20 августа 2013, 16:58 Экс-игроки 10

Сергей Юран: Играя у Олега Ивановича, я получал истинное удовольствие.

Бывший нападающий "Спартака" и сборной России стал гостем авторской программы Александра ЛЬВОВА на "СЭ-ТВ" "Начистоту"

– Говорят, что не бывает бывших милиционеров, а форварды бывшие существуют, или это на всю жизнь?

– Все-таки на всю жизнь… Только восстановился после порванного ахилла. Собираемся с ветеранами поиграть. Тем более сейчас, когда сижу без работы, на поле тянет особенно сильно.

– А как насчет высказывания Йохана Кройфа о том, что для успешной тренерской карьеры необходимо убить в себе игрока?

– Так и есть. Особенно ощутил это во время первой тренерской работы в Ставрополе: слишком многого требовал от подопечных, не понимал, почему не могут выполнить элементарных вещей. Потом осознал, что нужно начинать с нуля, не ждать от игроков того, что делал на поле сам. И времена другие, и уровень не тот.

– Как проходит жизнь тренера, который остался без команды?

– Первый месяц воспринимается как отпуск. Я ведь работал с коллективами, где не все выстроено от и до. Приходилось быть одновременно и тренером, и отцом, и врачом… Трудился чуть ли по 24 часа в сутки. Но потом наступает тяжесть: ходишь на стадион, смотришь матчи, беседуешь с агентами, и хочется окунуться в футбол самому.

– Почему наши клубы приглашают малоизвестных иностранных специалистов, которые особых успехов не добивались, а российские тренеры сидят без дела?

– Как сказал мне один коллега, только результатов сейчас мало. Со всеми командами я добивался определенного успеха – в советское время был бы востребован. Сейчас же нужны еще подходы к сильным мира сего. Я не против иностранцев с именем уровня Адвоката и Капелло – они, безусловно, способны принести пользу, дать что-то новое российскому футболу. Но остальные… Лобановский не сразу стал Лобановским, а Романцев – Романцевым. Им доверяли, давали право на ошибку. А мы с Кобелевым и другими ребятами все ходим в молодых тренерах. В Европе такого нет – своих там ценят.

– Говорят, путь одного из крупнейших в Европе футбольных агентов Паоло Барбоза начался благодаря вам…

– Да, в какой-то степени. Когда приехал в "Бенфику", Паоло был у нас с Васей Кульковым учителем португальского. Он знал и французский, и английский. Мы много общались, и как-то я подкинул ему такую идею. Барбоза задумался и стал вникать. Сегодня он один из грандов в своем деле. До сих пор иногда с улыбкой напоминаю ему, с чего все началось.

– Вы поработали с такими тренерами как Бобби Робсон, Свен-Еран Эрикссон. В сравнении с ними фигуру Романцева как оцените?

– По уровню мышления, опыта поставлю их на одну планку. Играя у Олега Ивановича, я получал истинное удовольствие. Возможно, в силу советской действительности он, как и Валерий Васильевич Лобановский, был не так открыт с игроками, редко выходил на диалог. А тот же Эрикссон, к примеру, приглашал к себе на ужин, общался о жизни за чашечкой кофе. Или вот была история с Робсоном. Я часто летал после матчей в Лондон к будущей жене, почти каждые выходные. Тренер об этом узнал и вызвал меня на разговор, решив, что я веду с кем-то переговоры. Рассказал ему, в чем дело. И тогда сэр Бобби стал считать: "Летаешь ты, наверное, первым классом. Живешь в хорошей гостинице и ужинаешь в дорогом ресторане. И вино берешь не за 10 долларов…" Округлив сумму, он произнес: "Вы, русские, сумасшедшие".

– С таким умением считать, в российском футболе он бы не пропал…

– (смеется) Это точно! Главное, что взял от европейских тренеров, это ведение диалога. Если хочешь управлять командой нужно быть внутри нее.

– Вы ведь и с Моуринью пересекались…

– Да, он был у Робсона переводчиком в "Спортинге", "Порту", а потом и "Барселоне". Все внимательно записывал, впитывал. А потом применил эти знания на практике. Не обошлось и без удачи: в "Порту" ему достался великолепный подбор игроков. Но понятно, что вырасти в одного из сильнейших тренеров мира просто так нельзя. Кстати, ему всегда нравилась моя взрывная манера игры.

– Уход Романцева из "Спартака" вы тоже застали…

– Да, как раз возглавил тогда клубную академию. К тому моменту между Олегом Ивановичем и Червиченко, образно говоря, уже вырос глухой забор. Романцев привык, что в спортивную часть никто не вмешивался, в этом он был главным. Как сейчас Аленичев в Туле. Возможно, будь Червиченко человеком футбольным, они бы сработались. Нужно им было посидеть, обсудить все. К примеру, Александр Шикунов, понимая, что для клуба уход Романцева станет крахом, изо всех сил пытался сгладить их отношения. Но в итоге получилось, что "Спартак" отбросило лет на шесть назад в развитии, началась тренерская чехарда. А ведь в жизни Червиченко человек интересный, с ним приятно общаться, но когда касалось футбольной тематики…

Нечто похожее у меня, кстати, было в "Шиннике" с Александром Рожновым. Поначалу он смотрел – что да как, прислушивался. Но уже через несколько месяцев стал разбираться в футболе лучше всех. Мог, например, написать на базе распорядок: во сколько завтрак, во сколько выводить команду на тренировку...

– Ваш "Шинник" ведь тогда неплохо начал сезон?

– Да, результат был. Сыграли вничью в Москве с цска, дома – с "Зенитом", обыграли "Динамо". Но я понял для себя, что с этим человеком работать не смогу. Одно дело, когда Абрамович тратит свои деньги. Другое, когда финансирование бюджетное, а генеральный директор вмешивается в твои дела. После меня Рожнов поменял восемь тренеров за каких-то пару лет.

– А что случилось в "Химках"? Говорят, ваша судьба решалась не на поле, а где-то в закулисье.

– Меня банально обманули. Передо мной стояла задача сохранить команде прописку в премьер-лиге. В тяжелейшей ситуации она была выполнена. Когда приходил, подписал контракт до конца сезона с условием продления на два года в случае успеха. Но копию договора не взял, все осталось в сейфе у гендиректора Михаила Щеглова. А после последнего матча он заявляет: "Мы ничего не подписывали"…Столько нервов было потрачено, ужасно обидно…

– Что не сложилось в Астане, где под вашим руководством в местном "Локомотиве" играли Титов и Тихонов?

– "Локомотив" был проектом тогдашнего зятя президента Казахстана Назарбаева, но потом он развелся, и к концу чемпионата финансирование прекратилось. Пришлось собирать вещи.

– Нескучная у вас тренерская жизнь… Не возникало желания все бросить?

– Нет, наоборот это заводит. Видимо, Бог меня испытывает.


http://football.sport-express.ru/
+95
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.