Товарищеские игры
Спартак
vs
Рудар
Веленье, Словения
26 октября 2017, 22:31 Статьи +13 DonauKinder 92 835 Комментировать

#Креатив, #Околофутбол, #Мексика, #фанаты

Цветочные войны, II

Первая часть статьи - Цветочные войны, I

Не фирма, а барра; не саппортер, а инча: Алекс Маннанов предлагает всем любителям футбольных противостояний прошвырнуться по Мексике. Тут все немного иначе.

В 1933 году в Сан-Николас-де-лос-Гарса, пригороде стремительного развивающегося Монтеррея, был открыт Автономный Университет Нуэво-Леона. Нуэво-Леон это небольшой штат на северо-востоке Мексики, столицей которого, собственно, и является Монтеррей. Крупные денежные вливания в новое учебное заведение позволили Попечительскому совету приглашать на кафедры профессоров и преподавателей из Европы. Европейцы приезжали, поражались местным красотам (Монтеррей называют «Султаном Севера»), и несколько удивлялись тому, как тут все цивилизованно. Затем наступал ноябрь, в дверь стучался самый популярный национальный праздник Диа де Муэртос, а просвещенные европейцы просыпались и с ужасом осознавали, что угодили в кромешный ад. По улицам города шествовали мертвецы, на ресепшене отеля девушки, раскрашенные словно мумии, дарили брелок со скелетом, а какой-нибудь уважаемый мексиканский доцент, облаченный в траурную мантию, жал тебе негнущуюся руку на кампусе университета, и вежливо интересовался, успел ли ты уже соорудить altar de muertos, алтарь мертвых, дабы воздать почести усопшим родственникам.




Все, кто хоть чуть-чуть интересовался историей и культурой Мезоамерики, знают, что традиционные верования местных индейцев основаны на двух мощнейших культах, пронзающих собой всю человеческую жизнь – культе крови и культе смерти. Поэтому нет ничего удивительного в том, что День мертвых является крупнейшим мексиканским фестивалем. Этому празднику больше 3.000 лет; его отмечали еще ольмеки, создатели первой крупной цивилизации Мезоамерики; и центральная улица их величественного города Теотиуакана называлась Дорогой Смерти.

Ацтеки поклонялись Миктлансиуатль, ужасающей правительнице Миктлана, загробного мира, и возводили в ее честь цомпантли, стену из черепов (настоящих). Нынешнее мексиканцы действительно увлечены танатолатрией и многие из них обожествляют Санта Муэрте – Святую Смерть, способную исполнять желания. Власти страны считают этот культ сатанинским, а профессор религиоведения Эндрю Чеснут, автор книги «Святая Смерть. Безопасный жнец», полагает, что в Мексике и США приверженцами Санта Муэрте выступают как минимум 12 миллионов человек.



Естественно, что Святая Смерть в меру своих сил и возможностей, персонифицируется и в футболе. Обычно приобретается скелет – желательно в человеческий рост (в Мексике они продаются чуть ли не на каждом углу, а в День мертвых – на каждом), на который затем надевается балахон цветов любимого клуба/сборной. В «руки» вставляется футбольный мяч. Пространство вокруг старательно увешивается оранжевыми бархатцами – приверженцы культа полагают, что именно эти цветы создают особую магическую ауру, способную притягивать души мертвых. Присутствие последних, собственно, требуется для усиления молитвы. Молиться и просить можно о чем угодно – включая победу любимой команды в важном матче. В Мексике довольно часты случаи, когда на стадион проносят различные статуэтки и баннеры Святой Смерти. Если стюарды запрещают, то не беда – ведь татуировку с изображением Санта Муэрте может набить на тело любой футбольный болельщик: и тогда хрестоматийный жнец потустороннего мира никогда тебя не покинет.



Одними из первых с культом Святой Смерти начали бороться футбольные клубы, основанные при университетах. Они ничего не имели непосредственно против Дня мертвых, считая этот праздник важнейшей составляющей мексиканского культурного наследия, но вот черепа и скелеты на своих стадионах им определенно не нравились. Команда Автономного Университета Нуэво-Леона была основана в 1960 году и получила название УАНЛ Тигрес.

Попечительский совет Университета, возглавляемый выдающимся бизнесменом Мануэлем Барраганом (сирота, ставший богатейшим издателем в стране, и сделавший состояние на изготовлении бутылок Coca-Cola для Латинской Америки), сразу же приступил к постройке новой арены Университарио – уже десять лет спустя из-за фантастической атмосферы она получит прозвище «Вулкан». Вулкан стал известен всему миру в 1986 году, когда монтеррейские болельщики продемонстрировали La Ola – «волну». Большинство саппортеров во всем мире никогда доселе не сталкивались с подобным зрелищем, поэтому казались потрясенными, и дали феномену название Ola Mexicana, «мексиканская волна». Вообще считается, что «волну» на крупных спортивных состязаниях впервые запустили канадские болельщики на матче НХЛ в 1980 году, но в футболе ее популяризаторами выступили именно монтеррейские инчас на ЧМ-1986.





У УАНЛ особенные болельщики, а сама поддержка клуба называется «тигромания». С 2012-го года стадион Университарио показывает 100% посещаемость в матчах Кубка Мексики. В 1996 году Тигры вылетели во второй дивизион, и стали единственной командой в его истории, демонстрирующей стопроцентную заполняемость домашней арены во всех поединках сезона. В 2013 году 23.000 поклонников клуба отправились в город Сан-Луис-Потоси: это крупнейший выезд в истории национального спорта.

В Мексике тигроманов именуют «Несравненными», а их главная барра носит называние Libres y Lokos, «Свободные и безумные». Она была основана в 1998 году и с самого начала занималась тем, что подминала под себя другие анимационные группы стадиона Университарио, поскольку ее конечная цель заключалась в том, чтобы в околофутбольных аспектах Тигры ассоциировались только с LL. В документальном фильме «Орда», повествующим о фанатах Тигров, есть момент, которым они все гордятся – когда двое монтеррейских инчас переживают в аэропорту нападение фанатской банды клуба Пачука, и мужественно отбиваются от превосходящих сил противника.



Возможно, представители Libres y Lokos хотели, чтобы с ними ассоциировался весь город Монтеррей, но сложность заключается в том, что в данном населенном пункте есть еще одна большая футбольная команда.

Она появилась на свет в 1945 году, и, согласно пришедшей на континент модной европейской тенденции, взяла себе имя города – Монтеррей. Лос Райадос («Полосатые», одно из прозвищ коллектива) были основаны группой богатых промышленников, а сейчас клубом владеет многопрофильная компания FEMSA, с доходом $19,2 млрд являющаяся пятой крупнейшей мексиканской корпорацией. И пусть болельщики Тигров хороши, но именно саппорт Монтеррея купил больше всего тикетов на домашние поединки своей команды в прошлом году. В общем, у Райадос очень лояльная фан-база, которая вполне себе составляет конкуренцию поклонникам УАНЛ’а, а согласно собственному широко декларируемому мнению – и превосходит их.



Барра Монтеррея именуется La Adiccion, буквально – «Зависимость», и, как и их самые главные враги из Libres y Lokos, они были основаны в 1998 году. Тогда, 24 октября, на матче против столичной Америки, несколько десятков человек собрались поддержать свою команду на доселе тихую трибуну Ла Порра.
Тихой она больше не будет уже никогда.

Монтеррей играл неудачно, и основная масса болельщиков покинула стадион, в гневе побросав флаги. Согласно легендариуму La Adiccion, на секторе остались только десять человек, в гнетущей тишине поднимавшие стяги. Эта десятка и составила ядро новой монтеррейской саппорт-организации.
Считается, что на сегодняшний день La A вместе с сочувствующими может собрать 5.000 касок – и не забываем, что состав в Европе и Южной Америке считается по-разному.



Покупательная способность жителей Монтеррея в два раза выше, чем в среднем по Мексике, а в штате Нуэво-Леон зафиксировано наименьшее количество безграмотных во всей стране. В 2005-ом и 2006-ом годах Монтеррей признавался самым безопасным городом Южной Америки, но в 2008-ом году с безопасностью можно было попрощаться, а тремя годами позже перестрелки велись прямо на центральных улицах: наркокартели делили асфальт и выручку.

В криминальном мире за трон «Султана Севера» боролись организованные преступные группировки Ла Фамилия, Гольфо и Лос Сетас – изначально вся тройка позиционировалась в качестве союзников, да и вообще имела тесно переплетенные корни. Но сначала от Гольфо откололась частное наемное войско, состоящее из дезертиров элитных подразделений мексиканской и гватемальской армий (поприветствуем рождение картеля Лос Сетас, 1999 год); а затем в самостоятельное плавание отправились несколько «бригадиров», курирующих штат Мичоакан (рождение Ла Фамилия Мичоакана, 2006 год). Так как в непрекращающихся междоусобных войнах наркокартели теряли большое количество личного состава, им стали требоваться новые бойцы и «бегунки» (уличные дилеры), которые набирались из маргинальной молодежной прослойки города Монтеррей. А учитывая, что фанаты Тигров – студенты, бывшие студенты и всякого рода интеллигенция, — с этой средой практически не соприкасались, то именно инчас Райадос получили новые способы заработка, тесно связанные с перспективой отправиться на нары.



Главным футбольным матчем Мексики считается Суперкласико, но там друг с другом сражаются клубы из разных городов, то есть, в камерном значении, это не дерби. Встреча же между Тиграми и Монтерреем является самым настоящим дерби, более того, согласно подсчетом, именно поединок между этими двумя командами генерирует наибольший доход, учитывая рекламные отчисления и процент от продажи телевизионных прав.

Сама битва двух монтеррейских коллективов, впервые состоявшаяся в не таком уж далеком 1974 году, зовется Класико Региомонтано. Выступать по очереди за оба местных клуба считается страшным моветоном, о чем может поведать максимальный мексиканский голеадор на ЧМ, форвард Луис Эрнандес по прозвищу Эль Матадор: он стал первым футболистом, забивавшим в Класико Региомонтано и за тех, и за других.
За Монтеррей нападающий выступал в начале девяностых, а в 1998 году, как раз, когда у обоих клубов появились свои баррас, перешел (не напрямую) в лагерь Тигров. Естественно, что парни из La Adiccion, зарабатывавшие свои первые баллы на ниве околофутбола, встречали своего бывшего делантеро с маниакальной враждебностью, и мечтали сойтись с ним где-нибудь на узкой улочке, желательно без фонарей и полицейских.



Так обстоят дела в Монтеррее, штат Нуэво-Леон, Мексика.
Две враждебные силы постоянно встречаются и выясняют отношения, и за всем этим пристально наблюдает Святая Смерть, Санта Муэрте, Жнец-защитник.

Теотиуакан с его мрачными легендами и лестничными пирамидами, забрызганными жертвенной кровью, оставлен давным-давно, но в сердцах ничего не изменилось.

Продолжение следует…

Источник: sportarena.com
+13
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.