.

— Как сказываются сейчас ваши индивидуальные особенности? Рост, вес? Есть ли склонность к полноте?
Рост — 175 см, вес — 82 кг. У хоккеистов со склонностью к полноте шансов задержаться в профессиональном спорте нет. Это как дважды два — четыре. И это уже не зависит от тебя — как природа распорядилась, так и будет.

— Много ли вы уделяете внимания вопросам питания?
А я специальной диеты не придерживаюсь. Мой принцип: все хорошо в меру. И я ем только натуральные продукты. Вполне устраивает, кстати, питание, которое в сезоне организовано в команде. Могу себе позволить даже в «Макдоналдс» с детишками сходить. Но на 90% питаюсь правильно и полезно. Витамины принимаю. А вот за чем слежу, так это за питьем. Воду, чистую воду, обильно потребляю. Литра по два в день. Шлаки же с водой выводятся... Вот вода — это номер 1 в моем питании! Уже лет пятнадцать слежу за этим строго.

— Только честно, пожалуйста. Алкоголь и табак в вашем образе жизни?
Иногда бутылочка красного вина. Одна-две стопочки водки в обед — под борщ, почему нет? Но в сезоне такое очень редко себе позволяю. Не курил, и никогда не тянуло к этому.

— Ваш режим дня?
Основа — устоявшаяся семейная жизнь. Отбой — 23:00. Жена посмеивается надо мной: «У тебя отбой, как в армии!» Если не высыпаюсь, хожу мутный какой-то, вялый. 8 часов непрерывного сна — моя норма. Завидую тем, кто по 5–6 часов спит и ходит бодрячком. А подъем — 7:00. Завтракаем все вместе, потом я отвожу дочек в школу. Летом могу вздремнуть у бассейна после обеда. А в сезоне тихий час только в день матча.

— Хоккейное долгожительство как-то связано с вашими генами?
Ответ мой двусторонний. Дедушка и обе бабушки до 80 лет дожили, однако прямой связи здесь углядеть не могу. Но у меня мышцы очень быстрые, такая спортивная структура мышечных волокон, что позволяет мне своевременно выполнять игровые приемы. А за это уже спасибо родителям — наследственное что-то. Кстати, мои дочурки ходят в фигурное катание — видно, что им передалась моя генетика, быстрые мышечные волокна.

— Все вы обладаете хорошим катанием. Это залог долголетия? Пусть и не единственный, разумеется.
Абсолютно согласен — без техничного катания долго в хоккее не протянешь. Мне эту основу основ в школе цска поставил Александр Викторович Бирюков, один из лучших детских тренеров в стране за последние лет двадцать.

— Если обсуждать игровую манеру каждого из вас, то выявится нечто общее: вы предпочитаете техничный и комбинационный хоккей. Такая манера способствует долгой карьере?
Да, способствует. Физические нагрузки в игре несколько уменьшаются.

— В КХЛ как-то чаще встречаются умудренные опытом форварды, с защитниками совсем негусто...
Отчасти согласен. А в НХЛ защитников, поигравших два десятка лет, немало наберется: Коффи, Челиос, Бурк...

— Насколько справедлива старая формула: чем старше игрок становится, тем больше должен тренироваться?
Формула верна. Абсолютно. «Если бы молодость знала, если бы старость могла». В молодости ты чувствуешь себя незаменимым и потому позволяешь себе иногда расхлябанность... Мне нравится система работы в НХЛ: если у тренера есть претензии, то игрок засучивает рукава и вкалывает еще больше, акцентируя внимание на сделанных в его адрес замечаниях. Возьмем Сидни Кросби — я его не вижу подолгу что-то обсуждающим с тренером или спорящим с судьями. Его звездность — в таланте и пахоте. В характере!

— Насколько важна для продолжения карьеры летняя подготовка?
Для меня это первостепенная задача. Полгода я должен один тренироваться. Нагружаюсь подходяще. Работаю со свободными весами... Безумно тяжело! Закрадывается порой мыслишка: может, не пойду сегодня в зал... Психологические затраты во время летней подготовки огромные. Поэтому решил: этот сезон — последний.

— Смогли бы так успешно и так долго выступать в советском хоккее?
Вряд ли. Да какое там... Играю долго во многом благодаря выступлениям в Северной Америке. Там все регулируешь сам. Там многому меня научили — и по игре, и по подготовке, и по режиму.

— Вряд ли за столько сезонов травмы обходили вас стороной. А это еще какое препятствие для продолжительной карьеры...
Тяжелых травм не было. Обошлось как-то. Разрывы боковых связок коленей случались трижды, я выбывал на 6–8 недель. Это стандартный период восстановления после такого повреждения.

— Ваше нынешнее игровое время?
В «Ак Барсе»: два сезона при Билялетдинове — 12–14 минут, третий неполный сезон при Крикунове — 8–10. В «Атланте»: сезон при Борщевском — 16, сезон при Ржиге — 14. Сейчас в «Спартаке» — 18. И я не жалуюсь — люблю играть. Чем больше на льду, тем лучше!

— Насколько важно экономно тратить эмоции в дни успехов и в дни разочарований?
Карусель психологическая не нужна, перепады в настроении вредны. Мне комфортнее оставаться приблизительно на одном эмоциональном уровне.

— Каждый из вас добивался определенных высот в хоккее. Способствует ли это вашему долголетию?
Два хороших сезона провел в «Монреаль Канадиенс». В 30 и 31 год. С Дугом Гилмором и Рихардом Зедником выступал, потом в одном звене с Саку Койву меня выпускали. Конечно, такое греет душу и остается где-то в подсознании — я же играл в таком клубе и с такими людьми! Значит, я должен держать свою марку, пусть лучшие годы у меня и позади.

— Можете объяснить парадокс современного хоккея: динамика игры возрастает, а долгожителей меньше не становится?
Все понемногу влияет: совершенствуется методика тренировок, особенно летом; появляются новые технологии восстановления, питание, витамины... Но главное — понимание игры, которое с годами углубляется, и знание своего организма, его особенностей.

— Что явится для вас звоночком, возвещающим о близком финише карьеры? Обидные выкрики с трибун, например?
Хочу играть для болельщиков. Пока слышал от них только добрые слова. Подходят после игр в Сокольниках. А «звонок» уже прозвучал минувшим летом в Монреале, где я шесть месяцев горбатился ради еще одного сезона в КХЛ.

http://fanzone.khl.ru/
+71
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.