20 марта 2013, 14:05 Футбол 12

Виктор Гусев: «Сначала я был против Капелло»

Работать на футбольных матчах, которые показывает «Первый канал», — довольно серьезное испытание. «Я не могу себе позволить говорить на молодежном языке, не могу исходить из расчета того, что аудитория досконально знает вид спорта, который смотрит. Я должен понимать, что, если вставлю цитату из какого-то популярного голливудского фильма, 88% людей меня не поймет», — трехкратный обладатель ТЭФИ Виктор Гусев рассказал «МН» о том, как в России широкая аудитория воспринимает спорт.

— Фраза в конце репортажа «берегите себя» — ваша фишка. Откуда она?

— Когда я только пришел на телевидение, мне захотелось придумать для себя фразу, которая отличала бы меня от остальных. Решил перевести американское выражение take care и заканчивать им репортажи. В лихие 1990-е это было актуально, особенно после вечерних трансляций.

— Скоро сборной России предстоит играть в Белфасте, и матч против Северной Ирландии Фабио Капелло назвал самым важным. Чем итальянский тренер отличается от предыдущих наставников национальной команды?

— Раньше «Первый канал» показывал абсолютно все матчи сборной, теперь же только выездные. С тем же Хиддинком я общался постоянно, мы жили душа в душу. У нас с ним вообще были дружеские отношения и одинаковое приветствие. Я ему говорю: Hello, Gus!» — а он мне в ответ то же самое. Он заглядывал ко мне в комментаторскую кабину перед началом матчей и обязательно приветствовал. Хиддинк в плане общения был очень открыт и охотно шел на разговор. Вообще, он очень приветливый человек, который оставил след в моем сердце. После поражения от Словении, когда мы летели в самолете обратно, я долго думал, дарить ему подарок или нет, ведь матч был после его дня рождения. Но в итоге подошел, подарил ему сигары, а за мной пошли и ребята, просили его остаться. С Диком Адвокатом у нас был единственный хороший разговор во время «Евро-2012», когда меня к тренеру подвел Сергей Фурсенко и представил. Но с ним уже не было возможности столько общаться. При Хиддинке я не помню такого, чтобы игрокам запрещали давать интервью, а при Адвокате такое было несколько раз.

— А при Капелло?

— Про Фабио Капелло вообще ничего сказать не могу. С ним еще ни разу не общался. Мы же только один выездной матч сыграли, когда разгромили Израиль, но тогда сборная и поздно прилетела, и улетела сразу после игры: не было возможности поговорить. Вот сейчас и посмотрим, каков он в общении. Скажу честно, я не очень хотел, чтобы Капелло возглавил сборную, — я хотел, чтобы это был отечественный специалист, ведь речь не идет о технической или тактической подготовке, когда игроки приезжают в команду. Прежде всего речь идет о психологическом настрое, изменениях по ходу матча на уровне слов, поддержки, эмоций. Наш специалист может общаться с игроками без переводчика. Но когда сборная заиграла, стала давать результат, против этого не попрешь. Когда мы опережаем Португалию на пять очков и когда матч в Северной Ирландии может многое решить, я понимаю, что назначение Капелло было правильным, он на своем месте. Он действительно работает, смотрит матчи, изучает игроков. Он отказался от ветеранов — Погребняка, Павлюченко, Аршавина, привлек молодых. Правильно или нет, покажет итоговый результат, но это говорит о том, что он следит за нашей внутренней футбольной жизнью, а это похвально.

«Статистика сборной — это и моя статистика»

— Зачастую вас называют нефартовым комментатором для сборной России по футболу. Был эпизод, когда болельщики даже подписи собирали, чтобы вас отстранили от эфира. Вы на такие вещи обращаете внимание?

— «Первый канал» некоторое время назад показывал абсолютно все матчи национальной команды, и статистика сборной была и моей статистикой. В том числе и когда мы проигрывали разгромно в гостях португальцам, и когда мы обыгрывали в гостях действующих чемпионов мира французов, и матчи с Англией в отборочном турнире «Евро-2008». Болельщики просто не удосуживались изучить статистику и сформировали предвзятую точку зрения. Вот мне припоминают матч группового турнира того же «Евро-2008» с Испанией, когда мы проиграли 1:4. Но это же было поражение, которое в итоге не сыграло никакой роли. И почему-то никто не вспоминает, как мы тем же испанцам проиграли в полуфинале вообще без шансов. То поражение было более досадным, да просто неприемлемым, потому что после того матча сборная России завершила борьбу. И опять же, никто не вспоминает, что полуфинал показывал не «Первый канал» и комментировал не я. Но разве можно в принципе серьезно об этом говорить?

— В том матче группового этапа «Евро-2008» с Испанией вы сказали, что Роман Широков — игрок не уровня сборной. Часто вам припоминают тот эпизод?

— Мне кажется, мои слова ему превратно представили, ведь он же не мог слышать, что я говорил, поскольку сам был на поле. Я же тогда сказал, что на позиции центрального защитника, на которой он играл, он уровню сборной не соответствовал. Что в дальнейшем подтвердил и главный на тот момент тренер команды Гус Хиддинк, который убрал его не только с этой позиции, но и вообще из сборной. А затем в интервью Максиму Квятковскому из «Спорт-Экспресса» Хиддинк заявил, что Широков должен тренироваться, чтобы соответствовать уровню национальной команды. Это вообще была ошибка Хиддинка, который неправильно использовал футболиста, так что если кто и должен был обижаться на меня, то голландец. Сейчас же Широков играет в сборной на своем месте, и как играет!

— С самим Широковым после этого общались?

— Недавно мы разговаривали во время хоккейного Кубка «Первого канала», когда Роман пришел на мою комментаторскую позицию, которая была расположена прямо на трибуне. Очень мило побеседовали. Но это был единственный раз, когда мы с ним общались, а до этого не разговаривали — ни до матча с Испанией, ни после него. Тогда же на хоккее с Сергеем Паршивлюком поговорили. Вообще, тогда подходило много людей из мира футбола.

— Какой-то из матчей сборной запал в душу?

— Наибольшие эмоции вызвала победа над французами в гостях, когда мы обыграли чемпионов мира и Панов забил два мяча, а также победа в переполненных «Лужниках» над Англией. Конечно, запомнился и несчастный матч с Украиной, когда Филимонов пропустил нелепый гол и наша великолепная на тот момент сборная не попала на «Евро-2000». А еще запомнились матчи, которые сборная провела под руководством Анатолия Бышовца. Этого тренера уговаривали возглавить команду, и он согласился, но с тем условием, что будет строить сборную на будущее. Но все обещания, данные ему, были забыты после гостевого поражения в политически значимом матче с Украиной. Потребовали побед, а Бышовец и в товарищеских играх выбирал сильных соперников. Поражение от Испании, поражение от Бразилии, когда «Спартак» не отпустил футболистов в сборную, поражение от сборной Швеции — набрал поражений, после чего его убрали. Бышовец предвидел эту ситуацию, предсказал, заранее вытребовал себе индульгенцию, но оказался заложником обстоятельств.

«С действующими игроками надо держать дистанцию»

— Есть ли в сборной футболисты, которые не хотят с вами говорить?

— Нет, чтобы персонально со мной кто-то не хотел говорить, такого не было. Просто были случаи, когда игроки вместе с тренерами принимали решение вообще не общаться с журналистами, и тогда они не разговаривают ни с кем — были в команде такие периоды. Когда я подходил, те же Акинфеев с Дзагоевым извинялись и говорили, что ко мне претензий нет, но они не могут нарушить общекомандное решение. Я помню, когда сборная России обыграла на выезде Ирландию, стояла огромная толпа журналистов и ждала, что после победы игроки выйдут и все расскажут. Но, как ни странно, никто не стал разговаривать с прессой. Ко мне подошел только Игорь Семшов, с которым у нас давно хорошие отношения, и в итоге интервью с ним появилось у всех. Когда я еще не работал на телевидении, я попал в Дом журналиста на лекцию знаменитого Льва Филатова, который сказал, что главная заповедь журналиста — не вступать в близкие отношения с футболистами и тренерами, потому что невольно, становясь их другом, ты начинаешь им симпатизировать. Наверное, это очень правильно. Нужно держать с действующими игроками определенную дистанцию, чтобы быть объективным, а дружить с теми, кто уже завершил карьеру.

— С бывшими футболистами, например с Алексеем Смертиным или Егором Титовым, вы вместе комментировали матчи. Вам удобнее, когда ведете репортаж вдвоем или лучше одному?

— Чисто технически хоккей нельзя комментировать одному, потому что сложно успевать за всеми событиями, отслеживать в тройках изменения, которые тренеры вносят по ходу матча, улавливать какие-то детали. В футболе один комментатор успевает следить за всем. Мне даже кажется, что парный репортаж в какой-то степени убивает эмоциональность, потому что многое сводится к диалогу и меньше времени остается на эмоции. В футболе присутствие рядом эксперта лично для меня не обязательно, очень редко ведь когда эксперт скажет что-то такое, что будет откровением для комментатора и зрителей.

— А для чего тогда приглашать их на матчи?

— Их слова более весомы для болельщиков. Он может сказать то же самое, что комментатор, но зрители ему поверят больше как игравшему в футбол. Думаю, что в таком виде, как керлинг, роль эксперта более важна, там любое слово будет откровением.

— Кто-то из бывших футболистов, с кем вы работали на матчах, мог бы самостоятельно вести репортажи на телевидении?

— Если исключить техническую сторону вопроса и обязательные вещи, касающиеся стандарта репортажа, когда назвать составы, взять паузу, тумблеры, наушники и т. д., то все достойны: и Дмитрий Кузнецов, и Андрей Чернышов, и Николай Писарев, и Егор Титов, и Александр Мостовой, и Алексей Смертин.

Но вот Сергей Кирьяков – когда мы комментировали с ним матч со сборной Израиля, который наши выиграли в гостях 4:0, он работал очень здорово. Мне вообще нравится, как он ведет себя на телевидении. Он очень хорошо и нестандартно излагает свои мысли. Мне кажется, Кирьяков мог бы сделать карьеру комментатора. Но комментарий — это ведь и конферанс, а навыкам конферансье нужно учиться дополнительно.

«По количеству спортивных трансляций ”Первый канал” превышает мировую норму»

— «Первый канал» отказался от показа футбольного чемпионата России. Почему?

— «Первый канал» понял, что, не будучи специализированным спортивным каналом, нужно выбрать определенное направление в спорте. Выбор был сделан в пользу топовых трансляций – Олимпиады, чемпионатов мира и Европы по футболу, чемпионатов мира по хоккею, биатлону, другим видам спорта. Как специалисту мне не хватает трансляций, но я вижу логику в том курсе, который выбрал канал. В какой-то момент чемпионат России выбыл из числа тех соревнований, трансляции с которых относятся к топовым. Это должно быть нечто большее, чем просто спорт, чтобы быть представленным на таком канале. Ну и если сравнивать Первый канал с западными аналогами, то по спортивным трансляциям в год мы превышаем мировую норму.

— Постоянные скандалы в нашем футболе — петарда, взорвавшаяся у ног вратаря «Динамо», «крик души» Рамзана Кадырова, брошенные на поле бананы, неуважение футболистов к гимну — сделали свое дело?

— Кто-то скажет, что только ради этого и стоит показывать чемпионат России, хотя я с этим не согласен. Но даже не скандалы в данном случае важны, а качество игры. Во время чемпионата мира в Германии я работал на матче Польша — Эквадор, а потом поинтересовался у коллег, неужели кто-то эту игру смотрел. Знаете, что мне ответили? Что рейтинг этого матча был больше, чем у нашего главного дерби между «Спартаком» и цска. Это говорит о том, что люди настраиваются совсем на другой уровень футбола и во время подобных турниров смотрят вообще все. Это о многом говорит.

— Чего не хватает нашему спортивному телевидению, чтобы стать популярным?

— Спортивному ТВ не хватает большего интереса к спорту со стороны зрителей. Спорт выходит на первый план или при тоталитарных режимах, или в благополучных странах с мощным средним классом и по-хорошему сытой жизнью. В первом случае — и мы это проходили — спортивные программы и трансляции компенсируют недостаток других развлечений. Во втором — обеспеченные и социально защищенные граждане получают счастливую возможность заменить каждодневную борьбу за существование соперничеством на спортивных площадках. Очень надеюсь на то, что наши телезрители, с одной стороны, наконец пресытятся недоступными ранее запретными плодами, а с другой — получат от жизни возможность освободить свои головы, руки и ноги для занятий спортом и большего к нему интереса. Что же касается технического оснащения и совершенствования самого телевидения, то это дело наживное. Кстати, здесь в условиях современного бизнеса все тоже диктуется исключительно интересом к продукту.

«Футбол не популярен там, где царствует бейсбол»

— Какой вид спорта в России можно назвать национальным?

— Национальный вид спорт в России — это футбол. Даже при отсутствии больших международных успехов и при том, что климатически мы в большей степени северная страна, где надо было бы вынести на первое место лыжи или хоккей. Но вот, например, Швеция тоже далеко не южное государство, а во время прошлогоднего чемпионата мира хоккей на моих глазах вчистую проиграл спор футболу. Рядом с ареной «Глобен», непосредственно на которой я жил во время турнира, есть футбольный стадион. Так вот аншлаг на матчах чемпионата Швеции по футболу резко контрастировал с полупустыми хоккейными трибунами мирового первенства. Ничего не поделаешь, такова уж магия «короля спорта». Кстати, любопытно, что футбол не столь популярен в тех странах, где царит бейсбол, — в США, Японии, на Кубе.

— Есть ли в мире спорта люди, которые вызывают у вас искреннее восхищение?

— Назову одного великого спортсмена, к сожалению, безвременно ушедшего от нас, — это легендарный борец Иван Ярыгин. Много общался с ним, уже когда Иван Сергеевич стал тренером нашей сборной, в том числе во время многочисленных турниров и дальних поездок по миру. Удивительный, цельный, благородный, мудрый и бесконечно добрый человек. По той же причине мне очень не хватает и Владимира Кучмия, основателя и первого главного редактора газеты «Спорт-Экспресс».

— Какое событие в мире спорта за последнее время стало важнейшим для России?

— Это, наверное, драматичная и героическая победа хоккейной сборной России над канадцами в финале чемпионата мира 2008 года и то, что сделали наши футболисты на чемпионате Европы тоже в 2008-м. Интересно, что два этих знаковых события тем не менее объединены своей, поймите меня правильно, неполноценностью. Хоккейный успех уровня чемпионата мира всегда принимается с энхаэловской оговоркой, ведь в отличие от чемпионатов футбольных они не собирают абсолютно всех сильнейших: Кубок Стэнли диктует свои законы. А четвертьфинальный подвиг футболистов для меня в отличие от большинства болельщиков был все же омрачен разгромом от испанцев в полуфинале.

— Как вы считаете, Россия — спортивная страна?

— Мы, увы, в меньшей степени спортивная страна, чем довольно большой ряд государств, ведь главный критерий здесь — пресловутая массовость. Мы привыкли к этому слову как к штампу, а в Центральном парке в Нью-Йорке или на улицах Лондона люди действительно массово бегают, прыгают, катаются на всевозможных роликах, при этом не только улучшая свое здоровье, но и создавая общую прекрасную, свежую, здоровую атмосферу в городе. Попадаешь в нее — и сам начинаешь хотеть тут же начать делать то же самое. Еще один критерий — развитие детского и студенческого спорта, с достойной инфраструктурой и его абсолютным приоритетом в череде других занятий и дисциплин. Важно именно это, а не количество олимпийских медалей, которые мы так судорожно считаем, хотя в конечном итоге это вещи взаимосвязанные.
http://mn.ru/
+57
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.