Лига Чемпионов 2018/2019, 3 отб. раунд. 2-й матч
Спартак
ПАОК
Салоники, Греция
07 марта 2013, 12:45 Футбол 19

Сергей Прядкин: «Если в Объединенный чемпионат войдут все клубы РФПЛ, тогда я – за»

Сотрудничество Российской футбольной премьер–лиги (РФПЛ) со спортивными факультетами RMA приобрело системный характер. В конце прошлого года бизнес-школа совместно с Лигой провела международную конференцию, посвященную работе клубных Академий, а вскоре волонтеры из числа студентов RMA примут участие в проводимом РФПЛ фестивале футбола.

Между тем, 4 марта в офисе РФС прошла лекция президента РФПЛ Сергея Прядкина для слушателей факультета «Менеджмент в игровых видах спорта». Ниже мы приводим избранные фрагменты рассказанного им во время занятия.

Об учреждении РФПЛ и функциях ее президента: «Мы в позапрошлом году отпраздновали 10-летие нашей премьер – лиги. Если вы помните, до 2001 года у нас чемпионаты во всех дивизионах проводила Профессиональная футбольная лига, была такая организация, Николай Александрович Толстых ею руководил. В нее входили все наши клубы – и высшей лиги, и первой, и второй, и даже по сути любительские, из КФК.

В чем был главный недостаток этой организации? В том, что все члены ПФЛ имели равное право голоса, и в итоге клубы низших дивизионов, которых было большинство, зачастую проводили такие решения, которые элитный дивизион ну ни в какую не устраивали, но которым он был вынужден подчиняться – по календарю, по срокам проведения чемпионата, и так далее.

И вот в связи с этим в 2001 году было принято решение клубам высшей лиги из этой организации выйти и организовать свою – РФПЛ, которая будет проводить свой чемпионат и решать свои задачи и свои проблемы.

Соответственно, решили выбирать и президента. Сначала выбирали на год – тогда это были президенты клубов, входящих в лигу: Мутко, Филатов, Заварзин, Гинер, Воронцов. Потом, в 2007 году, пришли к выводу, что президент должен быть независимым, чтобы, так сказать, не возникало конфликта интересов у лиги, которую он возглавляет, с одной стороны, и представляемого им клуба, с другой.

Первым таким президентом выбрали меня, до того я работал генеральным директором РФС. А потом переизбрали, уже на пятилетний срок. Почему? Потому, что одного года даже для того, чтобы просто в курс дела войти, мало…» .

О заработках РФПЛ, их структуре и размерах: «В 2001 году, когда все только начиналось, мы за весь сезон заработали около миллиона долларов. В прошлом сезоне наш доход приблизился к 90 миллионам. Ну, пусть даже, не будем лукавить, прошлый сезон у нас был переходный, трехкруговой, в полтора раза длиннее стандартного, но все – таки: за десять лет наши доходы выросли примерно в 60 раз. То есть в нынешнем сезоне они находятся на уровне 60 миллионов.

Какова структура этих доходов? Главное, это, конечно, поступления от реализации телевизионных прав – в нынешнем сезоне, согласно новому трехлетнему контракту с компанией «НТВ-Плюс», мы получим 30 миллионов долларов. Остальное – поступления от спонсоров и партнеров.

Как эти деньги распределяются между клубами? До позапрошлого сезона принцип был такой, мы его в общем и целом позаимствовали у английской Премьер-лиги: 40 процентов общей суммы делились поровну между всеми клубами, входящими в РФПЛ, еще 40 – перераспределялись с учетом места, занятого командами в предыдущем сезоне, и, наконец, последние 20 процентов – с учетом телерейтингов, эти деньги фактически делили между собой ведущие команды, чьи игры чаще других выбирал для своих трансляций Первый канал.

Потом ситуация, как вы знаете, изменилась. Первый канал по разным причинам от трансляций нашего чемпионата отказался, поэтому составляющая телерейтинга нами теперь не учитывается: 40 процентов доходов, как и прежде, делятся поровну между всеми участниками чемпионата, а 60 – с учетом показанных ими спортивных результатов.

Кто и сколько получает в конкретных цифрах? Могу сказать так: сейчас бюджеты клубов РФПЛ колеблются в пределах от 20-25 миллионов до 150-160 миллионов долларов: это я привожу оценочные данные, поскольку свои бюджеты до сих пор у нас открыли только два – три клуба, да и то, я думаю, не полностью. Так вот: те, кто находятся внизу таблицы, за сезон получают от Лиги порядка 2,5 – 3 миллионов. Это, конечно, немного, нам надо стремиться к тому, чтобы зарабатывать больше, чтобы хотя бы по 10 миллионов за сезон мы могли перечислять клубам из нижней части таблицы.

Что этому мешает? Если говорить о заработках на телеправах, то их увеличению препятствует прежде всего то, что контракт с «НТВ – Плюс», он хоть и называется эксклюзивным, но на самом деле таковым не является. Вы знаете, что один матч из каждого тура все равно транслируется в прямом эфире по общедоступному каналу: какой же это эксклюзив?! И при этом только в прошлом году мы получили больше 100 писем от болельщиков: почему, дескать, в стране отсутствуют бесплатные футбольные трансляции?

А в Европе, между тем, нигде ничего подобного вообще нет: там прямые футбольные трансляции клубных чемпионатов существуют исключительно на платных платформах. И разница в доходах очевидна. Ну, пусть нам пока рано думать о полутора миллиардах евро за сезон, которые зарабатывает на телевидении Бундеслига. Но ведь и турки на этих правах имеют 400 миллионов. А мы – 30. Это, конечно, мало. Очень мало. Хотя пока футбол у нас не станет полностью платным, какого-то существенного повышения доходов ждать вряд ли приходится. Это с одной стороны. А с другой…

Нам часто приводят в пример КХЛ –ТВ. Какое оно успешное, как динамично развивается! Но – видите ли, в чем между нами разница. Они платят за то, что их показывают на «НТВ Плюс», а нам за то, что нас показывают, «НТВ Плюс» платит сам. Хотя, конечно, и меньше, чем хотелось бы».

О расходах на содержание РФПЛ: «Я еще раз подчеркну: все доходы РФПЛ, о которых я говорил чуть раньше, они целиком и полностью распределяются между клубами. Из этих денег лига не оставляет себе ни копейки. Все расходы на содержание аппарата, на текущую деятельность, они покрываются за счет взносов, которые делаются всеми клубами –членами лиги специально на эти цели.

То же самое я могу сказать о социальных проектах РФПЛ, ну вот, к примеру, о созданной нами в три года назад «Лиге добрых сердец», благотворительной программе, ориентированной на помощь воспитанникам детских домов. У всех этих начинаний – свои, отдельные спонсоры, к футбольному чемпионату отношения не имеющие».

О том, как хорошо, когда все клубы – частные: «Моя главная мечта – чтобы клубы РФПЛ никогда из лиги не выбывали по финансовым причинам, только по спортивным. Это с одной стороны. С другой, могу сказать, что такой схемы управления, как, скажем, в американской MLS, где доходы богатых клубов в значительной степени перераспределяются в пользу бедных, мы вводить не собираемся.

Стремиться нужно не к этому, а к тому, чтобы все наши клубы стали частными, чтобы за всеми ними стояли либо конкретные крупные предприниматели, либо конкретные крупные предприятия. Чтобы не осталось у нас клубов, финансируемых за счет бюджетных денег.

Вот, кстати, я не могу вспомнить ни одного случая, чтобы частный клуб снялся с розыгрыша из-за финансовых проблем. Даже «Москва», которая прекратила свое существование, там проблема была, строго говоря, не в деньгах: там просто у инвестора пропал интерес к проекту. Но там не было никаких скандалов, там не осталось долгов, там все обязательства перед футболистами были выполнены. И совсем другой пример – бюджетный «Сатурн». Чем у них все закончилось, вы все, конечно, помните».

О проекте Объединенного чемпионата: «Сторонник ли я этого проекта или противник? Можно сказать, что скорее, сторонник. Хотя это не означает, что я не вижу каких-то его минусов или сложностей в реализации.

Например, я выступаю за то, чтобы в этом проекте участвовали все клубы РФПЛ, я не хочу, чтобы кто-то из них был от него отцеплен: кто бы что ни говорил, а уровень нашего чемпионата на данный момент выше украинского.

Во-вторых, я понимаю, что одной из главных проблем проекта является проблема представительства в еврокубках, и прежде всего в Лиге Чемпионов. Если бы УЕФА согласилась суммировать российское и украинское представительства и предоставить новому чемпионату, скажем, четыре прямых путевки в групповой этап, это было бы, конечно, здорово, но я очень сомневаюсь в том, что они на такой шаг пойдут.

А так, конечно, что говорить: проект очень привлекательный, особенно с финансовой точки зрения! Тут недавно озвучивали цифры заработков наших клубов в прошлой Лиге Европы. Я запомнил: «Рубин», выйдя из группы и проиграв в 1/16 финала, получил 3,9 миллиона евро. А здесь, в новом чемпионате, клубам предлагается по 22 миллиона долларов за одно только участие. Понятно, что эти цифры могут произвести впечатление на кого угодно, и тем более – на представителей Украины, где в Премьер-лиге есть клубы с годовым бюджетом в 2,5-3 миллиона долларов.

Впрочем, еще раз повторюсь: Объединенный чемпионат – проект интересный, но для того, чтобы он стал реальностью, еще очень много вопросов и проблем предстоит решить. Я думаю, если все сложится, то точно не завтра. Реально, наверное, можно говорить о сезоне 2015/16. Не раньше».

О компании «Лига –ТВ»: «Мы эту компанию создали в 2011 году, это стопроцентная дочка РФПЛ и занимается она реализацией медиа- и коммерческих прав на Чемпионат России.

Работают там в основном молодые, амбициозные ребята: они подтянули к сотрудничеству крупных кабельных и спутниковых операторов, привлекли специалистов, которые прописали новый технический регламент трансляций. В соответствии с ним были изменены требования к стадионам, на многих аренах с целью улучшения качества картинки кардинально переоборудованы телевизионные позиции. В общем, работа ведется…

Доволен ли я ее результатами? Могу сказать, что не очень. Вопросы к «Лига –ТВ» есть. Мы заслушаем ее руководителей в конце мая, сразу после того, как завершится текущий чемпионат. А пока замечу, что меня, как президента Лиги, не устраивает динамика роста подписчиков на платных платформах, транслирующих матчи чемпионата России.

Плюс к тому я считаю, что фактически провалена работа со спонсорами в таких категориях как «официальный напиток» и «официальный автомобиль». В настоящий момент у РФПЛ их просто нет».

О стыковых матчах за право войти или остаться в РФПЛ: «Мы в прошлом, переходном сезоне впервые за долгое время ввели правило стыковых матчей за право войти в Премьер–лигу или в ней остаться. Команды, занявшие 13 и 14 места в Премьер–лиге, сыграли в них с командами, занявшими 3 и 4 места в чемпионате ФНЛ. Я думаю, это было верное решение, в том числе и с точки зрения борьбы с так называемыми «странными матчами» – о них я говорю исключительно в предположительном ключе, поскольку для того, чтобы кого-то в чем –то обвинять нужны конкретные доказательства.

Между прочим, в межсезонье некоторые клубы-середняки высказывались за то, чтобы стыковые матчи из регламента исключить. Но в итоге мы этот пункт оставили. И слава Богу».

О переходе на систему осень-весна: «Ни для кого не секрет, что решения об этом переходе добивались в первую очередь именно наши ведущие клубы, постоянно претендующие на участие в еврокубках. Синхронизация трансферных окон, сроков проведения предсезонной подготовки и чемпионата с Европой – для них все это действительно очень важно.

Можно ли уже сейчас делать какие-то оценки, говорить о том, пошел ли этот переход на пользу нашему футболу? Знаете, у меня предложение: давайте доиграем по этой системе хотя бы один «гладкий» чемпионат, не такой, как прошлый, из трех кругов, а потом уже станем судить».

Об инфраструктуре: «Одной из главных проблем продолжает оставаться наша инфраструктура: действующих стадионов, полностью отвечающих требованиям УЕФА в стране катастрофически мало: собственно, «Локомотив», отчасти «Химки», стадион в Грозном, только что достроенный «Хазар» в Дагестане – мы сейчас будем просить УЕФА, чтобы они разрешили «Анжи» проводить там международные матчи, вот и все.

Сейчас, уже очень скоро, по-настоящему непростое положение сложится в Москве. В мае, как известно, закроются «Лужники». цска и «Динамо» продолжат играть в Химках. «Локомотив» – у себя. А куда деваться «Спартаку»? Насколько мне известно, они уже сейчас пытаются договориться с «Локомотивом», но там, вы знаете, есть проблемы с газоном.

С Асхабадзе, новым генеральным директором «Спартака», мы обсуждали возможность того, что клуб как-то вложится в стадион имени Стрельцова и будет играть там. Однако и здесь не все просто. У этой арены максимальная вместимость 12-13 тысяч, а у «Спартака», бывает, одних фанатов на домашние матчи собирается по 18 тысяч….

Увы, пока такое положение для нас – данность, и окончательно мы эту ситуацию преодолеем, наверное, только к 2018 году, когда получим в свое распоряжение новые современные стадионы, построенные к чемпионату мира. Я скажу, что только ради них одних стоило эту заявку выигрывать».

О необходимости возвращения на стадионы пива и пивной рекламы: «Я обеими руками за пиво. Отсутствие его сейчас на стадионах никаких проблем безопасности не решает. Этот запрет – откровенная глупость. В конце концов, никто и ничто не мешает людям перед походом на футбол выпить дома, или на улице, или еще где – и не пива, а водки.

На чемпионате мира 2018 года никакого запрета совершенно точно не будет: ФИФА, чьими спонсорами являются крупнейшие пивные компании, нас просто обяжет его снять. Точно так же, как УЕФА в 2008 году, когда в Москве игрался финал Лиги Чемпионов между «Челси» и «Манчестер Юнайтед», настояла на своем, и нашему правительству пришлось приостанавливать действие закона на один день, а потом вновь его вводить.

Чего я жду от возвращения пивной рекламы? Я жду новых доходов от спонсорских контрактов, то есть притока денежных средств, которые в конечном итоге помогут нашему футболу стать более конкурентоспособным».

http://www.rma.ru/
–117
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.