04 ноября 2017, 21:57 Статьи –7 DonauKinder 92 478 Комментировать

#Креатив, #Околофутбол, #Мексика

Цветочные войны, IV

Первая часть статьи - Цветочные войны, I
Вторая часть статьи - Цветочные войны, II
Третья часть статьи - Цветочные войны, III

Не фирма, а барра; не саппортер, а инча: Алекс Маннанов предлагает всем любителям футбольных противостояний прошвырнуться по Мексике. Тут все немного иначе.

8 ноября 1519 года войско великого конкистадора, благородного идальго и крайне неоднозначного исторического персонажа Эрнана Кортеса вошло в Теночтитлан. Правитель мешиков Монтесума II, за 12 лет до этого знаменательного события принявший экспрессивный титул императора мира, хорошо знал, что кровавое Солнце ацтеков окончательно клонится к своему последнему закату. Жрецы предсказывали гибель империи, которую не смогут отсрочить даже участившиеся ритуалы крови. Испанцы подарили Монтесуме II боевой шлем, и правитель ацтеков едва не издал вопль ужаса: шлем копировал головной убор Уицилопочтли, бога, вечно сражающегося с превосходящими силами тьмы, и поэтому требующего множественных жертвоприношений. По всему выходило, что сбывается древнее предсказание, гласившее, что однажды из-за моря придет мистическая армия Кетцалькоатля, а сам он, божественный пернатый змей, обернется человеком с белой кожей, бородой, и в доспехах; и его войску будет суждено стереть с лица земли Теночтитлан и уничтожить Империю ацтеков.

Прямо напротив Монтесумы II стоял белокожий, бородатый человек в доспехах – несомненно, сам бог Кетцалькоатль, ступивший на земли мешиков только для того, чтобы завоевать их под именем Эрнана Кортеса.

А боги, как известно, сильнее людей: Теночтитлан пал 13 августа 1521 года.



В сезоне 1956/57 Чивас Гвадалахара, — команда, не имевшая к тому времени ни одного трофея, — впервые завоевала золотые медали мексиканского первенства, по пути дважды уничтожив Америку – 7:0 и 3:1. Гостевую победу Козлов (3:1) назвали «Завоеванием Мехико», а через два года встречу между Чивасом и Америкой стали именовать «Суперкласико». Использование нового термина совпало с важным событием – приобретением Америки крупнейшим испаноязычным конгломератом Televisa. В ту пору Америка являлась самой популярной командой Мексики, но переход под крылышко Телевисы сформировал прозвище «Миллионеры», и сделал из Орлов еще и объект всеобщей (кроме собственных болельщиков, конечно) ненависти.

Причем, ненависть была столь сильна, что в мексиканском футболе появился неологизм «антиамериканизм», сходный с испанским феноменом антимадридизма, используемый сначала главными врагами Америки – болельщиками клубов Чивас, Крус Асуль и УНАМ Пумас. Это трио ненавистников представляло рабочий класс, студенчество и городскую интеллигенцию, тогда как за Орлов, как считалось, саппортили богачи. В ответ инчас Америки выдвинули лозунг, ставший на сегодняшний день практически девизом: Odiame Mas!

Ненавидьте нас еще сильнее.



Таким образом, Орлы превратились в своеобразного главного антагониста мексиканской Лиги, тогда как их главные соперники — Чивас, — наоборот пользовались всеобщей любовью по причине патриотичной трансферной политики: за Козлов могут выступать только футболисты мексиканского происхождения. Кондовое восприятие мексиканского Суперкласико за все эти годы нисколько не изменилось: это столица против провинции, иностранцы против мексиканцев, богатые против бедных. Хавьер «Баск» Агирре на сегодняшний день известен в качестве тренера, но в бытность футболистом он провел 59 матчей за сборную Мексики, 4 года выступал за Америку, и 6 – за Чивас. В 1999 году начинающий тренер Хавьер Агирре выиграл зимний чемпионат с Пачукой (первое чемпионство в истории Сусликов) и заодно высказался относительно Суперкласико, заявив, что футболисты обоих клубов сталкиваются с невероятным давлением до, во время, и после игры.

Он отлично знал, о чем говорил: в сезоне 1982/83 Агирре поучаствовал в так называемой «Бойне’83». Тогда Америка и Чивас сошлись в полуфинале Чемпионата Мексики (в национальном первенстве после регулярного сезона начинается плей-офф), а судил игру Эдгардо Кодесаль – арбитр, позже обслуживавший финал ЧМ-90, после завершения которого Карлос Билардо, наставник аргентинцев, скажет, что Кодесалю следует работать гинекологом, дабы засунуть руки в то место, которое он, по-видимому, очень хорошо знает.

Бойня: мексиканское Суперкласико во всей красе.



Кодесаль начудил и в Бойне’83, то показывая красные карточки непонятно за что, то игнорируя откровенно хамские нарушения – такие, например, как прыжки сзади двумя ногами, или прямой удар локтем в лицо. После того, как Священное стадо повело со счетом 3:0, и, в общем-то, в игре давно уже все было решено, полузащитник гостей Роберто Гомес Хунко подбежал к скамейке запасных Америки, показал три пальца, что-то выкрикнул, улыбнулся, и дополнительно продемонстрировал нехилый арсенал оскорбительных жестов. Орлы и так уже балансировали на тонкой психологической грани между гневом и безумием, и действия соперника стали последней каплей, разрушившей все барьеры.

Началась драка стенка на стенку, участие в которой принимали не только футболисты, находящиеся на поле, но и сочувствующие со скамеек запасных – включая персонал. Бойня длилась почти 20 минут, и в концовке в вакханалии фигурировали даже болельщики – те, которым удалось выбежать на газон, минуя полицейских и стюардов.

Работа Кодесаля, под шумок скрывшегося в подтрибунном помещении, была названа худшим арбитражем в истории мексиканского футбола.



Америку поддерживают две организации барристас – La Monumental и Ritual del Kaoz, обе они считаются одними из лучших в стране. La Monumental начинался как объединение пяти инчас, собравшихся на стадионе Ацтека в 1999 году; на следующем матче их уже было 50 человек; а еще через месяц они изготовили свой первый баннер – полотнище желтых цветов в 20м в длину в 1м 30см в ширину. Затем внутри банды возникли разногласия, и от нее отделилось пятеро оппозиционеров – они и стояли у истоков Ritual del Kaoz, анархистов, бунтарей, антифашистов, антирасистов, антигомофобов и антиксенофобов.

Поддержка своего клуба в рядах Ritual del Kaoz зовется amor suicida, суицидальная любовь, а на свой сектор они следуют строго через 48-й гейт стадиона Ацтека. «Другие барристас нашей страны не имеют идеологии, — утверждают члены RK, — а у нас она есть!» С трибун они машут огромным палестинским флагом – это форма поддержки угнетаемых народов и подавляемых социальных течений. Они показывают друг другу фотографии своих дочерей, которых зовут Америка Рената, Америка Исабель или Америка Урсула, и ненавидят компанию Телевиса. Та отвечает взаимностью – во время телерепортажей с поединков Орлов камера никогда не задерживает цифровой взор на секторе Ritual del Kaoz. Телевиса даже как-то хотела открыть судебное дело против RK, но не нашла их лидеров, ведь эта барра брава – monstruo de mil cabezas, монстр с тысячью голов.



По мнению фанатов Америки, основная их проблема такая же, как у всего мексиканского околофутбола, только доведенная до крайности – чрезмерное богатство клубов, которые путем финансового давления могут влиять на барристас вплоть до прямого диктата. В результате, перфомансы на трибунах часто приходится согласовывать с клубной администрацией, за любой шаг в сторону от генеральной линии партии следует наказание; а ведь все мечтают, чтобы у них было так же, как в Аргентине, где баррас имеют невероятное влияние на команды, а лидеры околофутбольных групп могут пинком открывать дверь в кабинет президента клуба.

Ярчайшим показателем административного давления служит история с дружиной Sangre Azul (Крус Асуль), о который мы рассказывали в прошлой главе: после участившихся конфликтов с хунтой клуба, правление сначала взвинтило цены на фанатские сектора, а затем и вовсе запретило барре присутствовать на арене под своей символикой. Этот инцидент стал знаковым для всех фанатов страны – вот, оказывается, как сильно ценят их клубы. Правление Орлов в последнее время тоже закручивает гайки, обвиняя радикальных поклонников Америки в чрезмерном насилии (особенно это касается La Monumental), не слишком присущим для Мексики, и в связях с уличными бандами.



Конфликт затягивается, Солнце близится к закату, и его лучи отражаются на испещренных киноварью каменных ступенях мрачных чертогов Миктлана, кровь кипит, но барристас пока по-прежнему ничего не могут поделать – слишком уж неравны задействованные мощи.

Ведь боги, как мы хорошо знаем из истории Теночтитлана, всегда сильнее людей.

FIN

Источник: sportarena.com
–7
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.