Олеша Юрий Карлович
1899.02.19 - 1960.05.10
Спартаковец

Олеша Юрий Карлович

Русский советский писатель-прозаик, поэт, драматург, сатирик.

Родился 3 марта 1899 г. в Елизаветграде (ныне Кировоград, Украина) в обедневшей дворянской семье. Детство и юность провёл в Одессе, там же дебютировал как литератор.

Начало 20-х гг. прошлого века стало в Одессе временем, когда на авансцену вышли молодые прозаики и поэты, составлявшие позже славу советской литературы: И. Ильф и Е. Петров, В. Катаев, Э. Багрицкий и др. Вместе с ними начинал и Олеша.

В 1922 г. он переселился в Москву, работал в железнодорожной газете «Гудок», где выступал со стихотворными фельетонами под псевдонимом Зубило. В 1927 г. Олеша опубликовал свой первый роман «Зависть». Но ещё до этого, в 1924 г., увидела свет яркая и увлекательная книга «Три толстяка», ставшая одним из самых популярных произведений для детей.

Сборник «Вишнёвая косточка» (1931 г.) объединил рассказы Олеши разных лет. Тогда же писатель дебютировал как драматург: московский Театр имени Мейерхольда поставил его пьесу «Список благодеяний». В 1934 г. появилась киноповесть «Строгий юноша». После её выхода Олеша публиковал только статьи, рецензии, заметки, зарисовки и лишь иногда — рассказы. Его перу принадлежат воспоминания о современниках (В. Маяковском, А. Толстом, Ильфе и др.), этюды о русских и зарубежных писателях, чьё творчество Юрий Карлович особенно ценил (Стендале, А. Чехове, М. Твене и др.). По сценариям Олеши поставлены фильмы «Болотные солдаты» и «Ошибка инженера Кочина»; для Театра имени Евг. Вахтангова в Москве он создал инсценировку романа Ф. М. Достоевского «Идиот».

В последние годы жизни Олеша вёл записки под условным названием «Ни дня без строчки», предполагая позднее на их основе написать роман. Однако произведение осталось незавершённым — 10 мая 1960 г. в Москве писатель скончался от инфаркта.
Прямым текстом:
Тренерский совет заседал по нескольку раз в день, определяя состав и тактику предстоящей игры. В этих обсуждениях принимали участие не только специалисты. В Тарасовку зачастили верные спартаковские болельщики — популярнейший артист МХАТа Михаил Яншин, именитые писатели Юрий Олеша и Лев Кассиль. И как ни странно, их приезд всегда оказывался ко времени.

Из книги Николая Старостина «Футбол сквозь годы»

Познакомься, — сказал мне Фадеев. — Юрий Карлович Олеша.
Я почувствовал, что знакомство серьезное, и надолго. Почувствовал потому, что тональность первого обращения, манера разговора, непосредственность общения у Юрия Карловича были совершенно необычными.
— Я друг Богемского, — подчеркнуто значимо, лаконично обозначил он свою причастность к футболу.
Я знал, что его литературный талант не прошел мимо футбольной темы. Одним из любимых мною произведений советской литературы была его «Зависть», в которой он с присущей ему романтичностью описывает футбол. За долгие годы нашей дружбы я не раз слышал, как Юрий Карлович с гордостью говорил, что он первым из русских литераторов ввел в художественную литературу футбольную тему.
В тот день, долго беседуя с ним, я узнал его футбольную биографию. С ней не трудно познакомиться всем, кого она заинтересует. Прочтите посмертно изданную книгу Юрия Карловича с предисловием Виктора Борисовича Шкловского «Ни дня без строчки». В ней отображены юношеские воспоминания Олеши о футбольном мире Одессы, о Богемском... «Он сейчас побежит, и все поле побежит за ним, публика, флаги, облака, жизнь!..».
Во взглядах на футбол он высказывал свою триединую ипостась — красота, сила, честь.
...
Вечером того же дня в кафе «Националь» шел разговор о футболе. Юрий Карлович делился впечатлениями о сегодняшней игре. Он говорил: если футболист преднамеренно нарушает правила, значит, он нечестный спортсмен. Вспоминал, что даже на Куликовском поле в Одессе, среди «диких», царил рыцарский дух. Умышленная подножка каралась немедленным изгнанием провинившегося.
За много лет близкого общения с Юрием Карловичем футбольная тема занимала немалое место в наших разговорах. Он очень любил спорт, восхищался сильными людьми. Но силу признавал только в сочетании с красотой и честью. Право же, нельзя возразить против такого девиза.
Когда я еще сам выступал в футболе, именно Юрий Карлович был незримым судьей для меня в моей спортивной этике.

Из книги Андрея Старостина «Повесть о футболе»
Мультимедиа:
Спартаковцы:
космонавт-испытатель
теннисист
певица, актриса
драматург, композитор
композитор, аранжировщик, саксофонист
актриса театра и кино, певица
актёр театра и кино
поэт, прозаик, сценарист, автор текстов песен для театра и кино
писатель-прозаик, поэт, драматург, сатирик
бард, поэт, прозаик и сценарист, композитор
журналист, радиоведущий, музыкальный критик
актёр, педагог
фехтовальщик на саблях
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.