Зверев Анатолий Тимофеевич
1931.11.03 - 1986.12.09
Спартаковец

Зверев Анатолий Тимофеевич

Известный русский художник-авангардист. Является ярким представителем периода «Второго русского авангарда», а также выдающимся художником неофициального (нонконформистского) искусства того времени.

Родился 3 ноября 1931 года в Москве в Сокольниках, в семье инвалида гражданской войны, мать — рабочая. Учился в школе рисованию на уроках художника-графика Николая Васильевича Синицына (ученика А. П. Остроумовой — Лебедевой). В 1954 поступил в Московское областное художественное училище памяти 1905 года, откуда вскоре был исключен за богемно-анархическое поведение.

Участник квартирных выставок 1959—1962 гг. Первая зарубежная выставка — в 1965 г. в галерее «Мот», Париж.

Творческий путь Анатолия Зверева во многом был вызовом обывательскому «здравому смыслу», полуосознанным самоотторжением от мертвящей казёнщины устоявшихся норм и общепринятых представлений об искусстве. Влияние его новаторского творческого опыта на всю современную живопись ощутимо до сих пор.

Кульминация, максимальный личный взлет его творчества состоялся на рубеже 50—60-х гг. и был своего рода живым воплощением духа тогдашних свободных «независимо-подпольных» тенденций в искусстве. Он был несомненным лидером в контексте нонконформизма 60-х. Но он был слишком самим собой, чтобы пленяться любым доктринёрством или групповой ангажированностью, хотя для тогдашнего «андеграунда» путь художника-одиночки был вообще очень характерен. Среди большинства художников своего поколения и союзников по независимому искусству он выделяется уже тем, что не вписывается ни в одну из сложившихся там общностей.

Творческое наследие Анатолия Зверева насчитывает более 30 тысяч работ. Разнообразие обстоятельств создания работ художника, материалов при этом использованных и смешение школ делает крайне затруднительным достоверную искусствоведческую экспертизу для отделения настоящих работ от подделок, присутствующих на рынке. В этих условиях «знаточество» становится единственным способом работы над наследием А. Т. Зверева.
Прямым текстом:
Помню, мы часто проходили с ним мимо стадиона «Буревестник» (теперешний «Олимпийский» спорткомплекс). И если Анатолий Тимофеевич видел играющих в футбол мальчишек, то бежал к ним и становился в воротах. Его охотно принимали в игру — вратарём он был классным, а я был единственным, но зато азартным болельщиком. Сам Зверев страстно болел за «Спартак».


Второй страстью Толика можно назвать футбол. Как и большинство жителей Сокольников, он болел за «Спартак». В Сокольниках находилась знаменитая Ширяевка, Мекка болельщиков — Спартаковский клуб. Толик приходил на Ширяевку посмотреть и поиграть в футбол. Обычно это происходило так. На Ширяевке постоянно тренируются ребята. Страстью Толика было стоять в воротах. Упросив ребят, он становился в ворота в своем неизменном темном костюме. Надо было видеть, как он бросается на мяч, кидается на землю. Ребята потешались, но и Толик был в восторге. После игры довольный, слегка отряхнув порядком перепачканный в земле костюм, Толик приглашал пить пиво, благо тут же в ларьке его было навалом. С бутылкой пива в руках он тут же принимался теоретизировать о футбольной тактике, сетовать, что, к сожалению, игроки не применяют открытый им рикошет, когда нападающий, прорываясь к воротам, бьет по своему игроку, от которого мяч отскакивает в ворота противника. Он ходил и на матчи команды мастеров «Спартака».


Анатолий Тимофеевич, страстный футбольный болельщик, буквально с порога предлагал: «Сань, пойдем постучим». Это означало следующее: Зверев нахлобучивал на голову огромную кепку, забытую у нас кем-то с незапамятных времен, надевал перчатки. Я брал футбольный мяч и мы выходили во двор. Анатолий Тимофеевич вставал между двух кирпичей, изображавших штанги футбольных ворот и мы начинали «стучать», то есть я бил по импровизированным воротам, а второй Ван Гог весьма ловко отбивал мячи. Однажды он продекламировал, подражая футбольному комментатору: «Решающий момент встречи. На воротах Маслаченко (спартаковский вратарь. – А.Ш.). Пенальти бьет игрок цска». Вдохновленный патетической тирадой дворового Маслаченко, игрок цска, то есть я, нанес решающий удар. Мяч угодил точно в лоб «спартаковскому голкиперу». Кепка полетела в одну сторону, голкипер в другую. Анатолий Тимофеевич, сидя на земле и потирая лоб, со смехом произнес: «Детуль, гениальный удар».

Спартаковцы:
политический деятель
актёр театра и кино
политический деятель
предприниматель и управленец
боксёр
радио- и телеведущий
Председатель Российского Союза Молодежи
кинорежиссёр, актёр, сценарист, педагог
волейболист
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.